Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1999 года. Внутренняя политика.

 

Осознание Кремлем необходимости изменения тактики

В результате всех этих трений начали пробуксовывать планы президентской команды по пролонгации пребывания Б.Ельцина у власти. Так, встречаясь с руководителями региональных законодательных органов, Президент пробросил идею, что не исключает возможности продления полномочий всех выборных органов власти. Однако в рядах российской элиты пока не раздалось ни одного голоса в поддержку подобных планов. Более того, первые отклики на этот намек Б.Ельцина со стороны ведущих политиков оказались в целом отрицательными. Губернатор Приморского края Е.Наздратенко, например, на пресс-конференции во Владивостоке заявил, что перенос президентских выборов недопустим и будет встречен как в России, так и в мире с большим непониманием. Ю.Лужков также сделал (не без иронии) намек на то, что Президенту следует брать пример с южноафриканского лидера Н.Манделы, который, чтя Конституцию, вовремя ушел со своего поста. Экс-премьер С.Кириенко, сначала выступая на конгрессе русской прессы, а затем в Кемерово, призвал Б.Ельцина к «отставке на благо страны» и обвинил Кремль в том, что он «прилагает все усилия на передачу власти по наследству»[1].

Курс на монополизацию в руках одной группировки основных ресурсов стал создавать препятствия для реализации планов продления политического существования Б.Ельцина, требующих в качестве необходимого условия наличия внутриэлитного консенсуса, который в значительной мере был разрушен самим Кремлем. Идущее по возрастающей сопротивление попыткам создания режима олигополии затруднило проведение линии на дальнейшую концентрацию финансовых и иных ресурсов в руках Кремля и вынудило его сменить тактику.

Прежде всего, отказ элиты обсуждать проблему пролонгации власти действующего Президента поставил Б.Ельцина перед необходимостью искать другие способы продления своей политической судьбы. В частности, один из них видится в обеспечении перевеса пропрезидентских сил в Думе с последующим вероятным использованием этого перевеса для создания качественно новой политической ситуации, в которой Б.Ельцин получит возможность так или иначе обойти Конституцию. Однако первые же попытки объединения лояльных Президенту политических сил вокруг единого избирательного блока показали, что перед этой затеей стоит фактически то же самое препятствие, о котором говорилось выше, а именно — отсутствие доверия к президентской команде. В.Рыжков, лидер думской фракции НДР, например, назвал эти планы «причудливыми» и заявил, что любая идея такого рода из Кремля сейчас обречена на провал. А.Подберезкин, лидер «Духовного наследия», объявил о том, что если он вступит в этот блок, то потеряет «четыре пятых наших региональных организаций». Б.Немцов также озвучил явно отрицательное отношение своего блока к затее кремлевских стратегов. С.Кириенко назвал замысел Кремля «полным бредом». Вероятно, ни к чему не приведет и выдвинутый К.Титовым проект блока «Федерация» («Голос России», «Вся Россия» и НДР), автор которого полагает, что этот блок соберет 15% голосов, хотя из исследований социологов известно, что сегодня его собственный «Голос России» способен набрать лишь 0,2% голосов, блок «Вся Россия» не более 2%. Едва ли можно будет реанимировать и НДР, если вновь не сделать В.Черномырдина премьером.

Сложность решения поставленной Б.Ельциным задачи — сформировать лояльную исполнительной власти Думу — вынудила перейти от кулуарно-кабинетных методов к административно-командным. В течение июня внимание кремлевского руководства к предстоящим выборам постоянно нарастало. В выступлении 12 июня на торжественном приеме в Кремле Президент затронул данную тему. Затем состоялось общероссийское совещание председателей избирательных комиссий субъектов РФ. Затем — заседание комиссии по борьбе с экстремизмом, на котором было решено передавать в избирательные комиссии оперативные данные МВД о связях кандидатов в депутаты с преступным миром, что открывает неограниченные возможности для различных манипуляций, которые будут осуществляться, вероятно, хорошо известным с 30-х годов методом («мол, органам все известно, но, поскольку речь идет об оперативной информации, то разглашаться она не может»). При этом в СМИ появились намеки, что речь может пойти не о каких-нибудь мелких сошках, «но и об очень крупных политиках». Наконец, Б.Ельцин обсудил задачи, встающие перед «верхами» в связи с выборами на своей встрече с премьером, который сообщил, давая интервью по итогам этой встречи, что Президент намерен в ближайшее время рассмотреть различные «электоральные сценарии» с губернаторами и политическими лидерами. Самому С.Степашину Б.Ельцин поручил «продумать место и роль правительства» в предстоящей предвыборной кампании в Госдуму. По словам С.Степашина, очевидно, выразившего и мнение Президента, «руководство страны не может быть безучастным к активной политической борьбе, которая начинается накануне выборов». Кремль намерен активно вмешиваться в эту борьбу на стороне одной из сил и помогать ей добиваться успеха в борьбе с другими. Иначе говоря, Президент и правительство решили управлять избирательным процессом. Апофеозом претензий Кремля на управление избирательным процессом стала публичная порка, учиненная Президентом П.Крашенинникову за то, что он не принял мер против Компартии.

Но для того чтобы появилась реальная возможность зажима оппозиции, Президент нуждается в доверии со стороны олигархов. По-видимому, необходимость менять систему отношений Кремля с истеблишментом начала осознавать президентская команда. Б.Ельцин и его команда предприняли попытку несколько видоизменить стиль своих отношений с другими политическими игроками в духе политики консенсуса. В частности, к концу июня президентская сторона, ведя, в сущности, линию на зажим демократии, неожиданно заговорила о необходимости поиска компромиссов и согласия, начала демонстрировать свою готовность к снижению напряженности, к диалогу. Эти формулы, а также пропаганда успехов (сообщения о позитивных сдвигах в экономике, об успехе российской делегации на кельнском форуме) помогли президентской администрации убить двух зайцев. Во-первых, действительно было достигнуто определенное снижение уровня политической напряженности, что позволило правительству провести через Думу большинство законов из пакета МВФ. Во-вторых, создан благоприятный фон для блокирования аппетитов группировки Березовского-Абрамовича и для раскола формирующегося антиельцинского фронта, возвращения к политике сдержек и противовесов. Новая тактика включает в себя отказ от монополизации власти в руках одной группировки, сохранение статус-кво в руководстве естественных монополий и их консолидацию на этой почве вокруг Кремля для борьбы с теми силами, участие которых в политике в предвыборный период он явно хочет ограничить.

Доминантой политического поведения Кремля становится позиционная борьба. Особенно заметна консенсусная компонента тактики в отношениях с законодательными собраниями регионов и Государственной Думой. Президентская сторона объявила о необходимости поиска компромиссов с нижней палатой. В интервью германскому еженедельнику «Шпигель» перед поездкой в Кельн на встречу лидеров развитых индустриальных стран Президент отверг возможность досрочного роспуска нижней палаты парламента. Наконец, Б.Ельцин подписал закон о статусе депутатов Совета Федерации и Государственной Думы, мотивируя это нежеланием обострять политическую ситуацию в стране перед выборами. Консенсусная фразеология помогла президентской команде совершить необходимый маневр и откорректировать свои отношения с олигархическими кланами, без поддержки которых курс на управляемую демократию провалится, как провалилась и попытка встать на путь пролонгации полномочий выборных органов власти.

Новый курс реализовался на состоявшихся в конце июня акционерных собраниях РАО «ЕЭС России», «Транснефти» и «Газпрома». Главная схема, на которую сделала ставку президентская семья, состоит в том, что в правлениях этих компаний сохраняется статус-кво, но преданными Кремлю кадрами (А.Волошин, В.Черномырдин) укрепляются наблюдательные советы. При этом в них сохраняют свои места и представители некоторых других групп, что позволило вновь расширить поле взаимодействия президентской команды с олигархами. Так, в совет директоров РАО «ЕЭС России» вошли председатель ФЭК А.Задернюк (протеже Б.Немцова), советник премьера по ТЭКу, председатель совета директоров «Транснефти», бывший первым замом у прежнего министра топлива и энергетики С.Генералова С.Чижов, интегрирующий интересы нескольких ФПГ, отодвинутых олигополией Березовского-Абрамовича. В конечном счете, через А.Чубайса Президент получил поддержку и других олигархов, которые помогали А.Чубайсу в его противостоянии с группой Березовского-Абрамовича (В.Гусинский, В.Потанин, А.Костин, М.Ходорковский). По мнению большинства аналитиков, формирование тандема Волошин — Чубайс говорит о новом усилении влияния последнего на власть и о восстановлении традиционной для Б.Ельцина схемы сдержек и противовесов в своей команде. Путем приближения А.Чубайса Кремль постарался усилить изоляцию столичного градоначальника. Это видно уже из того, что в новый состав совета директоров РАО «ЕЭС России» не был введен первый вице-премьер правительства Москвы Б.Никольский, несмотря на то что РАО является одним из основных должников бюджету Москвы. Это вполне может стать еще одним поводом для углубления вражды между Кремлем и московской мэрией.

Приближенная к Кремлю группировка олигархов (Б.Березовский и Р.Абрамович) не смогла не только реализовать планы подчинения своему влиянию ОАО «Газпром», РАО «ЕЭС России» и «Транснефти», но даже не сумела вернуть под свой контроль «Аэрофлот».

Сложной осталась ситуация и вокруг планов интеграции остатков неприватизированной нефтяной госсобственности («Славнефть», «Роснефть», «ОНАКО») в единую структуру — государственную нефтяную компанию «Госнефть». С одной стороны, В.Калюжный, под которым начало шататься кресло сразу же, как только выяснилось, что группа Березовского-Абрамовича не может выполнить все обещания, данные ею своим союзникам (в частности, «ЛУКойлу») в ходе формирования нового кабинета, хотел бы форсировать создание нового нефтяного холдинга, включив в него также «СИДАНКО», контролируемую «Росбанком» В.Потанина и BP-Amoco. Однако, с другой стороны, эти намерения явно не устроили ни президента «ЛУКойла» В.Алекперова, ни Р.Абрамовича. Близкий к последнему первый вице-премьер Н.Аксененко назвал планы создания «Госнефти» «сырыми».

Не удалось группе Березовского и существенно изменить ситуацию в Центробанке, вынудить нынешнюю команду уйти в отставку. Хотя Б.Ельцин отклонял любые расширяющие права ЦБ поправки в законы, регулирующие деятельность Центробанка, однако вопрос о смене команды пока не был поставлен.

Агрессивная тактика группы Б.Березовского принесла ощутимые результаты лишь в сфере СМИ — «люди Чубайса» были вытеснены из совета директоров ОРТ. Кроме того, была принята важная для Б.Березовского норма, по которой вопрос о назначении и снятии гендиректора ОРТ должен решаться квалифицированным (более 75% голосов), а не простым (более 50%) большинством. Полностью в руках Б.Березовского оказалось руководство дирекцией информационных программ ОРТ (Т.Кошкарева) и аналитический центр ОРТ (Р.Нарзикулов). Острая аналитическая программа «Однако» М.Леонтьева передвинута в сетке вещания в прайм-тайм.

Помимо того, Б.Березовский с помощью ряда рокировок, якобы, приобрел контрольный пакет акций «ТВ-6 Москва» у его президента и создателя Э.Сагалаева, передав скандально известному тележурналисту С.Доренко руководство информационно-политическими программами этого канала, популярного прежде всего у молодых москвичей. Правда, пока серьезных сдвигов в работе этих СМИ не произошло, что рождает слухи насчет того, что Б.Березовский в очередной раз «сблефовал» и в действительности не имеет средств для финансирования телекомпаний. К выстраиванию медиа-империи Кремля, по сообщениям СМИ, приступил и первый вице-премьер Н.Аксененко, который мобилизовал для этого ведомственную железнодорожную прессу, в частности, ежедневную газету МПС. Одновременно, по слухам, Кремль начал даже искать предлоги по отзыву лицензий у контролируемых Ю.Лужковым и В.Гусинским телеканалов «ТВ Центр» и НТВ.

Таким образом, в июне президентская сторона от попыток монополизировать основные ресурсы в руках одного олигархического клана была вынуждена вернуться к опоре на большинство олигархов, ко второму изданию олигархической республики. Кремлю это решение далось, очевидно, с большим трудом, и через фундамент нового издания олигархической республики прошли глубокие трещины. Так, выступая на конгрессе русской прессы, который проходил в разгар внутрикремлевской борьбы вокруг судьбы естественных монополий, Б.Березовский, потерпевший в этой борьбе поражение фактически по всем позициям, обвинил руководство страны в отсутствии внятного внешне- и внутриполитического курса. Скорее всего, второе издание олигархической республики окажется еще менее устойчивым, чем первое. Ведь маски давно сброшены, все участники игры имеют в своем распоряжении горы компромата друг на друга, четко поделены на «своих-чужих», ни в малейшей мере не доверяют друг другу. Поэтому достаточно искры, чтобы гремучая смесь взорвалась, не оставив камня на камне от нынешнего подобия стабильности.



[1] По некоторым сведениям, выступление Кириенко против Президента явилось следствием «технической недоработки» самого Кремля (управления политических проектов АП, которое осуществляет негласное «шефство» над Кириенко). Б.Ельцин, узнав о демарше экс-премьера, якобы, разгневался и заявил, что последний может больше не рассчитывать на покровительство Кремля.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России