Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Второе полугодие 1999 года. Отношения "Центр - Регионы".

 

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЦЕНТРОМ И РЕГИОНАМИ

 

В течение лета "традиционный" Центр - Кремль и федеральное правительство - постепенно утрачивал свои ресурсы в диалоге с регионами. Началось формирование новой политической реальности, в которой президент с его ближайшее окружение были лишними. Без их участия выстраивалась система горизонтальных связей, в которую в качестве основных игроков включались губернаторские объединения и некоторые политические лидеры общефедерального уровня - Е.Примаков, Ю.Лужков, С.Степашин, А.Чубайс, В.Черномырдин. Начался процесс формирования новых основ политической конфигурации.

В начале лета, в соответствии с новым распределением функций в правительстве, региональная политика оказалась в ведении непосредственно С.Степашина, что подтвердил и сам премьер: "В правительстве нет специального вице-премьера по работе с регионами, потому что работать с ними буду я". Непосредственное кураторство С.Степашина свидетельствовало о значимости вопросов региональной политики. Но, с другой стороны, у премьера отсутствовали как опыт работы с региональными лидерами, так и концептуальное видение проблем региональной политики. На вооружение кабинета был принят джентльменский набор мер, выработанных еще предыдущими правительствами:

а) готовность к сокращению численности федеральных чиновников в регионах (предлагалось провести анализ их деятельности в течение 2-3 месяцев и принять решения);

б) коррекция межбюджетных отношений в направлении "регионализации" налогов;

в) декларации о поддержке отечественного товаропроизводителя, "греющие душу" губернаторам аграрных регионов;

г) готовность "дружить и чаще встречаться" (премьер намеревался часто посещать глубинку и предложил губернаторам еженедельно встречаться на заседаниях правительства);

д) декларативная поддержка местного самоуправления.

От предшественников (в первую очередь, Е.Примакова) С.Степашина отличала меньшая решительность в постановке вопроса о реформе отношений Центра и регионов.

В.Путин, несмотря на свою принадлежность к "питерской группе", продолжил череду премьеров, не имевших конкретных интересов в региональной сфере. Из всех премьеров лишь В.Черномырдин мог считаться региональным лоббистом, в то время как Е.Примаков играл роль реформатора региональной политики с позиций Центра, а С.Кириенко и С.Степашин не имели и лишь пытались обрести региональные связи. В аналогичной ситуации находился и В.Путин. Поэтому его назначение принципиальным образом ничего не изменило в отношениях между Центром и регионами.

Центр предпринимал неоднократные попытки удержать губернаторов в сфере своего влияния. Еще в июне произошло "историческое" событие - первая встреча президента с большой группой спикеров законодательных собраний. Данный факт вряд ли можно интерпретировать как свидетельство намечавшейся игры на противоречиях между региональными ветвями - на встрече присутствовали в основном спикеры, интегрированные в местные "партии власти" и подконтрольные губернаторам.

Более содержательной оказалась встреча Б.Ельцина с главами регионов, которая прошла 8 июля. На нее были приглашены те губернаторы, которые приняли участие в создании блока "Вся Россия" (М.Шаймиев, М.Рахимов, А.Гужвин, Б.Говорин, Л.Полежаев, П.Сумин и В.Яковлев). Очевидным поводом стало заявление М.Шаймиева о том, что губернаторы из "Всей России" не видят другого союзника, кроме "Отечества". Беседа с Б.Ельциным должна была иметь "терапевтический" эффект и нейтрализовать пролужковский настрой региональных лидеров. Однако на тот момент президентская сторона не сумела предложить разумную альтернативу объединению с "Отечеством".

В августе стало ясно, что президент практически не контролирует процесс консолидации региональных элит и даже не обладает полной информацией о нем. Это показала его встреча с В.Черномырдиным, которая состоялась 3 августа, накануне объединения "Отечества" и "Всей России". Выяснилось, что Б.Ельцин считает проект объединения нереализуемым, а включение в этот блок Е.Примакова - маловероятным. В то же время президент полагал, что формирование "правого блока" на основе коалиции НДР с "Правым делом" возможно и идет полным ходом. Но процесс прошел по неблагоприятному сценарию, в результате чего Кремль оказался на грани политической изоляции и потери рычагов влияния на ситуацию.

В сентябре процесс определения предвыборных позиций губернаторов и президентов республик вступил в завершающую стадию. Именно с этим и была связана политическая активность Центра. Потерпев неудачу в августе, он перехватил политическую инициативу и принял самое активное участие в организации проправительственного блока, включавшего "неприсоединившихся" губернаторов. Политические и финансовые ресурсы, которыми обладал Центр, позволили ему буквально в последний момент приступить к реализации своей инициативы и получить приемлемый результат.

Региональная политика Центра сводилась к "двухстороннему" взаимодействию с региональными лидерами в целях укрепления предвыборных позиций столичной элиты, ориентированной на режим Б.Ельцина, и, соответственно, ослабление блока "Отечество - Вся Россия" и КПРФ, лидировавших в тот момент в предвыборной гонке.

Сам Б.Ельцин, хотя и не проявлял особой политической активности, но все же провел 31 августа встречу с руководителями угольных регионов, в которой приняли участие А.Тулеев, Ю.Спиридонов и В.Чуб. Помимо Б.Ельцина в качестве "встречающей стороны" выступили В.Путин и А.Волошин. Фактической целью этой встречи было обеспечение лояльности руководства регионов, наиболее сложных с точки зрения общественно-политической ситуации, но в то же время достаточно управляемых.

В сентябре более определенной стала политическая роль В.Путина в отношениях с регионами. Перед премьером стояла прагматическая задача - обеспечить лояльность максимально возможной части региональных лидеров в предвыборный период и предотвратить их переориентацию на блок "Отечество - Вся Россия". Для решения этой задачи использовались экономические возможности Центра. Тем более, что "горячая политическая осень" совпала с началом бюджетного процесса, в рамках которого правительство имело немало возможностей обеспечить лояльность региональных руководителей. На этом фоне Центр относительно легко сумел провести работу по сколачиванию нового губернаторского блока "Единство", который принял участие в выборах.

Создание "Единства" стало главной акцией Центра в его работе с регионами в сентябре. Этот процесс развивался на протяжении нескольких месяцев, но всякий новый этап заканчивался неудачей (попытки расширить влияние "Голоса России", удержать "Всю Россию" под контролем Центра, сформировать губернаторский блок под С.Степашина и реанимировать НДР). В сентябре же "нераспределенные остатки" губернаторов образовали базу поддержки "партии власти". В отличие от С.Степашина В.Путин открыто принял участие в очередном "кремлевском проекте", что способствовало его организационному успеху. В конце сентября он провел встречу с большой группой губернаторов, обозначивших свой интерес к "Единству", выступив в роли политического комиссара, выполняющего волю Кремля.

В октябре заслуживает особого внимания тактика В.Путина. Ему легко удалось войти в образ перспективного лидера, защищающего не узкогрупповые интересы тех, кто привел его к власти и дал ему информационные ресурсы, а общероссийские. Причем он стремился показать это не только применительно к Чечне, но и в своих выступлениях по актуальным проблемам развития Российского государства. В региональной стратегии В.Путина явственно проявилась линия Е.Примакова - завоевывать всех сразу, с помощью программных выступлений, а не поодиночке. Одновременно более гибкий В.Путин не стал затрагивать "централизаторскую" тему и потому получил единодушное одобрение сенаторов. Важным событием стала встреча В.Путина с региональными лидерами, состоявшаяся 13 октября в "Президент-отеле". Эта встреча мало комментировалась в СМИ, в отличие от выступлений премьера по "чеченской теме". В то же время она определила стиль и методы отношений председателя правительства с региональными руководителями, а на встрече присутствовало большинство из них, включая Ю.Лужкова, Е.Строева, К.Титова. В своем выступлении премьер-министр выдвинул экономические тезисы, которые оказались близки губернаторским ожиданиям. Идеологически выступление оказалось вполне левоцентристским, и не случайно наблюдатели отметили сходство экономических позиций В.Путина и Е.Примакова. В частности, он предложил "создать в стране единый народнохозяйственный комплекс" и посетовал на то, что "Россия превратилась в сырьевой придаток". Позитивная реакция губернаторов на эти и другие высказывания позволила Е.Строеву отметить, что "все члены Совета Федерации остались довольны встречей с Путиным".

В октябре В.Путин развивал и другую стратегическую линию, определенную Е.Примаковым, - ориентацию на связи с межрегиональными ассоциациями. Он принял участие в заседании Дальневосточной ассоциации в Хабаровске. Здесь он продолжил выступления в прежнем стиле, отметив, что Россия попала "во второй эшелон государств".

Итак, В.Путин воспринял позитивные моменты в тактике Е.Примакова и попытался сыграть на его поле, как бы демонстрируя губернаторам, что он - это тот же Е.Примаков, но более молодой, решительный и, что немаловажно, лишенный унитаристских взглядов на региональную политику.

В октябре вновь продемонстрировал свою оппозиционность по отношению к президенту и его окружению Совет Федерации. В очередной раз было провалено голосование за отставку Ю.Скуратова. Сложилась характерная ситуация, когда сенаторы, поддерживая В.Путина, вместе с тем, подтвердили свое негативное отношение к окружению Б.Ельцина.

В ноябре региональные лидеры сосредоточились на организационных проблемах избирательной кампании, сделав основной акцент на одномандатных округах. Ключевые же "федеральные" субъекты были втянуты в жесткое столкновение Кремля и Москвы, уделяя регионам недостаточное внимание. В результате взаимодействие между Центром и регионами ослабло. В организации избирательной кампании практически отсутствовала "вертикаль": увлеченные политической борьбой администрация президента, правительство и лидеры ОВР "забросили" региональные дела, пустив кампанию в провинции на самотек и полагаясь на действия "своих" губернаторов.

Премьер В.Путин тем временем продолжил определение своих отношений с двумя "партиями власти" - ОВР и "Единством". Его октябрьская политическая линия предполагала занятие надпартийной позиции и дистанцирование от "Единства", руководство которым упорно навязывалось В.Путину. Однако ситуация ноября заставила премьера занять более определенную позицию. В.Путин провел встречу с С.Шойгу и заявил, что "как гражданин" будет голосовать за "Единство". Тем самым он наделил "Единство" статусом проправительственной "партии власти".

Заслуживают внимания и консультации, которые В.Путин проводил с лидерами ОВР. На первый взгляд, события разворачивались по странной логике. Сначала премьер нормализовал отношения с ОВР до такой степени, что был признан приемлемым кандидатом в президенты своими главными конкурентами. Прошла встреча В.Путина с Ю.Лужковым. Затем Е.Примаков в одном из своих выступлений назвал премьера "достойной фигурой" и заметил, что сам еще не принял решения, будет ли баллотироваться на президентский пост. 20 ноября прошла встреча всех трех лидеров - В.Путина, Е.Примакова и Ю.Лужкова, после которой московский мэр заявил, что он лично и блок ОВР относятся к В.Путину с симпатией. А затем В.Путин выступил в поддержку "Единства".

Таким образом, премьер, нормализовав личные отношения с лидерами ОВР, продолжил реализовывать тактику администрации Президента - поддержка "Единства", заигрывание с КПРФ и сдерживание ОВР. В рамки этой тактики вписываются и поездки В.Путина по регионам. Его встреча с М.Рахимовым была призвана урегулировать в интересах ОРТ и ВГТРК нештатную ситуацию с запретом на трансляцию передач Доренко и Сванидзе. Переговоры с А.Тулеевым, на которых обсуждались проблемы угольной отрасли, имели целью сохранение четвертого номера списка КПРФ в сфере влияния Центра. Но политическая линия В.Путина оставалась более гибкой, чем линия администрации президента, она позволяла и после выборов сохранить статус компромиссной и договороспособной фигуры для всех основных политических сил.

Рост рейтинга В.Путина и диффамационная кампания прокремлевских СМИ против Ю.Лужкова и Е.Примакова привели к некоторым изменениям ориентации региональных лидеров. Администрация президента развернула работу среди тех руководителей субъектов федерации, которые наиболее явно ориентировались на Ю.Лужкова. Да и сама ситуация в информационном пространстве заставила пролужковских "регионалов" колебаться, несмотря на единодушное осуждение практики "информационных войн". В результате обозначилось стремление "нестойких" сторонников ОВР примирить свое движение с "Единством", а на президентских выборах сделать ставку на В.Путина как наиболее перспективного лидера. Именно в ноябре он стал превращаться в консенсусную фигуру региональной элиты.

Показательным в этом плане стало заявление ярославского губернатора, организатора одного из съездов "Отечества", члена политсовета ОВР А.Лисицына. Он заявил, что накануне президентских выборов ОВР и "Единство" выдвинут единого кандидата и "есть все предпосылки для того, чтобы этим кандидатом стал Владимир Путин". Причем из уст Лисицына прозвучало недовольство пассивностью Е.Примакова.

Таким образом, позиционируясь как сторонник "Единства", премьер, тем не менее, сохранил статус наиболее приемлемого лидера губернаторских "партий власти".

В конце ноября В.Путин принял участие в заседании Уральской межрегиональной ассоциации в Оренбурге, где поделился своими взглядами на актуальные проблемы политического и социально-экономического развития страны. Правда, посещение Оренбурга имело и предвыборный контекст: в области проходили губернаторские выборы, на которых ее соседи и Центр поддерживали лидировавшего, но в итоге проигравшего губернатора В.Елагина.

В.Путин посетил также Магнитогорск, где провел встречу с руководством Челябинской области. Губернатор стратегически важной области П.Сумин являлся на тот момент членом политсовета "Всей России". Очевидно, что задачей премьера было привлечение его на свою сторону, а решение проблем "Магнитки" стало рычагом влияния на губернатора. Важно отметить, что в одном из своих выступления челябинский губернатор высказался в поддержку "Всей России", но обошел вопрос об "Отечестве".

Тем временем аналогичную "работу" вел первый заместитель главы президентской администрации И.Шабдурасулов. Он посетил Карелию и Мурманскую область, руководители которых традиционно выступали в поддержку московского мэра. Руководителям регионов была обещана помощь в решении проблем с поставками топлива в обмен на лояльность. Однако политический торг не удался: в Мурманской области была проведена пресс-конференция заместителей губернатора, на которой поставки энергоносителей из Татарстана напрямую связывались с контактами руководства области с ОВР, а в Карелии прямо ссылались на взаимодействие с Ю.Лужковым и Е.Примаковым. Кроме того, Шабдурасулов встретился с "красным" губернатором Воронежской области И.Шабановым, добиваясь, чтобы он противодействовал ОВР и сотрудничал с Центром.

Политика администрации президента заключалась и в оказании "знаков внимания" лояльным губернаторам. В качестве примера можно привести назначение представителем президента по Саратовской области А.Дурнева, одного из давних и близких сторонников Д.Аяцкова. Накануне парламентских выборов это означало, что администрация достигла с саратовским губернатором - третьим номером в избирательном списке НДР - договоренности о косвенной поддержке "Единства" и недопущении развертывания кампании ОВР в регионе.

Таким образом, в ноябре региональная политика Центра фактически была сведена к решению предвыборной задачи - лишению Ю.Лужкова того небольшого административного ресурса в регионах, которым он обладал до ноября.

Декабрьская политика Центра в отношении регионов, как и в предыдущий месяц, была посвящена решению ключевой задачи - формированию проправительственного большинства в региональной элите, причем именно в декабре здесь наметился явный перелом. Система строилась с прицелом не только на парламентские, но и на президентские выборы. В контексте парламентских выборов решались задачи обеспечения, как минимум, позитивного нейтралитета региональных лидеров в отношении "Единства", а также последующего раскола блока ОВР с отделением региональных лидеров, объединившихся в рамках "Всей России".

В контексте президентской кампании правительство пыталось создать жесткую связку с региональными лидерами, добиться от губернаторов полной поддержки своей деятельности. Причем В.Путин как уже заявленный кандидат в президенты решал задачу ориентации губернаторов лично на себя как на перспективного лидера страны. Знаковым стало пребывание В.Путина в Саранске на заседании межрегиональной ассоциации "Большая Волга". Визит был организован по классической схеме агитационной поездки кандидата в президенты от "партии власти" - встречи с местным руководством, посещение ветеранского госпиталя, школы-интерната и строящейся ТЭЦ. Главным итогом заседания в Саранске стало принятие официального заявления в поддержку председателя правительства, в котором прозвучал призыв объединить усилия регионов и правительства в деле наведения порядка в экономике и общественной жизни. Особенность ситуации заключалась в том, что в поддержку правительства вместе с другими губернаторами выступили видные представители ОВР - М.Шаймиев и Н.Меркушкин, член тройки НДР Д.Аяцков, руководитель политсовета СПС К.Титов. Тем самым губернаторы продемонстрировали, что их политические симпатии, проявленные до 19 декабря, не влияют на их позитивное отношение к фигуре В.Путина и что в конечном итоге их устремления и групповые интересы совпадают. Как заявил М.Шаймиев: "Поддерживать правительство надо всегда - ибо это во благо всей нашей России". С другой стороны, результаты поездки В.Путина в Саранск должны были оказать моральное давление на политическое руководство ОВР, прежде всего на Ю.Лужкова и Е.Примакова, которым ясно дали понять, что их поддержка в губернаторском корпусе - явление временное.

Характерной особенностью декабря стала серия заявлений губернаторов, которые спешили сообщить о своей лояльности председателю правительства. Эта кампания была явно организована Центром, но губернаторы включились в нее весьма охотно. Так, 8 и 9 декабря были обнародованы два заявления в поддержку правительства и лично В.Путина, подписанные губернаторами, принадлежащими к различным политическим "фракциям". Заявление от 8 декабря подписали члены президиума политсовета "Всей России" Б.Говорин и А.Филипенко, известный сторонник московского мэра А.Волков, члены избирательного списка НДР В.Позгалев и В.Малеев и член ЛДПР Е.Михайлов. Все они призвали "сплотиться вокруг правительства РФ во главе с Владимиром Путиным и совместными усилиями обеспечить решительный прорыв в новую политическую и экономическую реальность - к миру, стабильности, достоинству и благополучию России". Еще более "массовым" стало заявление от 9 декабря, в котором в своей "любви" к В.Путину признались член избирательного списка "Единства" В.Платов и ориентированные на этот блок В.Сердюков, Ш.Ооржак, М.Николаев и М.Магомедов, сторонник Ю.Лужкова С.Катанандов и член президиума "Всей России" Л.Полежаев, член избирательного списка НДР И.Фархутдинов и руководитель местной организации НДР В.Броневич, четвертый номер в списке КПРФ А.Тулеев, "розовые" В.Сударенков и В.Шершунов, член ДВР С.Зубакин, а также А.Боковиков, В.Бочкарев, В.Цветков, В.Тихомиров и Г.Неделин.

Таким образом, приблизительно половина руководителей регионов в конце ноября - начале декабря выступила с типовыми заявлениями в поддержку В.Путина. Воздержались от этого лишь "красные" губернаторы (кроме "неистового Амана").

Усилившееся взаимодействие между В.Путиным и региональными лидерами, как уже отмечалось, было обусловлено не только задачами парламентских выборов, но и долгосрочной стратегией. Важным событием стало проведение В.Путиным селекторного совещания с руководителями регионов 16 декабря, на котором каждый региональный лидер делал свой выбор, о чем говорить с премьером - об экономической ситуации или о ходе предвыборной кампании и успехах "Единства" в регионе.

Отношения с руководителями регионов из "Всей России" выстраивались по весьма жесткой схеме. Центр демонстрировал, что не намерен постоянно идти на уступки. Не настаивая на публичном разрыве губернаторов с ОВР и переходе на сторону "Единства", В.Путин и его сторонники стремились создать такую ситуацию, в которой они отказались бы от поддержки тандема "Примаков-Лужков" на президентских выборах. Знаковым в этом смысле было экспресс-решение Верховного Суда об отмене выборов губернатора Петербурга, которые легко выигрывал В.Яковлев. После выборов первым пунктом в графике поездок В.Путина оказались Петербург и Ленинградская область (24-25 декабря). Премьер посетил завод "Северные верфи" и Ленинградскую атомную электростанцию в Сосновом Бору. Переговоры с В.Яковлевым шли на фоне фактического размежевания "Отечества" и "Всей России".

Внимание наблюдателей привлекла проведенная сразу после выборов встреча В.Путина с М.Шаймиевым и М.Рахимовым. Вскоре после 19 декабря прозвучало сообщение о намерениях Министерства по налогам и сборам ходатайствовать об отключении "Татнефти" и "Башнефти" от экспортной трубы как должников бюджета, не выполнивших налоговые соглашения за ноябрь. Прошедшее в декабре заседание Совета безопасности было посвящено проблемам сепаратизма и правового произвола (с явным намеком на ситуацию в республиках).

В подобной ситуации лидеры "Всей России" заметно присмирели и отказались от оппозиционных заявлений. Показательной оказалась их реакция на подписание договора с Белоруссией. Как известно, руководители ряда республик последовательно выступали против этого договора, заявляя о своих намерениях добиваться повышения статуса своих республик до уровня полноправных членов конфедерации. Этот тезис они повторяли и незадолго до подписания договора о союзе, однако вскоре изменили свою позицию. В частности, М.Рахимов заявил, что поддерживает договор, никогда не выступал против его заключения и не собирается требовать изменения статуса своей республики. Похожей на рахимовскую оказалась реакция М.Шаймиева, который заявил, что не уверен в том, что речь идет о создании реального союзного государства, а значит, нет предмета для беспокойства.

Отдельно следует остановиться на принятых под занавес года экономических мерах, способствующих формированию властной вертикали, объединяющей правящую элиту Центра и регионов. Почти незамеченными прошли два важных постановления правительства, касающиеся будущего государственных унитарных предприятий (№ 1348 и 1366). Предполагается существенное сокращение ГУПов, в числе которых должны остаться только стратегически важные и социально значимые предприятия. Прочие могут быть переданы в региональную собственность. Местные власти имеют право инициировать согласование списка "желаемых" предприятий с отраслевыми министерствами, управляющими ГУПами. Также предполагается передача предприятий в региональную собственность в счет федеральных трансфертов (которые, соответственно, уменьшаются на сумму рыночной стоимости предприятия). Тем самым Центр предполагает продолжить "разгрузку" федерального бюджета от помощи регионам, сделав этот процесс максимально выгодным для жаждущих собственности территорий. Что касается регионов-доноров, то они могут купить ГУП по его рыночной стоимости.

Кроме того, федеральное правительство готовится начать процесс перераспределения налоговых поступлений между регионами, который может оказаться благоприятным для большинства субъектов федерации за исключением Москвы. Издана новая инструкция Министерства по налогам и сборам, которая устанавливает, что начиная с 1 января 2000 года крупные налогоплательщики могут регистрироваться по месту нахождения как головной структуры, так и своих обособленных подразделений. Соответствующее решение принимает не само предприятие, а министерство. Таким путем решается проблема регистрации и перерегистрации крупных налогоплательщиков, которые очень часто использовали факт свой регистрации как инструмент политического давления. Известны многочисленные случаи "ухода" налогоплательщиков из регионов, где они производят свою продукцию, в Москву или "налоговые гавани". Теперь этот инструмент получает в свои руки Министерство по налогам и сборам, которое может принять решение, критическое для судьбы бюджета того или иного субъекта федерации, зарегистрировав или, наоборот, не зарегистрировав там крупного налогоплательщика. Прежде всего может пострадать Москва, которая получает немалую часть налоговых поступлений от предприятий, производящих свою продукцию далеко от столицы.

Впрочем, по одному ключевому вопросу правительство не пошло на поводу у регионов, показав, что намерено не столько идти на уступки, сколько контролировать процессы в региональных экономиках. В декабре был решен вопрос о распределении налоговых поступлений в закрытых территориальных образованиях (ЗАТО), которые фактически являются оффшорными зонами. Дума предложила поправку к закону о бюджете, в соответствии с которой вопрос о налоговых льготах предприятиям и организациям ЗАТО решается субъектами федерации. Правительство выступило против этой поправки. Итогом стало выгодное для Центра решение: сокращаются льготы, которые зависят от местного руководства, под действие льгот не подпадают акцизы, а федеральная составляющая налогов поступает в федеральный бюджет. Исключение сделано лишь для Сарова и Снежинска (соответственно, Арзамас-16 и Челябинск-70). Взамен правительство пообещало, что финансирование оборонных предприятий по линии Министерства обороны и Минатома не будет урезано, будут выделены дополнительные средства на программу развития закрытых городов.

Подводя итоги, следует отметить, что на завершающем этапе парламентской кампании политика правительства в отношениях с регионами оказалась хорошо продуманной. Она предусматривала решение задач сразу на нескольких уровнях:

а) на парламентских выборах - минимизация поддержки региональными лидерами блока ОВР;

б) на президентских выборах - создание эффекта массовой губернаторской поддержки В.Путина;

в) в экономической политике - обретение инструментов контроля над бюджетной ситуацией на региональном уровне, процессами перераспределения собственности и налоговых поступлений между Центром и регионами и между отдельными субъектами федерации.

Решение этих задач позволило существенно упрочить позиции "партии власти", укрепить связку "правительство - губернаторы" и сделать В.Путина лидером этой "партии".

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России