Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1999 года. Внутренняя политика.

 

Противодействие попыткам создать целостную систему олигополии

Стратегия формирования олигополии, прикрытой «цезаристским режимом» Б.Ельцина, была встречена в штыки большинством олигархов. Выразителем беспокойства этих сил стал ряд СМИ, в том числе НТВ и связанные с московской политической группой, а также с «Газпромом». Особенно важным стал «вброс» еженедельником «Версия» (01.06.99) серии материалов, нацеленных на дискредитацию «семьи», но непосредственно бьющих по управделами Президента П.Бородину. В СМИ широко использовались методы психологической войны, нагнетались алармистские настроения. В качестве примера можно привести широко растиражированные сведения о том, что группа Б.Березовского, в ответ на сопротивление других олигархических группировок, намерена начать фабрикацию т.н. заказных дел против своих конкурентов. Среди возможных жертв репрессий называли, например, Р.Вяхирева, которого таким образом, якобы, хотят вынудить уйти в отставку. По другим намекам, можно было понять, что готовятся удары по группам В.Потанина и М.Ходорковского (и действительно, в региональных филиалах ЮКОСа прошла серия незапланированных налоговых проверок).

Дело дошло до того, что НТВ открыто обвинило Б.Ельцина в неадекватности. В адрес Президента и его окружения были брошены недвусмысленные угрозы относительно возможности проведения совместного заседания Государственной Думы и Совета Федерации, учреждения Госсовета, который бы взял в руки власть и подготовил предложения по внесению необходимых изменений в Конституцию. В итоге, Кремль оказался вынужден пойти на компромисс с группой В.Гусинского, а близкий к ней бывший первый вице-премьер В.Булгак получил пост председателя совета директоров «Связьинвеста».

Осложнились и отношения Кремля с региональными элитами. Это выразилось, прежде всего, в нарастании трений между Кремлем и столичной мэрией. Президент и близкие к нему круги на протяжении минувшего месяца пытались «уломать» Ю.Лужкова отказаться от далеко идущих планов, ограничить свои притязания продолжением деятельности на посту мэра. Ю.Лужкову всеми способами давали понять, что он не может бороться со всемогущим Президентом. На демонстрацию силы Кремлем были затрачены колоссальные усилия: проведена внеплановая проверка по линии МВД столичного ГУВД; ограничена самостоятельность действий московских властей в двух важнейших сферах — в контроле за таможенными сборами и в области сбора налогов[1]; с подачи президентской команды Центризбирком направил запрос в КС с целью подвергнуть сомнению правомочность переноса выборов в Москве на декабрь 1999 г.; были предприняты попытки использовать технологию «управляемого конфликта» для внесения раздора в московскую команду, например, неоднократно вбрасывались слухи о готовности Кремля использовать методы экономического давления на городские власти, стимулировать развитие инвестиционного кризиса, способствовать банкротству города и т.д., что вызвало в определенных кругах, близких к Ю.Лужкову, панические настроения; в высказываниях высших московских чиновников стал заметен примирительный акцент, появились намеки, что мэр мог бы и уступить требованиям президентской команды.

В то же время экспансия группировки Березовского-Абрамовича сопровождалась вовлечением в конфликт и других региональных лидеров. Так, самарский губернатор К.Титов после перемен в правительстве, приведших к заметному ослаблению позиций ЮКОСа, явно охладел к сотрудничеству с группой Б.Березовского. Титов воспользовался своей встречей с известным американским финансистом Дж.Соросом для того, чтобы публично дистанцироваться от Б.Березовского, и посетовал, что такие, как Березовский, «всюду вмешиваются». Самарский губернатор предложил Соросу купить 6-процентный пакет акций ЛогоВАЗа, принадлежащий областной администрации (К.Титов, который входит в совет директоров ЛогоВАЗа, мотивировал это тем, что не хочет иметь ничего общего с Б.Березовским).

Весьма независимо повел себя и другой влиятельный губернатор — М.Шаймиев, — который несколько раз подчеркнул, что не видит оснований для разрыва партнерских отношений с Ю.Лужковым. Более того, он демонстративно поменял руководство «Татнефти» после того, как ему показалось, что прежний руководитель стал обращать слишком большое внимание на предупреждения Кремля о необходимости войти в картельное соглашение.

Поведение Совета Федерации в целом в отношении Кремля отличала заметная строптивость, проявившаяся в обращении в Конституционный суд с обжалованием действий Президента, который, по мнению сенаторов, не имеет права отстранять генпрокурора от должности, минуя Совет Федерации. Это привело к тому, что Президент решил «заморозить ситуацию» с Ю.Скуратовым. В конечном счете, позиция регионов, которых Кремль так и не сумел «построить» на своей стороне в борьбе против Ю.Лужкова, предопределила провал планов создания избирательного блока «Россия», в который должны были войти все региональные движения и блоки за исключением «Отечества».

Эскалация противостояния Кремля со столичной группой обнаружила опасность сближения между Ю.Лужковым и А.Чубайсом, который также стал объектом давления со стороны группировки Березовского-Абрамовича. Так, незадолго до собрания акционеров РАО «ЕЭС России» в органе Б.Березовского «Независимой газете» появилась информация о твердом намерении кремлевской администрации добиваться смещения А.Чубайса с поста председателя правления РАО. Формальным поводом для этого должно было стать обращение губернаторов Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов и Тюменской области к премьеру С.Степашину о том, чтобы правительство взяло ситуацию в АО «Тюменьэнерго» под свой контроль ввиду испытываемых компанией финансовых трудностей, возникших, якобы, благодаря тому, что А.Чубайс перекачивает финансовые потоки из дочерней компании в центральный аппарат РАО «ЕЭС России». Это обвинение содержало в себе очевидный упрек в том, что финансы «Тюменьэнерго» с помощью подставных структур перераспределяются в соответствии с политическими симпатиями А.Чубайса в пользу блока «Правое дело», на покупку газеты «Коммерсантъ» и т.д. Похожие обвинения были выдвинуты теми же СМИ и в адрес руководителя «Транснефти» Д.Савельева, спонсорство которого в отношении движения С.Кириенко «Новая сила» и непрофессионализм привели, якобы, «Транснефть» на грань банкротства. В результате руководители естественных монополий начали искать свою собственную политическую нишу, удаляясь от кремлевской орбиты.

Тенденция выстраивания тандема Чубайс-Лужков имела ряд проявлений, серьезно обеспокоивших Кремль. Коалиция «Правое дело», неформальным лидером которого считается А.Чубайс, неожиданно дистанцировалась от «Новой силы» С.Кириенко, который принял активное участие в антилужковской кампании Кремля. В прессе появились предположения, что партия Е.Гайдара на выборах мэра Москвы выступит против С.Кириенко. Е.Гайдар прямо заявил о желательности сближения ПД с «Отечеством» Ю.Лужкова и призвал того скоординировать с «Правым делом» выдвижение кандидатов в одномандатных округах и т.д.

Нельзя не отметить и того, что попытки экспансии, предпринятые группой Березовского-Абрамовича, разворачивались на фоне симптомов выхода из-под контроля политической и социально-экономической ситуации, в частности, так называемого «дипломатического бунта» военных в связи с ситуацией в Косово и позицией президентского спецпредставителя на Балканах В.Черномырдина. Для умиротворения армии Б.Ельцину пришлось санкционировать марш-бросок на Приштину, совершенный 11-12 июня одним из подразделений российского миротворческого контингента, расположенного в Боснии. Данная акция была воспринята подавляющим большинством россиян как событие, вернувшее стране чувство национального достоинства, но, вместе с тем, она существенно ухудшила отношения России с Западом.

Заметны стали и признаки шатаний внутри Кремля, что выразилось в дистанцировании друг от друга Т.Дьяченко и А.Волошина, а также неопределенность во взаимоотношениях между президентской стороной и правительством. С.Степашин практически не скрывает своего недовольства «любимцем Президента» Н.Аксененко, который «достал» премьера еще в процессе формирования кабинета. Так, представляя в начале июня министров экономического блока, С.Степашин объявил, что «Задорнов, Касьянов, Христенко, Степашин — это одна команда», фактически противопоставив ее Н.Аксененко. Весьма показательно и то, что новый премьер не стесняется публично показывать свои хорошие отношения с московским мэром Ю.Лужковым, проводит в компании с мэром как официальные мероприятия, так и досуг, например, посещая футбольные матчи. Обратила на себя внимание и противоположная модальность в выступлениях членов «одной команды» Степашина и заявлениях группировки Березовского. В то время как последний на своей нашумевшей пресс-конференции заявил о возможности и желательности роспуска Думы и запрета КПРФ, С.Степашин и В.Христенко акцентировали внимание на том, что никакой чрезвычайщины правительство не допустит. С.Степашин, совершил однодневный визит в Тульскую область и выступил перед активом губернаторов черноземных регионов, явно идя по стопам Е.Примакова, демонстрируя готовность правительства к политике компромиссов и консенсуса.

Эту линию не раз пытался сломать Кремль. Так, явно с его подачи С.Степашин заговорил с нижней палатой тоном угроз и шантажа, после того как Дума отвергла закон о налоге на АЗС (из числа законов, входящих в так называемый «пакет МВФ»).



[1] Новый председатель ГТК М.Ванин произвел перемены в руководстве московской таможни, а Московская налоговая инспекция преобразована в управление по делам налогов и сборов г. Москвы при Министерстве по налогам и сборам.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России