Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1998 года. Внутренняя политика.

 
Июнь 1998 года: "антикризисная программа"
как плод союза Президента с олигархами

Президент и правительство оказались перед сложным выбором: в опоре на какие группы нужно строить стратегию выхода страны из системного кризиса и какие социальные слои должны при этом взять на себя основное бремя лишений и ограничений.

Попытки правящих кругов дать ответ на эти вопросы во многом предопределили развитие политической ситуации в июне, одновременно обнаружив, во-первых, нарастающую слабость собственных политических и социально-экономических ресурсов власти и, во-вторых, все большую ее зависимость от так называемого внешнего фактора, от помощи и поддержки зарубежных политических и экономических кругов, выдвигающих перед руководством России все более жесткие условия оказания поддержки.

Наряду с весьма строгими требованиями на переговорах по предоставлению новых кредитов, ужесточение позиций Запада в отношении России проявляется и в оценке кредитного рейтинга страны авторитетными в глазах частных инвесторов рейтинговыми агентствами. Несмотря на то что Б.Ельцин, С.Кириенко и другие официальные лица неоднократно в последние месяцы пытались улучшить имидж страны вовне (примером чего могут служить их известные заявления о том, что Россия готова обсуждать предоставление помощи лишь на выгодных для себя условиях), эти усилия не увенчались успехом и ряд ведущих международных рейтинговых агентств (Moody's, Standard & Poor's, Fitch IBCA) пересмотрел рейтинги России в сторону их снижения.

Сложность внутриполитической ситуации в последнем месяце полугодия значительно возросла ввиду попыток власти выйти из усиливающейся политической изоляции путем маневрирования между различными социальными и политическими силами. После майских шахтерских волнений, перед напором которых Президент и правительство были вынуждены отступить и частично удовлетворить социально-экономические требования их участников[1], обнаружилось, что начал оголяться противоположный, не менее важный для власти социальный фланг.

Не готовый к самоограничению российский истеблишмент, сформированный полукриминальной логикой "первоначального накопления капитала", увидел в этих шагах власти, направленных на наведение элементарного порядка, явное посягательство на свои интересы и угрозу распространения аналогичных действий на другие сферы экономики, социальной жизни и политики[2]. Есть основания полагать, что эта обеспокоенность деловой элиты нашла свое выражение в ее поведении во время майского финансового кризиса, разразившегося непосредственно после завершения "рельсовой войны". Пресса, контролируемая "олигархическими" кругами, развернула мощное пропагандистское наступление против Центробанка, пытающегося избежать девальвации национальной валюты, и фактически обвинила его руководство в том, что, поддерживая рубль, оно перекачивает золотовалютные резервы страны в собственные карманы (играя через подставные структуры на рынке ГКО). Начали муссироваться слухи и о том, что за этим малообъяснимым упорством Центробанка, поддержанного Б.Ельциным, стоят семейные и личные интересы Президента, его стремление набрать средства в "черную кассу" для ведения будущей избирательной кампании** .

Президент, судя по тому, что в начале июня он решил встретиться с олигархами и попытался консолидировать их вокруг себя, был явно напуган быстро расширяющейся трещиной в своих отношениях с финансовой и бизнес-элитой. Одним из итогов этой встречи стало формирование некоего консенсуса между политическим руководством и "олигархами", договорившимися о компромиссе, суть которого заключается в попытке выхода из кризиса исключительно за счет "среднего класса" и социальных низов*** .

Так, политика нового руководителя Госналогслужбы Б.Федорова (например, идея создания при ГНС "спецотдела" по вопросам налогообложения лиц, имеющих наиболее крупные доходы, - причем демонстративно подчеркивалось, что на олигархов, исправно платящих налоги, эти угрозы не распространяются) достаточно ясно демонстрирует тенденцию превращения ГНС в инструмент политического контроля. В начале июня было принято постановление "О федеральных стандартах перехода на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг на 1998 год", означавшее начало наступления государства на интересы нижних слоев "среднего класса" и социальных низов (обещанная последним "адресная помощь" в виде субсидий, имеющих характер унизительной социальной подачки, ставит их в зависимость от бюрократических структур государства).В то же время, олигархические круги получили от правительства как политические, так и экономические авансы. К числу политических привилегий "олигархов" можно отнести обещание Президента начать регулярные консультации с ними по основным вопросам экономической политики (как известно, после того как Б.Ельцин не выполнил это обещание, представители крупнейших финансово-промышленных группировок попытались пролоббировать через связанное с ними президентское окружение идею создания Совета экономического взаимодействия между бизнесом и правительством). Среди экономических авансов, данных правительством "олигархам", следует назвать его намерение радикализовать приватизационную политику (кабинет постановил начать подготовку к распродаже госпакетов акций крупных металлургических и металлообрабатывающих предприятий) и решение о расширении хозяйственных функций госпредприятий, которым было позволено самостоятельно привлекать иностранные капиталы и выходить на рынок товаров, сырья и оборудования. Последняя мера рассматривается некоторыми экспертами как еще один шаг правительства навстречу "олигархам", контролирующим крупные капиталы, вывезенные за границу, и стремящимся привлечь их для расширения своего влияния в российской экономике.В итоге бизнес-элита "присягнула на верность" Президенту, выступив с "Обращением к гражданам России", в котором призвала их поддержать жесткие антикризисные меры правительства. Одновременно заметно ослабла критика курса ЦБР на поддержание рубля за счет золотовалютных резервов.В рамках логики договоренностей, достигнутых между Президентом и "олигархами", правительство и сформулировало принятую на расширенном заседании кабинета 23 июня программу стабилизации экономики и финансов России, больше известную как "антикризисная программа".Анализ возможных социальных последствий мер, предлагаемых в ней, создает впечатление, что правительство не только не попыталось сколько-нибудь существенно изменить прежние подходы к социально-экономической политике и более или менее сбалансированно распределить между всеми слоями населения груз лишений по выходу из кризиса, но и подчеркнуто акцентировало олигархические симпатии федеральной власти, ориентацию кабинета на обеспечение интересов привилегированных слоев общества. Так, несмотря на ужесточение налоговой политики в целом, предполагается снижение налога на прибыль (с 35 до 30%), от чего, бесспорно, выиграют те немногие структуры, прежде всего - финансовые корпорации, которые эту прибыль еще имеют. Данный ход явно противоречит задаче получения дополнительных государственных доходов и имеет мало общего со стимуляцией экономической активности в реальном секторе, поскольку банковская прибыль редко направляется в производство. Скорее, правительство, планируя шаги, нацеленные на снижение налога на прибыль, откровенно стремится заручиться поддержкой влиятельных групп финансовой олигархии в ущерб остальным. Тому же, очевидно, служит и предлагаемая антикризисной программой ликвидация налогов на дивиденды с акций (на первый взгляд, эта мера исходит из стремления правительства привлечь на рынок ценных бумах сбережения населения, однако следует учесть, что, в отличие от банковского акционерного капитала, большинство акций компаний реального сектора неприбыльны или малоприбыльны).В явном выигрыше при реализации программы останутся наиболее высокодоходные слои населения в целом (предполагается снижение подоходного налога для тех, чей доход за год превысит 100 тыс. руб., с 35 до 30%), а проиграть могут нижние слои "среднего класса", что следует из новой ставки подоходного налога в 20% - для лиц с годовым доходом от 20 до 100 тыс. (в настоящее время такой подоходный налог взимают с тех, чьи доходы составляют от 40 до 100 тыс., в то время как с лиц, ежегодный доход которых от 20 до 40 тыс., взимается лишь пятнадцатипроцентный налог). По "среднему классу" также чувствительно бьют многократное увеличение ставки налога на недвижимое имущество (приватизированные квартиры, садовые участки и т.п.), увеличение ставки налога с 12 до 20% на любые другие источники доходов (например, вторичная и третичная занятость, проценты от хранения денег на депозитах, страховые выплаты и т.п.). Социальные низы также не могут не пострадать от расширения круга объектов подоходного налогообложения, которое, согласно планам кабинета, должно распространяться буквально на все, включая пособия по больничному листу, компенсации, материальную помощь и т.д., от введения налога с продаж, который первоначально предполагалось сделать источником пополнения исключительно региональных бюджетов, но, как выяснилось, федеральное правительство и здесь начало прорабатывать планы передела доходов.Явно антисоциальный характер носит и "пенсионная реформа", включенная в пакет законов, призванных реализовать антикризисную программу (по предложенному правительством варианту пенсионного кодекса предлагается поднять на пять лет пенсионный возраст, несмотря на то что уже сегодня мужчина в России в среднем живет 58 лет).По реальному сектору экономики, а значит и по связанным с ним социальным группам, ударит предусмотренное программой резкое увеличение налоговой нагрузки (изъятие НДС до оплаты продукции; упразднение льгот по этому налогу, которыми пользовались предприятия АПК; значительное увеличение земельного налога). Эти меры могут рассматриваются как реверанс правительства в сторону олигархов-"импортеров", что повлечет за собой серьезные проблемы у отечественных товаропроизводителей, делая российские рынки еще более доступными для зарубежных товаров.Таким образом, к концу первого полугодия руководство страны было вынуждено сделать новый серьезный шаг по пути укрепления союза с наиболее привилегированными, "олигархическими" группировками отечественного бизнеса, несмотря на то что в России продолжается рост массового социального недовольства, уже позволивший ряду оппозиционных сил, и прежде всего - КПРФ, заявить о возникновении в стране революционной ситуации. Этот союз, по мнению ряда экспертов, в том числе зарубежных, означает, что правящая элита слишком глубоко погрязла в коррупции и уже не способна к реальному самоочищению, а поэтому вынуждена действовать так, как того требуют отечественные "олигархи". Однако было бы неверно полагать, что союз высшего политического руководства России и руководителей крупнейших финансово-промышленных группировок страны сложился окончательно. Как уже отмечалось выше, Президент пока далеко не в полной мере выполнил свои обещания, данные "олигархам", и не утвердил идущую от них инициативу по созданию постоянно действующего теневого правительства[3]. Кроме того, "олигархи" считают, что далеко не все пункты антикризисной программы скроены в точном соответствии с их интересами. Часть банковского сообщества опасается того, что налогообложение депозитов приведет к потерям банкирами крупнейших вкладчиков, которые постараются разместить свои средства за рубежом и с этой точки зрения активно критикуют антикризисную программу и правительство.В целом, по мнению экспертов, лидеры российской финансово-промышленной элиты не намерены отказываться от своих планов. Для их реализации они стремятся использовать широкий спектр возможностей, начиная от персонального влияния на президентское окружение и заканчивая попытками косвенного давления на Кремль через руководителей регионов, акции социального протеста, а также через использование организованной оппозиции в Думе (импичмент).

 



[1] Например, были мобилизованы финансовые ресурсы для выплаты части задолженности по зарплате, власть отказалась от планов преследования организаторов и наиболее активных участников выступлений, приступила к расследованию деятельности так называемых посреднических фирм, являющихся первичным звеном в цепи хищений зарплаты горняков. [2] Известно, например, что перед своей отставкой бывший руководитель ГНС А.Починок провел ряд проверок крупных финансовых структур, связанных с российскими олигархами, и публично продемонстрировал, что они активно играли на понижение курса акций и государственных ценных бумаг, в связи с чем председатель ЦБР С.Дубинин выступил с заявлением, прямо обвинив некоторые из этих структур в сознательной политике подрыва курса рубля. ** Как бы то ни было, но опубликованные в конце июня данные о личных доходах Б.Ельцина в 1997 году, необъяснимо возросших почти в 8 раз по сравнению с 1996 годом, действительно наводят на серьезные размышления. *** Во встрече приняли участие глава НК ЛУКойл В.Алекперов, руководитель "Сургутнефтегаза" В.Богданов, председатель правления "Газпрома" Р.Вяхирев, руководитель ФПГ "Интерросс" В.Потанин, президент банка "Российский кредит" В.Малкин, президент банковской группы "СБС-Агро" А.Смоленский, президент "Альфа-банка" М.Фридман, глава менатеповской финансово-промышленной группы "Роспром" М.Ходорковский и недавно ставший председателем правления РАО "ЕЭС России" А.Чубайс. [3] Некоторые эксперты связывают торможение Президентом идеи СЭВа с тем, что инициатором его создания явился противник планов выдвижения Б.Ельцина на третий срок, исполнительный секретарь СНГ Б.Березовский, стремящийся с помощью идеи "олигархического" кабинета вернуться на политическую сцену, откуда он был изгнан после того, как открыто выступил в поддержку А.Лебедя.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России