Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1998 года. Внутренняя политика.

 

Отставка кабинета и правительственный кризис

Этот шаг главы государства лишь по форме стал большой неожиданностью. На самом деле имела место организованная и готовившаяся в атмосфере полной секретности попытка Б.Ельцина (и его окружения) перехватить политическую инициативу у В.Черномырдина и укрепить свои позиции как непререкаемого политического лидера. Судя по всему, внешне импульсивный, неаргументированный шаг Б.Ельцина преследовал три основных цели:

во-первых, запугать представителей "партии власти", проявлявших склонность к самостоятельной политической линии и строивших планы участия в президентских выборах 2000 года;

во-вторых, в свете последующего назначения и.о. премьера малоизвестного в столичных политических кругах, не обладающего никаким политическим авторитетом ни в элитах, ни в обществе министра топлива и энергетики С.Кириенко, этот шаг ознаменовал намерение главы государства в преддверии кампании 2000 года полностью сменить свою команду, тем самым сняв с себя ответственность за неудачи прошлых лет (в частности, близкие к президентской администрации аналитики утверждали, что ставка на новое правительство за 2 года до выборов и позволит Б.Ельцину сначала провести непопулярные жесткие меры в социально-экономической области, а к началу президентской гонки существенно улучшить положение дел в стране);

в-третьих, создавая заведомо слабое и зависимое от президентской администрации правительство, Б.Ельцин недвусмысленно давал понять, что больше не потерпит попыток формирования "параллельных" институту президентства центров власти.

Однако на практике возникла совершенно иная ситуация. Назначение С.Кириенко обусловило усиление противоречий внутри политической элиты. Несмотря на нажим, Дума, причем голосами не только оппозиционных левых фракций, но и "Яблока", ЛДПР, части "Российских регионов" и независимых депутатов, в апреле дважды отклоняла кандидатуру С.Кириенко. Члены Совета Федерации, хотя формально и поддержали кандидатуру нового главы кабинета, сделали это из утилитарных соображений: взамен многие региональные лидеры получили давно задерживавшиеся в Москве трансферты, контроль над предприятиями, находившимися ранее в федеральной собственности, а также дополнительные кредиты и другие весьма существенные уступки. Как показали дальнейшие события, подобными действиями фундаментальные разногласия между федеральной исполнительной властью и региональными элитами были не только не смягчены, но на самом деле лишь углубились. Вплоть до второй декады апреля лидеры ведущих финансовых групп также не могли договориться о консолидированной поддержке кандидатуры нового премьера. А некоторые из них (Б.Березовский и, возможно, В.Гусинский) в процессе утверждения С.Кириенко в Думе активно работали против и.о. премьера.

Лишь ценой прямой угрозы роспуска Государственной Думы и недопущения представленных в ней политических партий и движений к новым выборам (под формальным предлогом того, что они еще не успели пройти процедуру перерегистрации в соответствии с недавно принятым законом "О гарантиях избирательных прав граждан") президентским структурам удалось вынудить нижнюю палату 24 апреля проголосовать за кандидатуру С.Кириенко.

Однако смена правительства вопреки замыслам Президента и его ближайшего окружения обернулась крайне негативными для страны и ее политической элиты последствиями.

Первое. В условиях институциональной слабости политической системы России назначение на пост председателя правительства столь неавторитетной фигуры значительно повышало уязвимость властных институтов перед лицом нараставших проблем в экономике, социальной и финансовых сферах, снижало их способность сдерживать развитие негативных общественных процессов, что наглядно проявилось в ходе майско-июньского политического кризиса.

Второе. Как и предсказывали многие эксперты, отправив в отставку кабинет В.Черномырдина, долгое время служивший Б.Ельцину своеобразным "громоотводом" для общественной критики политического курса федеральной исполнительной власти, глава государства тем самым взял на себя политическую ответственность за ситуацию в стране в крайне неблагоприятных для этого условиях. В результате Б.Ельцин утратил привычную позицию "над схваткой", которая долгое время позволяла ему выступать в роли главного стабилизирующего фактора российской политической системы.

Третье. "Проталкивание" кандидатуры С.Кириенко вопреки воле влиятельных политических сил, так что даже левая оппозиция вынуждена была одобрить президентское решение, привело к дискредитации федеральной политической элиты в целом. Это отчетливо проявилось уже на выборах губернатора Красноярского края. В ходе этой избирательной кампании отвергнутый властвующей элитой генерал А.Лебедь, на старте предвыборного марафона имевший весьма незначительные шансы на успех, уже в первом туре добился заметного превосходства над своим соперником. Во втором туре 17 мая А.Лебедь развил свой успех, с триумфом вернувшись в большую политику[1].

Симптомом ослабления влияния федеральной элиты на региональные политические процессы стал и ряд других событий. На состоявшихся в апреле-мае выборах руководителей Пензенской и Смоленской областей, Республики Карелии их бывшие руководители, лояльные президентским и правительственным структурам, потерпели поражения. Фрагментация по линии "Центр-провинция" затронула и федеральные политические партии. Так, на выборах в Красноярске местная организация КПРФ, вопреки указанию из Центра во втором туре голосовать за В.Зубова, решила не поддерживать ни одного из кандидатов, а традиционный электорат КПРФ большей частью проголосовал за А.Лебедя. Аналогичная ситуация возникла и в Карелии, где местные "яблочники", вопреки рекомендации Г.Явлинского голосовать за тогдашнего лидера республики В.Степанова, переориентировались на поддержку его основного соперника.

В результате развития этих тенденций разрыв между федеральной властью и обществом достиг опасных размеров. Судя по всему, в ходе правительственного кризиса, когда президентские и правительственные структуры при поддержке профсоюзных лидеров буквально навязывали утверждение кандидатуры С.Кириенко, абсолютно не считаясь с общественными интересами, была окончательно утрачена обратная связь между нынешней властью и обществом.

Четвертое. Президенту не удалось добиться консолидации власти и бизнес-элиты. Некоторые финансовые группировки (например, Б.Березовский, имевший собственную кандидатуру на пост главы правительства - И.Рыбкина) и отраслевые лобби оказались недовольными назначением. Многие из них поддержали оппозиционного Кремлю А.Лебедя на губернаторских выборах в Красноярске. Уже в мае кто-то из из них сыграл значительную роль в раскручивании маховика шахтерских забастовок, поставивших страну на порог нового политического кризиса.



[1] По мнению наблюдателей, основной причиной убедительной победы А.Лебедя является то, что на фоне событий, происходивших в Москве, он стал восприниматься как символ "настоящей", антисистемной оппозиции, выражающей интересы провинциальной России в противовес окончательно дискредитировавшей себя столичной политической элите.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России