Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1998 года. Внутренняя политика.

 
В чем состоит реальный смысл "антикризисной программы"?

Продолжающееся выяснение отношений между властью и крупнейшими финансово-промышленными группировками все еще далеко от завершения. Поэтому язык диктата и ультиматумов, вновь взятый на вооружение Б.Ельциным против оппозиции и представительной власти, в обозримое время не сможет воплотиться в значимые политические шаги со стороны власти (например, разгон Думы, установление режима диктатуры для реализации антикризисной программы и т.д.).Подобные перспективы тем более неправдоподобны, что внимательный анализ представленной правительством программы показывает, что она не дает оснований даже для оптимистических официозных прогнозов. Большинство серьезных экспертов сходится во мнении, что не может быть и речи ни о каком решении задач по обеспечению роста экономики, поскольку предусмотренное программой дальнейшее сокращение государственных расходов в условиях спада производства, недогрузки производственных мощностей, как известно со времен Дж.Кейнса, ведет к дальнейшему обострению кризисных тенденций и надолго консервирует депрессию, а не обеспечивает рост. Иначе говоря, власть, попытавшись навязать обществу эту программу с помощью силы, неизбежно столкнулась бы с еще большим, чем ныне, ростом недовольства и мощными протестными выступлениями, чего она не может не понимать. Тем более что, судя по распространенным в кремлевских и околокремлевских политических кругах оценкам, даже если бы власть и решилась сделать попытку перевести свои угрозы из вербального плана в реальный политический, то первое, с чем бы она столкнулась, - это с недостатком силы, необходимой для подобных шагов, с недоверием силовых и иных государственных структур к больному и почти недееспособному Президенту и к его окружению, а также к правительству.По сути дела, большинство аналитиков не вполне убеждено даже в том, что реальное предназначение антикризисной программы заключается в том, чтобы попытаться с ее помощью преодолеть кризис на финансовых рынках, поскольку этот кризис стал итогом очень серьезных и долговременно действовавших причин[1], создавших ситуацию, которую практически невозможно изменить к лучшему с помощью стандартного набора финансовых инструментов. Поэтому есть самые серьезные основания для сомнения в том, что правительству вообще удастся выполнить свой договор с "олигархами" и взвалить на плечи большинства населения бремя собственных грехов и ошибок, а также спасти за его счет прибыли "олигархов" и зарубежных финансовых спекулянтов, играющих на рынке ГКО.В гораздо большей мере правдоподобно толкование, согласно которому этот документ не имеет отношения не только к проблемам экономики как таковым, но и к реальному фиску. Самое большое, на что можно рассчитывать, реализуя программу, - и то при невероятном везении - так это приблизиться к показателю 31 млрд. руб., которые страна ежемесячно тратит на обслуживание внутреннего долга, то есть к уровню, значительно превышающему ежемесячный сбор налогов (однако при этом вопросы выплаты внешнего долга и процентов по нему зависают). С этой точки зрения, весьма симптоматичным выглядит признание правительства, что предлагаемые в программе меры недостаточны для решения проблемы задолженности и что для погашения бюджетного дефицита с неизбежностью придется использовать значительную часть средств из так называемого стабилизационного кредита. Это признание подтверждает, что очередная программа не имеет смысла не только с точки зрения решения проблем перехода к экономическому росту, но, в известной мере, и с точки зрения проблемы ликвидации бюджетного кризиса.Аналитики, рассуждающие подобным образом, убеждены, что антикризисная программа ориентирована на цели, которые правительство просто не в состоянии публично сформулировать. Не стоит забывать о том, что С.Кириенко в дни "рельсовой войны" уже обнародовал одну антикризисную программу, о которой почему-то все, включая премьера, уже забыли. В этом контексте обращает на себя внимание преданное недавно гласности "Нью-Йорк таймс" секретное письмо МВФ российскому руководству. Поскольку основные положения этого письма перекочевали в выдвинутую правительством программу, то не исключено, что последний документ является лишь необходимым формальным условием предоставления России нового - стабилизационного - займа фонда. Поскольку представители и эксперты МВФ предупреждают, что фонд "устал от России" и в последний раз соглашается на переговоры с ее правящими кругами о предоставлении крупного кредита, то отдельные аналитики высказывают мнение, что МВФ сегодня движет принципиально иная, чем прежде, мотивация. В частности, фонд, якобы, сам выдвинувший идею получения Россией стабилизационного кредита, стремится при этом не к поддержке российских реформ и реформаторов, а хочет лишь гарантировать за счет предоставляемых средств возможность постепенной, без паники, эвакуации западных капиталов из России. Его представители, будто бы, убеждены в том, что при действующих сегодня Президенте и правительстве уже крайне трудно предотвратить политические и иные потрясения в стране, и только стараются оттянуть их на некоторое время, достаточное для того, чтобы западный капитал окончательно ушел с российских рынков и не пострадал от надвигающихся крупных неприятностей. Иначе говоря, МВФ действует не для того, чтобы спасти российские реформы и реформаторов, а для того, чтобы не испортить окончательно собственную репутацию. Возможно, как раз по этой причине МВФ, видящий тщету своих требований (типа ликвидации естественных монополий), не особенно и настаивает на их выполнении, чтобы лишний раз не раскачать лодку.

Если подобные рассуждения имеют под собой реальную основу, то нет ничего удивительного в том, что многие осторожные политики и государственные деятели России начали в последнее время выстраивать особые отношения с оппозицией (например, действующий министр обороны), а влиятельные "олигархи" пытаются всерьез создать позитивное "паблисити" А.Лебедю. Хотя и отложенный, но, вероятно, неизбежный этап перерастания кризиса в открытую форму острого общественно-политического конфликта, который может начаться, когда стабилизационный кредит МВФ будет истрачен, едва ли оставит без изменений нынешнюю конфигурацию сил в российских верхах. По-видимому, главным итогом прошедшего полугодия, особенно четко вырисовавшимся в конце этого периода, стали признаки постепенной переориентации политических сил и их лидеров на подготовку к схватке за власть в условиях тотального обвала нынешней политической и экономической системы.

 



[1] Таких, как хронический бюджетный дефицит, огромный накопленный государственный долг, неудержимое нарастание процентных выплат государства отечественным банкам и зарубежным инвесторам, а также обвальное падение курсов акций и облигаций на российских биржах, отражающее глубочайший, копившийся годами спад производства, критическое положение в банковской системе и т.д.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России