Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1997 года. Международное положение.

 
Восточная политика

На отношениях РФ с Китаем и Японией сказывается видение этими ключевыми державами Азии российской политики в регионе в долгосрочной перспективе. Москве пока не удается рассеять их убеждение, что ее политика на Востоке являет собой лишь производное от российских дел в Европе. Для Токио первостепенную важность приобретает интеграция Китая в систему региональных политических и экономических структур. Что же касается России, то она не занимает столь же высокого положения в системе японских приоритетов, как Китай.

Китайское направление. Оценивая возможности сотрудничества России с Китаем в противовес американской гегемонии в мировых делах, следует отметить, что главные внешнеполитические проблемы Китая находятся в Азии, а не в Европе, и не стоит заблуждаться, что это сотрудничество может чем-то реально уравновесить или минимизировать потери России от расширения НАТО и помочь ей справиться с проблемами на европейском направлении. Пекин выстраивает свою стратегию в отношении России, США, Японии исходя из задачи противодействия какому бы то ни было их блокированию между собой, поэтому он заинтересован в сохранении споров между ними, будь то российско-японские споры из-за Курильских островов, или японо-американские противоречия в торгово-экономической области. Многие китайские специалисты по России довольны расширением НАТО - фактором, дестабилизирующим российско-американские связи, поскольку оно делает маловероятным тесное сотрудничество России и США, которого Пекин опасался в начале 1990-х годов, в "медовый месяц" отношений Москвы и Вашингтона.

Наиболее важным событием на китайском направлении российской внешней политики стало подписание в ходе апрельского визита Председателя КНР Цзян Цзэминя в Москву главами двух стран совместной Декларации о многополярном мире и формировании нового международного порядка, а также пятистороннего соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границ между Россией, КНР, Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией. Если первый документ носит, скорее, декларативный характер, свидетельствуя о том, что Россия не готова смириться с монополией НАТО и США на определение нового миропорядка, то второй может заложить конкретную основу для новой структуры безопасности вдоль самой протяженной в мире границы.

Несмотря на определенную активизацию усилий в Азии, России все еще не удается стать влиятельным участником политических и экономических процессов в регионе, восстановить свои позиции хотя бы в тех его районах, как, например, в Индокитае, где традиционным было военное и экономическое присутствие СССР. Возвращение на местный рынок вооружений лишь отчасти компенсирует ослабление влияния и ни в коей мере не умаляет необходимости стремиться к полноценной роли в формировании миропорядка в азиатском регионе. Отстраненность РФ от общерегиональных регулирующих механизмов таит для нее угрозу оказаться в весьма уязвимом, подчиненном положении в системе регионального политического и экономического взаимодействия.

Ближний и Средний Восток. Довольно противоречивой оказалась для России картина на ближне- и средневосточном направлении. Весьма сложно, например, сбалансировать политику на израильском направлении с усилиями по укреплению связей с радикальными режимами исламских стран, прежде всего Ираном. Вопрос о российско-иранском сотрудничестве в области атомной энергетики был одним из главных, которые поднял премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху в ходе своего визита в Москву в марте; по понятным причинам он так и остался неразрешенным.

Недостаточно учла российская дипломатия и сложность положения в самих странах Востока, с излишней легкостью делая ставки на тех или иных деятелей. Так произошло, например, с фундаменталистски настроенным спикером иранского парламента Натек-Нури, которого прочили в президенты, торжественно принимали в Москве, даже простили ему некоторые явно провокационные высказывания, а победу на выборах в мае одержал гораздо более умеренный кандидат, к которому, кстати, уже внимательно присматривался Вашингтон.

Если просчет России в Иране нельзя назвать фатальным (ведь в Тегеране никто не ставит под вопрос важность развития связей с Москвой), то события в Афганистане могут иметь гораздо более тяжелые последствия для всего южного периметра СНГ. Начавшееся в конце мая наступление талибов на север страны хотя и не привело к ее объединению под властью этого движения, но нарушило баланс сил, прежде всего благодаря свержению генерала Дустума. Ошибка заключалась в том, что Москва слишком понадеялась на Дустума (этнического узбека), вообще делала ставку на те афганские фракции, которые имеют в качестве базы непуштунские народы (прежде всего таджиков). Между тем, пуштуны - это все же доминирующий этнос в Афганистане, и без них никакое афганское урегулирование невозможно.

На Центральную Азию активно распространяется западное влияние. В середине марта генеральный секретарь НАТО Х.Солана посетил Казахстан, Киргизию и Узбекистан как страны, участвующие в программе "Партнерство во имя мира". Представляется, однако, что натовский аспект - не главный предмет опасений России в этом регионе, тем более что центральноазиатские лидеры, хоть и не питают особых чувств к Москве, но все же выразили Солане свою озабоченность чрезмерным напором атлантистов (сказывается боязнь, что Россия попытается отыграться на этих странах в качестве компенсации за поражение на Западе). Гораздо больший вызов российским интересам представляет геоэкономический аспект проблемы. Основной интерес США заключается в установлении надежного контроля американских компаний над нефтяными и газовыми месторождениями в Центральной Азии и Закавказье, над путями транспортировки сырья, что неизбежно ведет к вытеснению России из сферы ее геополитического влияния. Некоторых государства региона (богатые сырьевыми ресурсами) стремятся поучаствовать в реализации подобных планах, готовые платить любую цену за уменьшение своей транспортно-экономической зависимости от России. Но они нередко забывают, что в военно-политическом плане продолжают зависеть от нее.

Страх лидеров центральноазиатских стран СНГ перед исламским фундаментализмом может стать хорошим рычагом воздействия на тех из них (особенно в Узбекистане), кто не прочь извлечь выгоду из своего подыгрывания геополитическим проектам США и Турции, а заодно и разоблачить "имперские амбиции" России.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России