Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1998 года. Внутренняя политика.

 

Конфликт двух линий в российской политике:
стабильность "по-премьерски" против неопределенности "по-президентски"

Россия впервые за целый ряд лет вошла в новый 1998 год в состоянии относительной общественной стабильности. В стране не наблюдалось никаких серьезных акций социального протеста, заметно снизилась активность левой оппозиции. Это создавало благоприятные условия для консолидации ослабленной острыми внутренними конфликтами осени 1997 года властвующей элиты, укрепления ее позиций в обществе. Подобному развитию событий в значительной степени способствовали также две важные тенденции.

Во-первых, значительное усиление премьера В.Черномырдина, которому после крупного поражения правительственной команды "молодых реформаторов" удалось практически полностью восстановить контроль над кабинетом министров. Так, уже 19 января была обнародована новая схема распределения полномочий в руководстве Правительства РФ, в соответствии с которой премьер вернул себе кураторство над бюджетно-финансовой политикой, министерством топлива и энергетики и к тому же получил возможность контролировать "силовые" ведомства и экспорт вооружений. В.Черномырдину удалось также нормализовать отношения кабинета с Государственной Думой, благодаря чему государственный бюджет на 1998 год без особых осложнений был окончательно утвержден нижней палатой в начале марта.

На фоне укрепления премьера постепенно стало проявляться ослабление влияния на политический процесс Президента Б.Ельцина. Ощутимо снизился уровень его участия во внутренней политике. Растеряв на протяжении последних лет наиболее активных представителей своей команды (А.Коржакова, А.Чубайса), способных проводить президентскую линию несмотря на сопротивление отдельных групп элиты, Б.Ельцин стал постепенно утрачивать присущую ему роль верховного арбитра, постепенно превращаясь лишь в одного из ведущих политических игроков. В этой связи, стремясь перехватить политическую инициативу у правительства и премьера, Президент на протяжении января-февраля неоднократно предпринимал попытки приостановить усиление влияния кабинета, ограничить его самостоятельность. Это выражалось в критике действий правительства, в частности - за нерешенность многих социальных проблем, а также в связи с проектом бюджета, проходившим в то время утверждение в Думе. В преддверии отчета кабинета министров о проделанной работе, назначенного на 26 февраля, Президент неоднократно намекал на возможность серьезных кадровых изменений в Белом доме. Однако заседание в целом прошло спокойно, и никаких серьезных действий главы государства, способных изменить баланс сил в высших эшелонах российской власти, по его итогам не последовало. Такое развитие событий означало, что премьер В.Черномырдин и возглавляемое им правительство начали постепенно превращаться во второй реальный центр власти, приближающийся по своему влиянию к Президенту Б.Ельцину. В отличие от главы государства, премьеру удалось создать более приемлемые для различных фракций элиты неформальные механизмы согласования интересов, благоприятные условия для стабилизации положения внутри истеблишмента.

Запрос на такую стабилизацию, который стал заметно ощущаться к началу нынешнего года, несомненно, можно считать второй важнейшей тенденцией в развитии политического процесса. В ходе прошлогодней ожесточенной борьбы между частью финансовой элиты и "молодыми реформаторами" во главе с первыми вице-премьерами А.Чубайсом и Б.Немцовым ее участники на собственном опыте убедились в тщетности усилий привлечь на свою сторону Президента и превратить его в орудие реализации своих групповых интересов. История осеннего противостояния 1997 года привела некоторых наиболее продвинутых представителей истеблишмента к выводу о том, что глава государства в своей деятельности ориентируется прежде всего на сохранение за собой огромной власти и роли центра принятия решений путем поддержания во властных структурах знаменитой системы "сдержек и противовесов" и потому ни при каких обстоятельствах не намерен вступать в какие-либо устойчивые альянсы с теми или иными фракциями элиты.

В этих условиях у политически активной части финансистов, представленной группой Б.Березовского, возникло понимание необходимости серьезных изменений в самом механизме принятия политических решений в стране, которые позволили бы финансово-промышленной олигархии направлять и контролировать деятельность Президента. Естественно, что такая схема едва ли могла быть реализована при действующем главе государства. В феврале-марте Б.Березовский, тесно связанный с ближайшим президентским окружением и в то же время не желающий рисковать этими связями, начал будировать через СМИ вопрос о необходимости подбора преемника Б.Ельцину, "устраивающего" истеблишмент. Резюмируя маневры Б.Березовского, контролируемая им "Независимая газета" в передовой статье 6 февраля откровенно отметила: "Политические успехи Бориса Ельцина последних лет - это всегда колоссальные деньги и траты, от которых потом долгое время стонут народ и экономика. России нужен гораздо более дешевый президент..."

В то же время стремление финансовых олигархов ограничить власть Б.Ельцина и постепенно подыскать ему замену не следует преувеличивать. Бóльшая часть финансовых группировок опасалась преждевременного ухудшения отношений с Президентом и его окружением, других не устраивал В.Черномырдин как возможный преемник Б.Ельцина, в том числе и потому, что по ключевым вопросам приватизации важнейших российских компаний ("Роснефть" и "Связьинвест") премьер занимал самостоятельную позицию, не желая подыгрывать ни одной из финансовых группировок (в частности, в то время в политических кругах активно циркулировали слухи о его намерении сохранить "Роснефть" в государственной собственности).

И тем не менее, можно утверждать, что к началу весны тенденция консолидации элиты, обусловленная стремлением к большей предсказуемости в российской политике, объективно пришла в противоречие с линией Б.Ельцина и его ближайшего окружения, ориентированных на сохранение за действующим Президентом лидирующих позиций в политическом процессе. Как показали события начала года, у главы государства не оказалось в распоряжении значительных кадровых ресурсов для успешной реализации его намерений. В этой ситуации Б.Ельцин сделал основной упор на поддержание политической неопределенности в отношении перспектив своего участия в президентских выборах 2000 года (Конституционный суд отложил рассмотрение правовых аспектов данного вопроса на осень). Такая позиция давала возможность нейтрализовать активность наиболее вероятных претендентов на президентское кресло из числа нынешних представителей "партии власти" и расширить пространство для собственных политических маневров. Одновременно сдерживанию активности истеблишмента способствовало и то обстоятельство, что своими угрозами масштабных кадровых перемен в высших эшелонах власти Б.Ельцин вселял в элиту неуверенность в устойчивости положения тех или иных групп, а также сложившегося в верхах баланса сил.

Конфликт этих двух линий в конечном итоге привел к отставке кабинета В.Черномырдина, последовавшей 23 марта.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России