Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Второе полугодие 1999 года. Внутренняя политика.

 

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ
ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Развитие политического процесса во второй половине 1999 года предопределялось парламентскими выборами, которые должны были выявить новую расстановку сил накануне выборов президентских. Особую остроту ситуации придавало то, что главный вопрос оставался открытым - каким образом страна перейдет от ельцинской эпохи к постъельцинской, как изменится структура власти, какие политические силы будут при этом играть решающую роль. Впрочем, политический класс не исключал возможности сохранения Б.Ельцина во власти и после 2000 года.

Летом "плановое" развертывание думской избирательной кампании было нарушено резким изменением психологического климата в стране, что повлекло за собой дестабилизацию обстановки. Начиная с июля был совершен ряд терактов, а в первой половине сентября террористическая атака достигла кульминации. Развертывавшаяся параллельно вторая чеченская война не только актуализировала общественный запрос на сильную и эффективную власть, но и коренным образом изменила расстановку политических сил. Что и было зафиксировано на парламентских выборах 19 декабря, подтвердивших появление нового и наиболее реального кандидата в президенты - премьера В.Путина.

Состоявшаяся под занавес года отставка Б.Ельцина придала необратимый характер политическим трансформациям осени. Однако известная часть "победителей" в результате все же осталась в дураках.

Режим Б.Ельцина в политической изоляции. Проект "ОВР"

Начало второго полугодия было ознаменовано обострением конфликтов в политических верхах. Их главная причина заключалась в том, что после майской отставки правительства Е.Примакова ближайшее окружение президента и связанные с ним финансовые группы попытались произвести передел ресурсов, переподчинив себе основные финансовые потоки, контроль над государственными монополиями и над ключевыми министерствами. Эти действия предпринимались для сохранения господства ближайшего окружения Б.Ельцина (за которым прочно утвердилось наименование "семья") и после 2000 года, а при определенном стечении обстоятельств - и сохранения самого Б.Ельцина во власти, несмотря на то что, согласно Конституции, срок его полномочий истекал летом будущего года.

Разумеется, столь агрессивная, гегемонистская линия вызвала резкое неприятие и сопротивление большей части политических и деловых кругов, а также региональных элит. Отражением этого недовольства стала начавшаяся в ряде ведущих СМИ, прежде всего входящих в холдинг "Медиа Мост", мощная кампания по дискредитации ближайшего окружения президента (обвинения в коррупции, финансовых махинациях, отмывании денег и т.п.). Новое звучание приобрели финансовые скандалы со швейцарскими фирмами "Мабетекс", "Андава", "Форюс", фигурантами в которых выступали члены "семьи" главы государства - его дочери Т.Дьяченко и Е.Окулова, их близкие друзья Р.Абрамович и Л.Мамут. Назревал всеобъемлющий конфликт между Кремлем и большей частью истеблишмента. В середине лета на какой-то момент возникла ситуация динамического равновесия, когда президентская команда, обладая всеми рычагами управления, не могла подавить сопротивления противников, а ее оппоненты, лишенные доступа к инструментам федеральной власти, не могли переломить ситуацию в свою пользу. Во многом это было обусловлено тем, что премьер С.Степашин пытался лавировать между враждующими лагерями, отказываясь стать орудием подавления противников Кремля.

Когда политическая изоляция президентской команды стала очевидной, возник проект формирования нового избирательного блока, в котором должны были объединиться наиболее влиятельные группы федерального и регионального истеблишмента и который, победив на думских выборах в декабре, смог бы заложить основы новой конструкции власти. Реализация данного проекта в решающей степени зависела от экс-премьера Е.Примакова, самого популярного на тот момент российского политика, вокруг которого были намерены объединиться наиболее последовательный оппонент Кремля Ю.Лужков и созданное им движение "Отечество", инициаторы политического движения наиболее влиятельных региональных лидеров "Вся Россия" губернатор Санкт-Петербурга В.Яковлев и президенты Татарии и Башкирии М.Шаймиев и М.Рахимов.

Весь июль между ними шли активные консультации. Оформление блока задерживалось из-за позиции Е.Примакова, который обдумывал свою личную стратегию. Многие эксперты и наблюдатели советовали ему тогда воздержаться от участия в парламентских выборах и занять позицию над схваткой, с тем чтобы уже после думской кампании выступить в роли объединителя нации, приемлемого для большей части элит и для большинства общества. Весьма перспективный вариант предложило Е.Примакову руководство КПРФ, которое также активно боролось за участие в будущей власти. Согласно сценарию компартии, Е.Примаков не должен был входить ни в какие предвыборные блоки и лишь в конце ноября заявить о поддержке 120 кандидатов-одномандатников (т.н. "список Примакова"), перечень которых предварительно согласован с КПРФ, Ю.Лужковым и другими влиятельными региональными лидерами. Кандидаты, прошедшие из этого списка в Думу, в будущем и должны были составить надпартийный комитет по избранию Е.Примакова президентом России.

Однако Е.Примаков согласился на первый вариант. В решающей степени этому способствовало то обстоятельство, что к концу лета неминуемый крах режима Б.Ельцина, погрязшего в многочисленных скандалах, лишенного сколько-нибудь значительной опоры в обществе, казался очевидным, а проект формирования новой "партии власти" с опорой на влиятельных региональных лидеров - по определению обреченным на успех. Другие сценарии оценивались как слишком сложные и потому нереальные.

Оформление избирательного блока "Отечество - Вся Россия" во главе с Е.Примаковым, Ю.Лужковым и В.Яковлевым состоялось в начале августа. Отчаянные попытки президентской администрации помешать этому путем интеграции в избирательный список объединения премьера С.Степашина, чей рейтинг доверия на тот момент был достаточно высоким, оказались безрезультатными. Неудачей завершились и попытки создать под покровительством Кремля некую альтернативу ОВР в лице наспех сколоченного альянса из правых и правоцентристских объединений ("Правое дело", НДР и др.). Не принесла успеха и "дифференцированная политика" С.Степашина, ориентированная на установление тесных отношений между пропрезидентскими силами и "Всей Россией" и на отрыв последней от "Отечества".

В то же самое время стало очевидным, что Кремль нащупывает более осмысленную политику в отношении региональных элит. Об этом свидетельствовала, например, поездка С.Степашина по ряду приволжских регионов накануне отставки. По заданию президентской команды премьер усиленно зондировал почву для создания блока, костяком которого стали бы губернаторы, имеющие с Кремлем сложные отношения (А.Лебедь, Э.Россель). Но этот проект, известный под кодовым брэндом "Мужики", забуксовал -самые "крутые" персонажи региональной сцены отказались от первых ролей. Тогда были предприняты усилия для того, чтобы сорганизовать губернаторов приграничных краев и областей. Им были обещаны серьезные льготы, если они поддержат Кремль и войдут в движение "неприсоединившихся" региональных лидеров, которое президентское окружение хотело противопоставить ОВР. Однако все планы нейтрализации Е.Примакова, Ю.Лужкова, В.Яковлева, фонтанировавшие в окружении Б.Ельцина, в тот период не получили существенной поддержки в регионах. Для решения этой задачи нужна была новая стержневая идея, которую тогда интенсивно искали кремлевские политтехнологи.

Этим Кремль существенно отличался от своих оппонентов, которые предложили обществу минимум перспективных идей, главными из которых стали необходимость эволюционного перехода от ельцинской эпохи к послеельцинской и идея конституционной реформы. Проект "ОВР" был, по существу, попыткой создания новой "партии власти" за пределами нынешней, полностью дискредитировавшей себя. Его главная задача состояла в том, чтобы обеспечить переход страны в постъельцинскую эпоху без социальных и политических потрясений. Поскольку инициаторами создания блока выступили политические силы с разными интересами (централист Е.Примаков и президенты Татарии и Башкирии, ориентированные на максимально возможную обособленность этих республик в составе РФ), его политико-идеологическая платформа отличалась размытостью, нечеткостью. Осознавая дефицит идей, лидеры ОВР попытались обосновать свои претензии на власть через актуализацию в публичном пространстве темы реформы Конституции. И хотя данная тема не имела резонанса, на фоне бушевавших тогда скандалов, связанных с разоблачением кремлевской коррупции, оба основных тезиса ОВР выглядели достаточно привлекательно.

С момента своего создания ОВР оказался в роли основного претендента на победу на парламентских выборах. Эксперты оценивали электоральный потенциал блока в 30-35%, опросы общественного мнения - несколько ниже. В первую очередь эти прогнозы объяснялись тем, что блок опирался на мощный, доминировавший в общественном сознании запрос на стабильность, постепенные, предсказуемые и осторожные перемены к лучшему.

Образование ОВР подтолкнуло кремлевскую команду к смене премьера. В условиях бурного развития блокостроительства, в процессе которого начала складываться постъельцинская партия власти, стремившаяся дистанцироваться от наиболее одиозных решений и личностей последнего десятилетия, С.Степашин не выполнил важнейших задач, решения которых ожидал от него Кремль:

  • не сумел воспрепятствовать формированию ОВР и затем перехватить инициативу в этом блоке, сдав без боя идею выступить в качестве первого номера в избирательном списке ОВР;
  • не смог создать партию "неприсоединившихся" губернаторов, которую президентское окружение рассчитывало противопоставить центристскому блоку Ю.Лужкова-М.Шаймиева;
  • не установил контроля над газовой монополией "Газпром" и над связанным с этой корпорацией медиа-холдингом В.Гусинского, ставшим главным пропагандистом кампании Е.Примакова и Ю.Лужкова;
  • не справился и с политическим заказом в отношении центристской и левой оппозиции. В частности, креатура С.Степашина министр юстиции П.Крашенинников не нашел оснований для запрета КПРФ и для исключения из парламентской гонки блока ОВР;
  • не помог Кремлю в выстраивании правого блока, над созданием которого начал работать председатель правления РАО "ЕЭС России" А.Чубайс.

Когда в начале августа отряды чеченских экстремистов под командой Хоттаба и Басаева вторглись в Дагестан и некая "исламская шура Дагестана" объявила его независимой исламской республикой, С.Степашин по старинке попытался отыграть непопулярную карту примирения с бандитами. Стало очевидно, что такой премьер может привести Б.Ельцина и его ближайшее окружение к полному политическому краху.

9 августа С.Степашин был отправлен в отставку. Новым премьером стал близкий к президенту директор ФСБ и секретарь Совета безопасности В.Путин, которого Б.Ельцин сразу назвал своим преемником. Поначалу никто из ведущих политиков не воспринимал ни Путина, ни оценку Ельцина всерьез, рассматривая нового главу кабинета как переходную фигуру. Собравшаяся на экстренное заседание Дума утвердила Путина в должности премьера. Дальнейшие события опровергли первые оценки и предположения политиков.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России