Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1998 года. Международное положение.

 

Россия - постсоветское пространство

СНГ. Минувшее полугодие ознаменовалось все более четким расслоением Содружества на отдельные группировки государств со своими интересами. Активное недовольство деятельностью СНГ было проявлено на состоявшемся в январе в Ашхабаде саммите Центральноазиатского союза (ЦАС), причем к этому недовольству присоединился и Таджикистан, последний союзник России в Центральной Азии. Его вступление одновременно и в ЦАС, и в "таможенную четверку" (Россия-Белоруссия-Казахстан-Киргизия) - свидетельство того, что даже самые зависимые от Москвы страны СНГ балансируют между альтернативами (как экономическими, так и геополитическими) своего дальнейшего развития.

С новыми вызовами столкнулась Россия в Закавказье, где в начале февраля ушел в отставку президент Армении Л.Тер-Петросян, настроенный на компромиссное разрешение карабахского кризиса. Москва к тому времени потратила немало усилий, чтобы убедить Ереван принять план урегулирования карабахской проблемы, разработанный Минской группой ОБСЕ, предполагающий признание азербайджанского суверенитета над НКР, хотя было изначально ясно, что в Карабахе он будет отвергнут. Хотя новый президент Р.Кочарян заявил, что не собирается сворачивать с пути мирного урегулирования, очевидно, что прежняя ставка исключительно на территориальную целостность официально признанных государств уже не проходит, что придется подумать о разработке какого-то типа особых горизонтальных связей между этими государствами и их фактически отделившимися, но не признанными в юридическом смысле частями.

Политика России в Закавказье и Центральной Азии по-прежнему была тесно переплетена с "нефтяной дипломатией". Как в вопросе о правовом статусе Каспийского моря, так и в планах строительства магистрального нефтепровода Россия продолжает терять позиции. Без ее участия функционирует так называемая "каспийская пятерка" (Азербайджан, Грузия, Казахстан, Туркменистан и Турция), деятельность которой направлена на организацию транспортировки нефти именно по "западному маршруту" (встреча этой "пятерки" была проведена в марте в Стамбуле).

Проблема здесь не столько экономическая, сколько политическая, ибо, по мнению многих экспертов, Каспийский бассейн не очень перспективен с точки зрения запасов нефти, ее качества, затрат на транспортировку. Так, по опубликованному весной этого года докладу Лондонского центра стратегических исследований, реальные нефтяные запасы Каспия не превышают 30 млрд. баррелей. Судя по всему, названная Энергетическим информационным управлением США цифра 178-191 млрд. баррелей включает максимально возможные запасы, которые в Каспийском бассейне в основном относятся к категории так называемых "прогнозных". Кроме того, продолжающееся падение мировых цен на нефть грозит снизить интерес нефтяных компаний к данному проекту.

Поэтому речь идет, в первую очередь, об укреплении в этом регионе позиций Турции и США и нейтрализации России и Ирана. Так, в ходе состоявшихся в конце апреля в Палате представителей слушаний о политике США на Кавказе и в странах Средней Азии специальный советник госсекретаря по вопросам новых независимых государств С.Сестанович, имея в виду Россию, отверг концепцию сфер влияния в данных регионах и прямо предостерег находящиеся там страны от развития тесных отношений с Ираном.

Лидеры некоторых постсоветских государств, чьим амбициям Россия не желает потворствовать, усиленно апеллируют к Западу в попытках разрешить свои внутренние конфликты. В конце мая, когда вновь обострился грузино-абхазский конфликт, министр иностранных дел Е.Примаков заявил, что Россия не допустит проведения в этом регионе операции по принуждению к миру, по типу той, что осуществляется в Боснии международными силами во главе с НАТО. Идея такой операции была высказана Э.Шеварнадзе, который все больше сомневается в необходимости присутствия российских миротворцев.

Состоявшийся в мае саммит стран Содружества и решение на нем "кадрового вопроса" (назначение Б.Березовского исполнительным секретарем СНГ) были призваны обеспечить прорыв в деятельности форума, придать ему новую динамику. Концепция Березовского исходит из необходимости активного подключения представителей большого бизнеса к работе руководящих органов СНГ, то есть переносит акцент с сугубо политических на экономические аспекты. Поскольку в этом отношении страны СНГ уже достаточно далеко отошли друг от друга, то судьба СНГ теперь в еще большей степени будет зависеть от личных отношений лидеров - со всеми неоднозначными последствиями.

Один из примеров - "сближение" России и Узбекистана после визита И.Каримова в Москву, ставшее показателем растущих трудностей узбекского президента как в экономической, так и в политической областях. Создание тройки "Россия - Узбекистан - Таджикистан", в основе которой - борьба с "ваххабитской угрозой", чревато для нашей страны дальнейшим увязанием во внутриполитических конфликтах центральноазиатских стран и негативными последствиями для межэтнических и межконфессиональных отношений в РФ.

Ряд новых, хотя и мало заметных на первый взгляд, тенденций намечается в отношениях с Украиной. С одной стороны, еще более упорная прозападная риторика официального Киева (особенно после назначения министром иностранных дел бывшего украинского посла в НАТО Б.Тарасюка), с другой - углубляющаяся экономическая и политическая зависимость от России, особенно после вступления в полосу выборов. Поскольку успех любого кандидата в решающей степени зависит от голосов русскоязычных избирателей востока Украины, необходимость апелляции к Москве становится очевидной, что в очередной раз демонстрирует Л.Кучма, продолжая в то же время смотреть на Запад и стараясь не упустить своего во всевозможных геополитических комбинациях с антироссийским подтекстом.

В то же время интерес Запада к Украине постепенно ослабевает, ведь она по-прежнему не проявляет склонности к серьезным либеральным реформам, а коммунисты, как показали последние парламентские выборы, остаются наиболее влиятельной политической силой в стране. До сих пор Киев гордился тем, что занимал третье место в мире по размерам получаемой от США помощи, но теперь его стремительно догоняют закавказский и центральноазиатский регионы, которые Вашингтон явно считает для себя более перспективными.

Российской политике в СНГ по-прежнему мешает то, что едва ли не каждый важный шаг здесь продолжает рассматриваться в контексте противостояния между правительством и Государственной Думой, и это не дает увидеть, в чем практическая выгода отношений с той или иной страной. В частности, различные круги российской элиты так и не пришли к согласию относительно ратификации договора с Украиной. Исполнительная власть также далеко не всегда едина в своих делах и оценках. Остаются личные отношения президентов. Но в последнем случае об учете национальных интересов говорить вообще не приходится.

Республики Прибалтики. Особое место на прибалтийском участке работы МИДа заняла "латвийская проблема", обострившаяся вследствие разгона рижской полицией демонстрации русских пенсионеров и манифестации ветеранов СС, возглавленной официальными лицами. Острота и наступательность российской реакции оказалась беспрецедентной за весь период с момента обретения прибалтийскими республиками международно-правовой субъектности. Западные страны, разумеется, вяло реагировали на этот кризис и в основном заняли выжидательную позицию.

Столь очевидная демонстрация недееспособности латышской элиты заставила крепко задуматься тех, кто, строя перспективные планы, включал прибалтийские образования в зону стратегической ответственности НАТО. Если интеграция таких "проблемных" государств, как Латвия, и произойдет, то явно не в ближайшие тридцать-сорок лет.

Конечно, ни ЕС, ни Совет Европы, как показывает практика последних месяцев и лет, не избавятся полностью от политических пристрастий и не решатся говорить о правах человека в прибалтийских республиках со всей прямотой. Запад (особенно скандинавы) с непомерным оптимизмом воспринимает любые поправки к законодательным актам о гражданстве, если в них имеются признаки либерализации. В частности, так были встречены последние поправки к соответствующему латвийскому закону (встреча министров иностранных дел СГБМ в Нюборге в июне). В то же время латвийские законодатели по-прежнему не выполнили весьма необременительной рекомендации верховного комиссара ОБСЕ Макса ван дер Стула о предоставлении без всяких предварительных условий гражданства всем детям неграждан, родившимся после 1991 г.

Тем не менее, всемерное задействование европейских и международных организаций при защите прав соотечественников необходимо для России. Прибалтийским соседям следует методично напоминать, что при существующей у них ситуации им трудно рассчитывать на интеграцию в западные политико-экономические структуры. Одновременно это будет служить развенчанию широко распространенного в Прибалтике мнения, что Россия использует проблему русскоязычного населения исключительно с целью политического нажима и недопущения расширения НАТО.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России