Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1998 года. Отношения "Центр - Регионы".

 

После отставки правительства В.Черномырдина

Отправной точкой формирования новой системы отношений "Центр - регионы" с известной долей условности можно назвать отставку правительства В.Черномырдина. Последний являлся ключевой фигурой в старой системе взаимоотношений и во многом выполнял стабилизирующую функцию, не допуская, чтобы интересы федерального Центра и региональных элит входили в слишком явное противоречие. В сущности, именно он в прошлом году сбалансировал радикальную региональную политику "молодых реформаторов". Он же фактически сдерживал последователей А.Чубайса из новой президентской администрации.

Отставленный премьер принимал важные решения по вопросам социально-экономического развития регионов, и ему без особого труда удавалось находить общий язык с руководителями республик и областей: сказывались старые личные связи, стремление "дружить" со всеми лидерами регионов вне зависимости от их политической и "клановой" ориентации. Кроме того, В.Черномырдин вел небезуспешную работу по их сплочению вокруг собственной персоны; с некоторыми у него складывались особые отношения, формировалась черномырдинская клиентелла. И Движение НДР, каким бы слабым оно не казалось, также играло роль интегратора региональных элит.

Отставка премьера фактически означала, что из системы отношений между Центром и регионами как бы вынули стержень, и она в одно мгновение оказалась разрушена. Речь не идет о том, что свершившиеся перемены привели к всплеску сепаратизма и резкому нарушению взаимодействия федеральной и региональных властей. Но приходиться констатировать, что стиль и содержание этих отношений претерпели значительные изменения. Новые руководители российского правительства не пользуются достаточным авторитетом и вряд ли станут референтными фигурами для регионов (и шахтерский кризис это наглядно продемонстрировал).

В отставку ушли как раз те, кто в последнее время активнее других выезжал на места, знакомился с ситуацией, решал вопросы регионального развития, - В.Черномырдин, А.Чубайс и А.Куликов. Те же, кто остался в правительстве, по разным причинам были не способны восстановить прежнюю схему взаимодействия. Серьезно к ним относиться не будут.

В настоящее время правительство из центра принятия самостоятельных решений в региональной сфере превратилось в инструмент президентской политики. Президент и его ближайшее окружение стали главной и единственной элитной группой федерального уровня, выстраивающей отношения с регионами. Таким образом, завершился процесс, начатый фактическим отстранением от "региональных дел" А.Чубайса и назначением В.Митиной куратором этих вопросов в администрации Президента. Теперь, по логике Б.Ельцина, вся региональная элита должна перестраиваться непосредственно под Президента и его администрацию. Процесс "перестройки" обещает быть сложным и болезненным, если учесть ту огромную роль, которую В.Черномырдин и А.Чубайс, каждый по своему, играли в выработке региональной стратегии федерального Центра.

Заслуживает внимания реакция губернаторов на отставку правительства. Большинство восприняло эти события с недоумением, хотя центральные электронные СМИ всячески пытались представить дело так, будто ничего особенного не произошло, и подавали соответствующим образом единичные комментарии руководителей с мест. Но любопытно, как поначалу отказались от комментариев Ю.Лужков, М.Шаймиев и Е.Наздратенко (последний, впрочем, был явно доволен уходом А.Чубайса). Недоумение сквозило в ответах В.Ишаева, Б.Говорина, Алексея Лебедя. Достаточно туманно высказался и К.Титов, имеющий хорошие личные отношения с В.Черномырдиным.

Но характерно и другое. Практически никто публично не высказал своего сожаления и, тем более, протеста по поводу случившегося. Это может иметь далеко идущие последствия: региональная элита фактически в один момент "сдала" премьера и морально была готова адаптироваться к новой ситуации.

Кроме того, целый ряд руководителей оценил ситуацию как окончательный переход инициативы в региональной политике к Президенту и поспешил продемонстрировать свою лояльность, попутно "отрекаясь" от В.Черномырдина. Другое дело, что они не вполне воспринимают фигуру С.Кириенко. Например, К.Титов заявил, что счел бы более сильным ходом назначение Е.Строева или Ю.Лужкова и явно не склонен поддерживать С.Кириенко. Но в большинстве своем губернаторы проявили готовность к торгу с президентскими структурами и тем же С.Кириенко по вопросу формирования нового правительства.

Итак, сразу после отставки премьера началась адаптация региональной элиты к новым условиям. Особенно пострадали те лидеры, которые имели самые прочные отношения с В.Черномырдиным. Сюда можно отнести руководителей Новгородской, Оренбургской, Белгородской, Астраханской областей, Республики Коми, Еврейской АО, Ямало-Ненецкого, Чукотского АО и, отчасти, Самарской области. Рассчитывать на милость Президента и его администрации им сложно, тем более что в последнее время глава государства обходился с "регионалами" весьма жестко. В частности, накануне отставки правительства из уст Б.Ельцина прозвучала открытая критика: было сказано, что Центр не будет давать регионам никаких поблажек по социальным вопросам.

Об отсутствии у президентской стороны намерений считаться с регионами в той степени, как это делал В.Черномырдин, свидетельствуют многие события. В частности, сокрушительным ударом по престижу одного из самых активных губернаторов - Э.Росселя - стал перенос встречи Б.Ельцина, Г.Коля и Ж.Ширака из Екатеринбурга в Москву (после того как вопрос о месте переговоров был, казалось, окончательно решен в пользу Екатеринбурга). Встречу перенесли, как было заявлено, в связи с плохим состоянием здоровья Президента, но подтекст был политическим (помимо прочего на отношении Центра к свердловскому губернатору сказался и факт голосования Э.Росселя за преодоление президентского вето на Земельный кодекс). Огромные затраты областной администрации на подготовку пошли прахом. Не оправдались и надежды Э.Росселя на то, что Президент подпишет в Екатеринбурге 16 подготовленных указов о развитии области.

Таким образом, сразу после отставки правительства произошло некоторое ослабление влияния региональной элиты на федеральную политику. По мнению тогдашнего куратора регионов в администрации Президента В.Митиной, у Центра есть два способа управлять субъектами федерации - политический и экономический, а схема взаимодействия "все еще находится в процессе строительства". Опыт предыдущей работы В.Митиной давал основания предполагать, что администрация склоняется к поддержке тех субъектов федерации, руководители которых считаются "реформаторами". Об этом свидетельствовала и позиция Старой площади в преддверии выборов глав исполнительной власти в Карелии и Пензенской области. В результате очевидное большинство губернаторов оказывалось в, мягко говоря, сложном положении.

Сближение позиций федеральной исполнительной власти и губернаторов стало заметно лишь в апреле. Федеральный Центр был максимально заинтересован в поддержке сенаторами кандидатуры С.Кириенко. Поэтому почти никаких "антирегиональных" действий Москва не предпринимала.

Примером временно изменившегося отношения Центра к регионам явилась ревизия регионального законодательства о местном самоуправлении, которая завершилась в апреле. Проверка изначально виделась как шаг к унификации местных законов и, соответственно, усилению местного самоуправления в тех регионах, где оно находилось "под колпаком" у губернаторов. Однако по итогам никаких оргвыводов сделано не было. Проверяющая сторона ограничилась простой констатацией фактов, указав, в частности, на фактическое отсутствие местного самоуправления в Калмыкии, а также на проблемы, с которыми сталкивается этот институт в Татарии, Башкирии и Якутии. В столице отказались от прежнего плана разослать в регионы свои рекомендации и требования по приведению законов о местном самоуправлении к федеральной норме. Вместо этого была подготовлена обычная информация к сведению губернаторов, с которыми Центр решил пока не обострять отношения.

Симптоматичным событием апреля стал президентский выговор В.Митиной "в связи с неудовлетворительной организацией работы по решению возложенных на территориальное управление администрации Президента РФ задач". Одновременно строгий выговор получил начальник территориального управления Сергей Самойлов. Формальной причиной столь жесткого отношения были скандальные результаты выборов в Нижнем Новгороде. Но, разумеется, реальные мотивы "делом Климентьева" не исчерпывались. В частности, администрация не смогла занять ясную позицию в отношении губернаторских выборов в Красноярском крае. Более того, тогдашний советник В.Юмашева Б.Березовский демонстративно встал на сторону А.Лебедя. Полностью провалился опекаемый администрацией кандидат на губернаторских выборах в Пензенской области. Нелишне добавить, что выговор В.Митиной был позитивно воспринят региональными элитами, которые не без раздражения относились к ее деятельности и не воспринимали ее как серьезную фигуру.

Лишь два обстоятельства позволяют судить о сохранении в апреле у федерального Центра стремления жестче работать с губернаторами. Во-первых, это все усиливавшееся давление на свердловского губернатора. Во-вторых, демонстративная позиция правительства на заседании, прошедшем в день всероссийской акции протеста 9 апреля. На этом заседании рассматривалось предложение вице-премьера О.Сысуева, который выступил за ужесточение отношений с губернаторами, допускающими задержки зарплаты бюджетникам. Была предложена целая программа борьбы, предусматривавшая жесткие правила доступа регионов к фонду трансфертов. Поступление денег в регионы федеральные власти планировали поставить в прямую зависимость от экономической политики губернаторов (Центр требовал отменить взаимозачеты, прекратить кредитование небюджетных предприятий, перевести закупку товаров на конкурсную основу, провести реструктуризацию задолженностей и др.). План выглядел слишком радикальным, чтобы иметь перспективы реализации.

Весь апрель прошел под знаком правительственного кризиса, в ходе которого региональным элитам пришлось встать на сторону С.Кириенко. Более того, в процессе утверждения его кандидатуры сенаторы были использованы как рычаг давления на думскую оппозицию. Но региональные лидеры воспользовались возникшей ситуацией для укрепления собственного влияния в федеральном Центре.

Прежде всего надо заметить, что идея назначения премьером одного из региональных лидеров была изначально отвергнута Президентом. Последний счел чрезмерной эту уступку Совету Федерации и предпочел настоять на кандидатуре молодого "технократа" из Нижнего Новгорода. Назначение главой правительства одного из губернаторов могло внести раскол в верхнюю палату, которая не имеет общепризнанного лидера и разделена групповыми интересами. Однако Б.Ельцин признал, что в списке претендентов фигурировали Ю.Лужков, Е.Строев и Д.Аяцков.

Поддержка сенаторами С.Кириенко была обусловлена следующими причинами:

- он показался "регионалам" управляемым чиновником, с которым можно находить общий язык; все время правительственного кризиса С.Кириенко демонстрировал свою лояльность губернаторам и гибкость своей позиции;

- некоторые региональные лидеры, находящиеся в сложных отношениях с федеральным Центром и президентской администрацией, имели опыт работы с С.Кириенко как с министром топлива и энергетики, успели наладить с ним хорошие отношения и убедиться в его готовности искать компромиссные решения;

- С.Кириенко не принадлежит к столичным "кланам" и может с некоторой натяжкой считаться представителем регионов.

Конечно, отдельные группировки региональных лидеров пытались обставить согласие на поддержку С.Кириенко своими условиями. Так, свою особую позицию попытались согласовать авторитетные сибирские лидеры, которые по инициативе В.Мухи провели консультативную встречу в Новосибирске. В ней приняли участие губернаторы Алтайского края и Томской области А.Суриков и В.Кресс, а также председатель Законодательного собрания Алтайского края А.Назарчук.

Однако в целом сенаторы выступили в роли активных лоббистов и.о. премьер-министра. В процессе его утверждения свой шанс постарались не упустить те региональные лидеры, чьи отношения с федеральным Центром до сих пор были достаточно сложны, в частности, те, кто не примыкал к элитной группе В.Черномырдина. Поэтому особенно активно С.Кириенко помогали:

- губернаторы, уже успевшие наладить с ним отношения как с министром (А.Тулеев и Е.Наздратенко);

- "красные" губернаторы, отношения которых с Центром были затруднены (В.Стародубцев, Н.Максюта, В.Сергеенков и др.);

- региональные лидеры, которые не считались "оппозиционерами", но и не имели устойчивых связей с Москвой (Алексей Лебедь);

- руководители республик, которые в критический момент всегда демонстрируют лояльность Президенту и его выдвиженцам;

- московский мэр Ю.Лужков, который имеет шанс усилить свое влияние на правительство после ухода В.Черномырдина, используя гибкую позицию С.Кириенко.

Все они, разумеется, рассчитывают на взаимность.

Региональной элите, в известной мере, удалось перехватить инициативу и восстановить свое влияние на политический процесс в России. Уход многолетнего "патрона" заставил губернаторов активизироваться, действовать самостоятельно и напористо. С.Кириенко, в свою очередь, продемонстрировал готовность время от времени играть по их правилам. Однако отсутствие взаимных обязательств сторон делает этот союз С.Кириенко временным и неустойчивым.

Из событий апреля, которые могут привести к осложнению отношений между федеральным Центром и регионами, стоит выделить принятие в первом чтении законопроекта "О гражданстве Республики Татарстан". Этот закон позволяет жителям республики "выходить" из состава России в индивидуальном порядке. Дело в том, что прекращение гражданства Российской Федерации не влечет прекращения гражданства Республики Татарстан. Действует и обратное правило: если житель республики отказывается от татарстанского гражданства, он не перестает быть гражданином России. Таким образом, после принятия закона возможно возникновение ситуации, когда население республика поделится на граждан России и граждан "суверенного" Татарстана, что можно расценивать как мягкую форму выхода из состава федерации. Заметим, что председатель парламента республики В.Лихачев (недавно переведенный на дипломатическую работу) отнесся к законопроекту весьма скептически. М.Шаймиев, в свою очередь, публично не выражает своего отношения, однако очевидно, что именно он санкционировал "минирование" законопроекта, который, кстати, представлялся вице-спикером Зией Валеевой, известной как сторонница М.Шаймиева.

События мая продемонстрировали дальнейшее усложнение отношений Центра и регионов. Об этом говорит множество фактов - новые назначения в правительстве и администрации, тональность встречи Президента с группой губернаторов, победа А.Лебедя на выборах в Красноярском крае. Все это медленно, но верно способствует политическому размежеванию, которое контрастирует с видимым единством всех уровней "партии власти", достигнутым в апреле во время утверждения премьера.

Принципы формирования нового кабинета дают основания предполагать, что Центр будет руководствоваться политикой "экономического сдерживания" регионов, жестко регулируя межбюджетные отношения. Показательно, что люди, отвечающие в правительстве за региональную политику, не являются представителями каких-либо крупных лоббистских групп. Все они находятся в более чем сложных отношениях со "своими" губернаторами. Они малоизвестны в стране и не пользуются авторитетом. Поэтому им легче играть роль "церберов" федерального Центра.

Опыт назначений региональных начальников в правительство показывает, что они быстро отмежевываются от своих прежних коллег и, как истинные неофиты, становятся самыми яростными "душителями" "региональных свобод". Примеры О.Сысуева и Б.Немцова еще свежи в памяти. Теперь роль инициатора политики "экономического сдерживания" призван сыграть новый вице-премьер В.Христенко. Его основной задачей считается реформа межбюджетных отношений, под которой понимается:

- ужесточение правил предоставления трансфертов регионам, в том числе постепенное урезание трансфертов и создание системы условий их получения;

- переход к полной прозрачности местных бюджетов, их доходной и расходной частей;

- адресная поддержка депрессивных регионов в обмен на определенные уступки Центру в виде усиления административного и экономического контроля Москвы за процессами в регионах.

Фамилия Христенко почти ничего не говорит региональным элитам (разумеется, за исключением Челябинской области, где отношение к нему весьма неоднозначно). Он родился в Челябинске в 1957 г., окончил Челябинский политехнический институт, где впоследствии работал заведующим лабораторией деловых игр. В 1990 г. был избран депутатом горсовета, который возглавил В.Соловьев, первый секретарь горкома КПСС, перешедший на сторону "демократов". В 1991 г. В.Соловьев, вопреки мнению областного Совета, был назначен губернатором. В.Христенко к тому времени уже являлся председателем городского комитета по управлению имуществом. Вскоре он становится вице-губернатором, а в 1994 г. - первым вице-губернатором. В.Христенко считался хорошим профессионалом, выделяясь на фоне весьма серой команды Соловьева. На губернаторских выборах 1996 г. крайне непопулярный Соловьев (Христенко являлся его доверенным лицом) потерпел сокрушительное поражение от П.Сумина, бывшего председателя областного Совета. Вскоре В.Христенко демонстративно был назначен представителем Президента в области. Однако уже в июле 1997 г. его взяли в Москву на пост заместителя министра финансов. Говорили, что он приглянулся А.Чубайсу. Нелишне также указать на старую вражду между Христенко (как члена команды Соловьева) и другими челябинцами, ныне работающими в Москве, - А.Починком и депутатом Думы В.Головлевым[1].

И вот теперь В.Христенко стал вице-премьером российского правительства. Курируя экономические отношения между Центром и регионами, он находится в сложных отношениях с нынешним руководством Челябинской области и непонятен остальным губернаторам. Очевидно, что эта фигура может быть использована для принятия непопулярных решений.

Некоторое сходство с В.Христенко имеет и новый министр региональной и национальной политики Е.Сапиро - уралец, экономист-"технократ", некоторое время работавший в структурах местной исполнительной власти. Е.Сапиро родился в 1934 г., окончил Уральский политехнический институт, преподавал в Пермском политехническом институте и Пермском государственном университете, доктор экономических наук, профессор. В 1990 г. на перестроечной волне его назначают заместителем председателя облисполкома, а в 1991 г. он становится первым вице-губернатором в администрации Б.Кузнецова. В 1994 г. Е.Сапиро возглавил Законодательное собрание области, в Совете Федерации он стал председателем комитета по экономической политике.

В 1996 г. область возглавил Г.Игумнов, работавший ранее первым вице-губернатором. С ним Е.Сапиро долгое время пытался конкурировать. Политическая активность спикера, его инициативы, скорее, раздражали местную элиту. Поэтому после избрания нового Законодательного собрания Е.Сапиро "прокатили" на выборах председателя - он получил лишь шесть голосов из сорока. Оставшись без должности, он принялся создавать свой фонд стратегических исследований, и тут его назначили федеральным министром. Сапиро считается политиком, близким к ДВР. Любопытно также и то, что министром по региональной и национальной политике впервые стал этнический еврей.

Конечно, в отличие от Христенко, у Сапиро имеются неплохие связи в аппарате Совета Федерации. Однако в губернаторской среде он, подобно Христенко, маргинал. Сапиро не пользуется поддержкой Г.Игумнова и не будет защищать его интересы. Нет у него связей и с другими губернаторами. Можно сделать вывод о том, что Москва, как и в случае с Б.Немцовым и О.Сысуевым, сделала ставку на маргинальных представителей региональных элит, не имеющих номенклатурных корней и готовых действовать вразрез с интересами регионов, но в то же время хорошо знающих эти интересы и всю региональную "кухню".

В том же русле находится назначение председателем Госкомсевера В.Гомана, депутата Государственной Думы от Ямало-Ненецкого округа. В.Гоман родился в 1952 г. Окончил Тюменский индустриальный институт. Работал в системе Миннефтегазстроя СССР. В 1990 г. он возглавил Надымский горисполком, в 1991-1993 гг. - глава администрации Надыма и Надымского района. В 1993 г. впервые избрался в Государственную Думу в качестве независимого кандидата (входил в депутатскую группу "Новая региональная политика"). В 1995 г. вновь стал депутатом Думы, являлся членом депутатской группы "Регионы России".

В.Гоман находится в очень сложных отношениях с руководством округа. В 1996 г. он был главным соперником Ю.Неелова на губернаторских выборах и вел свою кампанию достаточно агрессивно. У Гомана испорчены отношения с "Газпромом", против руководства которого в ходе кампании он допускал прямые выпады. Поэтому его назначение председателем Госкомсевера, мягко говоря, не обрадовало людей, имеющих реальную власть в Ямало-Ненецком округе. Речь, как видно, опять идет о назначении политика, который в своем регионе оказался в положении маргинала. В этом смысле В.Христенко, Е.Сапиро и В.Гоман очень похожи друг на друга.

Таким образом, ряд назначений в правительстве можно расценивать как неприятный сюрприз властям субъектов Федерации: ключевые позиции в Москве занимают "диссиденты" региональных элит, а не защитники их интересов.

Одной из "маленьких сенсаций" мая стала замена куратора региональной политики в администрации Президента. Активная деятельность, которую В.Митина развернула в администрации, оказалась раздражающим фактором не только для столичных чиновников, но и для губернаторов. Формальным поводом ее отставки стало избрание А.Лебедя губернатором Красноярского края, хотя в президентской администрации не было единого мнения о поддержке губернатора В.Зубова.

Деятельность В.Митиной оказалась противоречивой и недостаточно эффективной. С одной стороны, в апреле-мае 1998 года проиграли выборы все главы исполнительной власти регионов, что было поставлено в вину В.Митиной. Но с другой стороны, в целом ряде регионов администрация Президента прямо или косвенно поддерживала как раз противников действующих губернаторов (Карелия, Липецкая, Пензенская, Смоленская области). Да и в случае с Красноярским краем четкой ставки на В.Зубова у администрации тоже не было. Поэтому говорить о поражениях кандидатов, которых "вела" администрация, нельзя. Более того, Старая площадь впервые заняла прагматичную позицию, договариваясь с потенциальными победителями, среди которых были кандидаты, поддерживаемые коммунистами (Липецкая и Смоленская области).

Однако в сложившейся ситуации В.Митиной пришлось пожертвовать. Во-первых, увольнение позволило разрядить ситуацию в администрации, где возникло недовольство ее активностью. Во-вторых, оно выглядело как уступка губернаторам, обеспокоенным последними событиями в федеральном Центре. Симптоматично, что решение было обнародовано как раз перед встречей Б.Ельцина с губернаторами: пресс-секретарь Президента С.Ястржембский одновременно отметил, что Президент недоволен работой на региональном направлении. В-третьих, это была реакция на события в Красноярском крае.

Наряду с В.Митиной пострадал президентский помощник по региональным вопросам А.Корабельщиков, которого тоже уволили. Теперь за регионы отвечает В.Путин, повышенный в этой связи до первого заместителя главы администрации. Его назначение, как и назначение В.Митиной в свое время, находится в русле политической целесообразности и свидетельствует о дальнейшем ужесточении региональной политики Центра. В.Путин - бывший офицер КГБ, к региональной элите прямого отношения не имеет.

Показательны и некоторые другие действия федерального Центра в отношениях с регионами. Вышел давно ожидаемый указ о региональных коллегиях федеральных органов исполнительной власти. Указ подтверждает линию на расширение полномочий представителей Президента. Пожалуй, этот документ обеспокоил региональную элиту в не меньшей степени, чем кадровые назначения в правительстве, и послужил причиной для усиления напряженности в отношениях Президента и губернаторов. Теперь в регионах могут создаваться фактически параллельные правительства, отбирающие часть полномочий у местных администраций.

Неудивительно, что на фоне всех этих событий в Совете Федерации произошел всплеск оппозиционных настроений. Открыто антипрезидентским было голосование по вопросу о принятии Земельного кодекса. Напомним, что законодатели рассмотрели уже второй вариант кодекса, принятый Госдумой после доработки проекта, на который в июле 1997 года было наложено президентское вето (Совет Федерации, напомним, вето преодолеть не сумел). Теперь 97 голосами против 21 (при восьми воздержавшихся) верхняя палата приняла Земельный кодекс, в котором не предусматривается право свободной купли-продажи земли.

На этом же заседании сенаторы преодолели четыре президентских вето из пяти возможных. Речь идет о двух федеральных законах о бюджете Пенсионного фонда, законах о статусе военнослужащих, о введении в Уголовный кодекс РФ статьи, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное прекращение или ограничение подачи электроэнергии. В качестве "мальчика для битья" на заседание был приглашен вице-премьер Б.Немцов. Многие сенаторы выступали резко против федерального правительства. Например, нижегородский губернатор И.Скляров, казалось бы, обласканный федеральными властями, говорил о необходимости подать в суд на Я.Уринсона и М.Задорнова, которые, по его мнению, не хотят решать проблемы "оборонки".

Таким образом, отношения между Центром и регионами к концу мая стали крайне напряженными. Членами правительства были назначены "регионалы", не способные защищать интересы провинциальных элит. Президент подписал указ о создании коллегий федеральных органов исполнительной власти. Сенаторы в ответ "показали зубы" на заседании Совета Федерации, демонстрируя свою оппозиционность. В игру пришлось вступить самому Б.Ельцину.

В конце мая состоялась встреча Президента с лидерами межрегиональных ассоциаций. Более того, прозвучало заявление Президента о намеченной на конец июня встрече со всеми губернаторами. На всю страну прозвучало заявление Б.Ельцина о имеющем место "разрыве между губернаторами и Президентом" со ссылкой на Е.Строева как источник информации. По всей видимости, раздражение Президента вызвали последние решения Совета Федерации, который принял Земельный кодекс и преодолел сразу четыре президентских вето.

Задача Б.Ельцина, как обычно, заключалась в умиротворении руководителей регионов и была отчасти решена обещанием очередной встречи, теперь уже со всеми губернаторами, увольнением непопулярной В.Митиной, а также совместным обсуждением проблем межбюджетных отношений и финансирования оборонного заказа.

Но в связи с тем, что в правительстве возник противовес в лице вице-премьеров и министров, ориентированных на жесткую финансовую политику, можно ожидать, что отношения между Центром и регионами будут развиваться по принципу маятника - от ужесточения к индивидуальным поблажкам по личной договоренности. Только действующие лица будут другими: "добрый" С.Кириенко и "злые" В.Христенко, М.Задорнов, Е.Сапиро и прочие. В мае эта тенденция была вполне очевидна: на фоне общего ужесточения своей политики Центр шел на уступки Татарии, Санкт-Петербургу и др.

Большим испытанием для правительства стали волнения в шахтерских регионах, беспрецедентные по своей мощи. Выступления шахтеров, не получающих зарплату по несколько месяцев, а то и больше, начались в Партизанске (Приморский край), где шахтерами был взят в заложники вице-губернатор В.Рудь, отвечающий за положение дел в топливно-энергетическом комплексе. Затем центр выступлений переместился в города Печорского угольного бассейна (Республика Коми) - Воркуту и Инту. Поводом стала отмена президентского указа № 777 по проблемам угледобывающих регионов и недовольство шахтеров новым указом от 8 мая. Шахтеры взяли в заложники мэра Воркуты и генерального директора АО "Воркутауголь", затем в Инте была перекрыта железная дорога. В результате прекратился вывоз угля из Печорского бассейна, что привело к критической ситуации на металлургическом комбинате в Череповце.

Так началась "рельсовая война". "Почин" интинцев подхватили в Кузбассе (в Анжеро-Судженске в очередной раз перекрыли Транссиб) и Восточном Донбассе (в городе Шахты перекрыли железнодорожную магистраль, связывающую Северный Кавказ с остальной Россией). Железные и частично автомобильные дороги были заблокированы по всей Кемеровской области, затем в Хакасии и Красноярском крае. В результате транспортная система России была разорвана на несколько частей, и огромные территории оказались отрезаны от центра страны.

Шахтерские акции протеста стали проверкой на прочность нового правительства. Действия кабинета оказались неэффективными и непоследовательными, что привело к затягиванию кризиса (при В.Черномырдине в случае обострений деньги выдавались почти сразу, и выступления прекращались). Вице-премьеры были вынуждены отправиться в "горячие точки": Б.Немцов - в Ростовскую область, О.Сысуев и министр топлива и энергетики С.Генералов - в Кузбасс. Решение проблемы с зарплатой привело к урегулированию ситуации и разблокированию путей сообщения. 26 мая блокаду сняли Инта и Воркута.

В отношениях между Центром и регионами сохраняется ряд конфликтогенных зон. В мае вновь обозначились два спорных вопроса - о судебной системе и новых паспортах. Известно, что во многих республиках судебная система де-факто подчинена местной исполнительной власти и действует в ее интересах, что нарушает принципы разделения властей и независимости судов.

Конституционный суд отказался рассмотреть запрос высших должностных лиц 15 республик, которые оспорили конституционность отдельных положений федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации". В соответствии с законом, все суды относятся к федеральным кроме конституционных (уставных) судов и мировых судей. Судьи федеральных судов назначаются Президентом России, что вызывает недовольство у региональных начальников, не заинтересованных в независимости судов от самих себя. Можно вспомнить попытку провести в Ингушетии референдум 1 марта 1998 г., который в случае положительного результата поставил бы судебную систему в зависимость от президента республики. Однако до сих пор федеральному Центру удается отстаивать независимость судов от республиканских лидеров, которые считают, что существующая практика нарушает принцип разделения властей на региональном уровне. Судоустройство, по Конституции РФ, находится в исключительном ведении Федерации, поэтому судьи Конституционного суда посчитали невозможным даже рассмотрение запроса. Тем временем появилась "новаторская" идея создания параллельных региональных судов (районных и городских), которые финансировались бы из местных бюджетов.

Получил продолжение и "паспортный скандал". Известно, что в республиках резко отрицательно отнеслись к отмене графы "национальность" в новых российских паспортах. В ответ некоторые республики пригрозили ввести свои, "правильные" документы. В мае этот вопрос особенно активно обсуждался в Дагестане, где национальная принадлежность фактически является пропуском во власть. Депутаты Народного Собрания республики обратились к Президенту с просьбой отменить выдачу новых паспортов и предусмотреть возможность указания в них национальной принадлежности. В этой связи правительству Дагестана предложено приостановить выдачу паспортов и продумать вопрос о вкладышах на государственных языках Дагестана с указанием национальной принадлежности.

Еще одна сложная проблема - совмещение госслужбы с депутатской деятельностью. Законодательство во многих регионах делает такое совмещение возможным. Выборы законодательных собраний, которые проходили с осени прошлого года, продемонстрировали, что во многих регионах губернаторы продолжают делать ставку на избрание депутатами глав местных администраций. Такие "номенклатурные" легислатуры сформированы в Новгородской, Нижегородской областях и во множестве республик, например, в Кабардино-Балкарии, Башкирии и др. Решение о возможности совмещения государственной и депутатской работы принято в Чувашии в преддверии очередных парламентских выборов. В мае Конституционный суд рассмотрел обращение депутатов Государственной Думы, которые считают неконституционным принцип формирования Госсовета Республики Коми, где также допускается совмещение госслужбы с депутатской деятельностью по местному закону[2].

Ответ Конституционного суда, последовавший уже в июне, как и ожидалось, поставил заслон проникновению в законодательные органы чиновников, не желающих расставаться со своими должностями. Это решение вряд ли понравится губернаторам и президентам республик, многие из которых привыкли к подконтрольным органам законодательной власти, составленным сплошь из чиновников. Такая ситуация особенно характерна для республик с полуавторитарными режимами, в которых отсутствует реальное разделение властей. Решение вопроса о недопустимости нахождения на госслужбе депутатов подорвет позиции прежде всего республиканских лидеров. Однако для глав местных администраций существует лазейка, поскольку они считаются главами местного самоуправления, а значит, формально не работают в системе государственной власти (но как раз в тех же республиках главы администраций включены в систему госвласти и кое-где, например, в Башкирии до сих пор назначаются президентом). Другая лазейка - возможность депутатской работы на непостоянной основе. Во многих регионах чиновники имеют право быть депутатами на непостоянной основе.

Зато другое решение Конституционного суда выглядит как уступка регионам. Теперь на местные референдумы могут выноситься вопросы, находящиеся в совместном ведении федерации и ее субъектов. По запросу Совета Федерации и Законодательного собрания Карелии Конституционный суд рассматривал закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Положение о том, что вопросы совместного ведения не могут выноситься на местные референдумы, признано неконституционным. Правда, формулировка Конституционного суда по обыкновению оказалась расплывчатой: субъекты федерации могут определять вопросы референдума, если этим не затрагиваются полномочия федерации (а они автоматически затрагиваются, если речь идет о предмете совместного ведения). Реальная значимость решения судей станет ясной после первого прецедента проведения такого референдума.

Таким образом, целый ряд непростых проблем осложняет отношения между Центром и руководством республик. Последние активно выступают за включение судов в систему региональной власти и сохранение "пятого пункта" в паспорте.

Не в интересах республик и линия Центра на ужесточение межбюджетных отношений. Во-первых, целый ряд республик пользуется льготным режимом экономических отношений с Центром, оставляя в местных бюджетах значительную часть налогов. Во-вторых, появилась идея ограничения самостоятельности депрессивных регионов в обмен на урегулирование финансовых отношений. Большинство республик, как известно, зависит от дотаций, однако поступаться суверенитетом ради дотаций сегодня никто не хочет. В течение мая многие главы исполнительной власти столкнулись с целым рядом новых проблем, ослабляющих их позиции и свидетельствующих о более жесткой политике Центра.

В июне свою работу с субъектами Федерации резко активизировал Б.Ельцин. После долгого перерыва он совершил поездку в один из регионов. Большое значение имели встречи, которые Президент провел с региональными лидерами. Такая активизация связывается некоторыми наблюдателями с намечающимися мерами по финансовой стабилизации. Отчасти происходящее объясняется стремлением Центра нейтрализовать возможные попытки нового красноярского губернатора А.Лебедя объединить недовольную часть региональной элиты.

Однако сам факт того, что Президент пытается взять в свои руки процесс налаживания отношений с руководителями субъектов Федерации, имеет и другое прозрачное объяснение. Очевидная слабость нового правительства, его неумение и нежелание наладить диалог с регионами вызывают раздражение многих региональных лидеров, что объективно приводит к снижению доверия к федеральным властям. Поэтому глава государства вынужден компенсировать общую потерю авторитета федерального Центра, демонстрируя личное внимание к регионам и их руководителям. Правда, и он теперь не избегает резких высказываний в адрес местных властей. Можно вспомнить, как в своей речи перед началом расширенного заседания правительства 23 июня он обрушился на губернаторов, которые "кичатся своей псевдосамостоятельностью".

За время президентства Б.Ельцина его встречи с руководителями республик уже стали традицией, они проводились много раз. На этот раз присутствовали почти все. Не было президента Чечни А.Масхадова (по понятным причинам), президента Ингушетии Р.Аушева (поскольку в тот день был праздник - день образования республики) и председателя правительства Хакасии А.Лебедя, который находился на инаугурации своего брата в Красноярске.

В соответствии с политическим стилем главы государства встреча ознаменовалась порцией критики в адрес региональных начальников и важными уступками им. Б.Ельцин в очередной раз указал на факты принятия в республиках законов, противоречащих российской Конституции, а также призвал к экономии государственных средств, растрачиваемых на всяческие протокольные мероприятия. Республиканские лидеры со своей стороны выразили недовольство назначением министром Е.Сапиро, который далек от республиканских интересов и к тому же публично выступает за равенство прав всех субъектов Федерации.

Важной новостью стала инициатива Б.Ельцина, касающаяся договоров о разграничении полномочий между Центром и регионами. Была подтверждена линия на формирование договорной федерации, которая строится на основе индивидуальных соглашений о разграничении полномочий, заключаемых между Центром и субъектами (лишним доказательством тому служит новый старт процесса заключения договоров в мае-июне после полугодового перерыва). Центр нашел возможность сделать этот процесс поистине бесконечным. Признана необходимость внесения поправок в уже заключенные договора. Руководители регионов получили возможность добиваться пересмотра договоров и предлагать свои поправки. Те, кто уже заключил соглашения, могут не останавливаться на достигнутом и, ссылаясь на изменившиеся условия, требовать их пересмотра.

В результате возникла новая сфера отношений между Центром и регионами - по поводу пересмотра договоров о разграничении полномочий и внесения поправок. Соответственно, появляется новое пространство для маневра федеральной и региональных элит. Заметим, что на сегодня далеко не все республики заключили договора с Центром, около половины из них заинтересованы, в первую очередь, в подписании таких документов. Кроме того, республикам было обещано расширение прав на государственную собственность, находящуюся на их территориях.

Все эти важные уступки демонстрируют намерения Президента смягчить эффект от достаточно жесткой и пока не слишком умелой политики нового правительства в отношениях с регионами. Президент попытался доказать, что он по-прежнему ориентирован на личный контакт с региональными лидерами и решение их проблем. Однако дезавуировать позицию нового правительства он тоже не собирается. Об этом свидетельствует тот факт, что на встрече с лидерами республик присутствовал вице-премьер В.Христенко, который считается одним из авторов жесткой финансовой политики Центра в отношениях с регионами. Ролевая функция Президента - успокаивать региональных лидеров и предлагать новые инициативы, способствующие урегулированию отношений с Центром (что не исключает ритуальной критики "зарвавшихся" губернаторов). Правительство, тем временем, берет на себя бремя принятия непопулярных решений.

Помимо "общей" встречи с республиканскими лидерами Б.Ельцин провел отдельную беседу с председателем Госсовета Дагестана Магомедали Магомедовым. 26 июня ему предстояло пройти через очередные выборы (что и было с успехом осуществлено). Президент продемонстрировал, что Центр заинтересован в сохранении М.Магомедова на посту руководителя республики. Руководитель Дагестана сумел добиться расположения федеральных властей, в критических ситуациях доказывая свою лояльность и пророссийские настроения. Поэтому его недвусмысленная поддержка объясняется достаточно легко (можно сравнить с ситуацией, возникшей накануне президентских выборов в Ингушетии, когда Центр и президент республики оказались вовлечены в конфликт). Кроме того, Б.Ельцин встречался с Е.Строевым в преддверии важного заседания Совета Федерации, первого заседания, на котором в качестве губернатора присутствовал А.Лебедь.

Глава государства также совершил однодневную поездку в Кострому. По сообщениям из президентской администрации, в процессе подбора рассматривались несколько регионов - Вологодская, Новгородская, Мурманская, Костромская и Нижегородская области. Выбор пал на один из самых "незаметных" субъектов федерации - депрессивный регион, о событиях в котором в столице мало что знают. Поэтому с электоральной точки зрения визит в Костромскую область почти ничего не мог принести Б.Ельцину как политику федерального уровня. Но такой "обычный" субъект Федерации был выбран не без умысла: Президент пока избегает выезжать в крупные и, как правило, неспокойные регионы, предпочитая более или менее безопасную глубинку. С другой стороны, костромичами, которые не избалованы приездами больших начальников, визит мог восприниматься как большой подарок. Еще одна особенность Костромской области заключается в том, что губернатором здесь работает избранный при активной поддержке КПРФ и А.Лебедя В.Шершунов. Правда, после своего избрания В.Шершунов не проявлял оппозиционности по отношению к федеральному Центру и ничем не выделялся среди губернаторов.

Во время визита большое внимание было уделено аграрному комплексу: Б.Ельцин посетил знаменитый госплемзавод "Караваево" и Костромскую государственную сельскохозяйственную академию (ректор которой возглавляет местную организацию НДР). Поездка явно не стала эпохальным событием. Однако она имела важный демонстрационный эффект сразу по нескольким позициям: визит в русскую глубинку, к "красному губернатору", знакомство с проблемами сельского хозяйства.

Получили известность планы Президента провести отпуск в Саратовской области. Эта информация распространялась со ссылкой на телефонный разговор Б.Ельцина с "будущим президентом России" Д.Аяцковым. Глава государства в очередной раз демонстрирует свое нежелание ехать в Краснодарский край, которым управляет известный противник кремлевской политики Н.Кондратенко. Одновременно он как бы балансирует интересы двух соперничающих друг с другом губернаторов-соседей - саратовского и самарского. Напомним, что в прошлом году Б.Ельцин провел часть отпуска в Самарской области. Теперь пришла очередь Саратова.

Кстати, известная конкуренция К.Титова и Д.Аяцкова проявилась и в другом. В Самарской области был принят закон "О земле", который по саратовскому примеру разрешает продажу земли и ее передачу в частную собственность. Правда, право продажи земли иностранцам здесь отсутствует, ограничены и их права на аренду и временное пользование землей. В результате Самарская область как бы догнала Саратовскую, но перегонять, правда, не стала, поскольку вопрос о земле вызывает слишком много споров (во время заседания Думы на улице проходил митинг коммунистов, а на заседании весьма резко выступал известный оппозиционер А.Макашов).

Федеральный Центр продолжает уделять повышенное внимание органам местного самоуправления. В июне "глобальные" инициативы по повышению их политического статуса были, наконец, реализованы. В конце мая состоялось очередное заседание Совета по местному самоуправлению, в работе которого приняли участие Б.Ельцин и премьер-министр С.Кириенко.

Президент находился в зале заседаний недолго, но выступил с инициативами, которые были "на ура" встречены представителями городских властей. Например, были обещаны дополнительные бюджетные полномочия местным властям. Последние упорно добивались таковых, считая, что власти субъектов Федерации забирают себе слишком много средств, отставляя территории без денег. Б.Ельцин полагает что "местные бюджеты должны иметь собственную доходную базу, и расходы должны быть тоже делом местной власти". Органы местного самоуправлению, по его мнению, сами могут определить, на что тратить средства. Ясно, что подобная инициатива не могла понравиться руководителям субъектов Федерации, опасающихся, что Центр пойдет на поводу городских и районных властей и расширит их экономическую самостоятельность. Федеральные власти, таким образом, продолжили игру на противоречиях губернаторов и мэров, делая уступки то одним, то другим.

Показательно то внимание, которое стал уделять местному самоуправлению новый премьер-министр С.Кириенко. Похоже, что он не сможет оправдать надежды многих региональных лидеров и не станет управляемым ими премьером. Сейчас Кириенко выступает в роли поборника местного самоуправления, фактически курируя деятельность соответствующего Совета и напрямую работая с мэрами крупных городов. Именно премьер вел заседание после ухода Президента (напомним, что прежде делами Совета активно занимались А.Чубайс и В.Юмашев). На заседании рассматривались такие вопросы, как реформа жилищно-коммунального хозяйства и министерства внутренних дел, меры по реализации президентского послания в части местного самоуправления. Решено разработать федеральную программу поддержки местного самоуправления, для этой цели формируется межведомственная комиссия.

Важной уступкой мэрам может стать так называемая "реформа МВД". Речь идет о передаче городским властям для оперативного руководства и финансирования подразделений милиции общественной безопасности. Местные управления внутренних дел являются, как известно, структурами федерального подчинения. Все попытки региональных властей подчинить себе милицию оказывались безрезультатными. Более того, после принятия решения о создании в регионах коллегий руководителей территориальных подразделений федеральных властных структур органы внутренних дел окончательно отделены от губернаторов (правда, тем временем "самовластный" президент Татарии М.Шаймиев назначает министром внутренних дел своего личного телохранителя А.Сафарова). Однако теперь оказывается, что охрана порядка может находиться в компетенции местного самоуправления, то есть определенный контроль за правоохранительными органами получают главы городских и районных администраций. Решено в ближайшие полтора года провести такой эксперимент в нескольких городах. Инициатива саратовского губернатора Д.Аяцкова сделать "экспериментальной" всю его область была отвергнута.

Еще более важным событием стало учреждение Конгресса муниципальных образований России (учредительный договор был подписан во второй половине июня). Напомним, что вопрос о создании такого конгресса был поднят еще год назад, когда возник Совет по местному самоуправлению при Президенте. В течение года решение вопроса затягивалось: Центр не спешил с реализацией достаточно радикальных мер по ограничению политических полномочий руководителей субъектов федерации. Однако теперь основные решения приняты, можно сделать вывод о том, что этап юридического оформления противовесов властям субъектов Федерации завершился и вся институциональная инфраструктура создана.

Конгресс муниципальных образований был создан усилиями ассоциаций муниципальных образований, которые уже давно действуют на территории России. В Конгресс входят объединения муниципальных образований, союзы и ассоциации местных властей. Лидерство принадлежит Союзу городов России, который возглавляет В.Кирпичников, выходец из Ленинградской области, бывший мэр Соснового Бора. Именно В.Кирпичников стал секретарем Конгресса (некоторые наблюдатели считают это победой Ю.Лужкова, с которым В.Кирпичников тесно связан).

Амбиции Конгресса муниципальных образований, естественно, очень велики. Многие наблюдатели говорят о появлении "второго Совета Федерации". Конечно, это преувеличение, поскольку Конгресс не имеет таких полномочий и не может претендовать на роль третьей палаты российского парламента. Однако доля правды в этом все же есть. В России появилась единая лоббистская структура, объединяющая руководителей органов местного самоуправления.

Усиление мэров облегчит работу по созданию коллегий федеральных чиновников. Одна такая коллегия уже сформирована - в Свердловской области. Представитель Президента Ю.Брусницын становится противовесом губернатору Э.Росселю. Секцию по экономическим вопросам коллегии возглавил начальник областного управления ФСБ, секцию по социальным вопросам - начальник государственной налоговой инспекции.

На этом фоне вполне понятны призывы ликвидировать институт представителей Президента. Они чаще всего исходят или от губернаторов, или от близких к ним депутатов Государственной Думы. В июне с таким предложением выступила депутат Думы от Волгоградской области, член КПРФ А.Апарина (областью руководит коммунист Н.Максюта). Формальная мотивировка - необходимость сокращения бюджетных расходов.

Сейчас уже можно говорить о единстве позиций правительства и администрации Президента в региональной политике. Фактически оба властных института действуют рука об руку и проводят политику, сочетающую некоторые уступки губернаторам с усилением финансового контроля за деятельностью местных администраций и стимулированием политической активности местного самоуправления и представителей Президента.

Центр пытается отладить механизм обратной связи с губернаторами. Прозвучала очередная "громкая" инициатива: перед каждым заседанием Совета Федерации Президент будет встречаться с группой губернаторов для согласования позиций. Однако неясно, как будет определятся очередная группа "счастливчиков". Кроме того, такие встречи могут быть использованы не для выяснения позиции губернаторов, а для давления на них, чтобы на заседании Совета Федерации было принято нужное Кремлю решение. По всей видимости, тем самым федеральные власти собираются усилить контроль за деятельностью верхней палаты, полагая, что там слишком часто принимаются решения, которые не устраивают Президента. Одновременно администрация устами В.Путина обещает усилить контроль за исполнением в регионах президентских указов.

Правительство, как уже говорилось, работает в унисон с президентской администрацией. Внимание привлекает постановление о типовой форме соглашений с регионами. Подтверждаются сведения о том, что кабинет собирается ужесточить финансовые отношения с регионами и усилить контроль за экономическими процессами, которые там происходят. Отказ в финансовой помощи для многих регионов равносилен смерти. Правительство требует сократить долю взаимозачетов в бюджетах субъектов Федерации, привести в соответствие с федеральными стандартами жилищно-коммунальные тарифы, инвентаризировать собственных бюджетников и др. В обмен Центр обещает: передавать регионам в управление федеральную собственность; оставлять в регионах часть долгов федеральных предприятий; предоставлять отсрочки по выплатам ссуд из федерального бюджета, предназначенных для выплаты зарплаты бюджетникам.

Центр пытается установить контроль за экономической ситуацией в регионах и накинуть "финансовую удавку". С помощью экономических рычагов он намерен сделать региональные элиты более покладистыми. Тем более, что ради тех уступок, которые обещаны правительством, многие региональные лидеры готовы принять предложения Центра.

Первым подобное соглашение было заключено с Челябинской областью. Этот "подарок" родному краю преподнес В.Христенко. Соглашение ни коим образом не является уступкой региону. Напротив, область вынудили его подписать, угрожая свертыванием федеральной помощи.

Запуск процесса подписания соглашений вызвал открытое недовольство многих губернаторов. Последние уже создали в своих регионах определенную систему экономических взаимоотношений, основанную на личных и корпоративных связях. Теперь в эту систему вторгается Центр, навязывающий свои правила игры.

В продолжение той же тенденции готовится указ Президента, который дает федеральным властям право регулировать осуществление региональных займов. Не секрет, что многие регионы живут в долг и даже выплачивают зарплату бюджетникам за счет кредитов. Центр собирается поставить под свой жесткий контроль процесс кредитования региональных экономик. Речь пока идет о внешних займах, но в будущем вопрос может быть поставлен и о кредитах, которые регионы берут у российских коммерческих банков. Минфин настаивает на том, что право размещать новые займы должно зависеть от параметров бюджета и уже существующей задолженности. Так, объем заимствований не должен превышать 20% бюджета эмитента, а на обслуживание уже взятых долгов должно тратиться не более 15% расходов местного бюджета. Таким образом, федеральный Центр получает еще одну возможность влиять на финансовую политику местных администраций, не допуская, чтобы они злоупотребляли внешними заимствованиями. С резкой критикой готовящегося указа выступил Ю.Лужков. В ответ министр финансов М.Задорнов пояснил, что речь идет не о запрете, а о выполнении обязательной процедуры согласований.

Об усилении централизованного контроля за экономическими процессами в регионах свидетельствует и недавнее соглашение между Министерством государственного имущества и администрацией Кемеровской области. В соответствии с ним, областной комитет по управлению имуществом наделяется полномочиями территориального органа МГИ, а руководитель комитета становится первым вице-губернатором. МГИ уже давно добивалось того, чтобы руководители региональных комитетов автоматически получали вице-губернаторские должности. Если этот прецедент не останется единственным, министерству легче будет контролировать как свои территориальные структуры, так и ситуацию на местах.

Неоднозначно в регионах был воспринят и указ Президента о создании на базе ВГТРК "единого производственно-технологического комплекса государственных электронных СМИ". Речь идет об учреждении государственного медиа-холдинга, в котором региональные телерадиокомпании становятся всего лишь дочерними предприятиями ВГТРК, лишенными самостоятельности. Центр тем самым пытается поставить под свой контроль деятельность местных государственных телерадиокомпаний, "освободив" их от контроля местных администраций.

Известна резкая реакция на подписанный указ кемеровского губернатора А.Тулеева, который заявил о своих намерениях оспорить указ в Конституционном суде. По его словам, телерадиокомпания "Кузбасс" не собирается превращаться в дочернее предприятие ВГТРК.

Региональных руководителей пытались успокоить на Всероссийском совещании руководителей государственных региональных телерадиокомпаний, которое прошло в Краснодаре при участии вице-премьера О.Сысуева. Однако сделать это не удалось. Самым "крепким орешком" оказался красноярский губернатор А.Лебедь, который упорно отказывается санкционировать вхождение Красноярской телерадиокомпании в холдинг.

Таким образом, в настоящее время администрация Президента и федеральное правительство посягают на самое святое, что есть у губернаторов, - на их контроль над экономической и информационной политикой. Разумеется, эти попытки встречают резкое противодействие.

 



[1] В числе других депутатов от Челябинской области А.Починок и В.Головлев 8 апреля 1994 г. опубликовали в газете "Челябинский рабочий" обращение к Президенту РФ. В нем утверждалось, что глава администрации склонен направлять всю свою деятельность на удержание личной власти в ущерб нормальному функционированию исполнительных структур. Назывались факты передачи коммерческим структурам средств, выделенных области на реабилитацию территорий, загрязненных в связи с работой ПО "Маяк". Депутаты просили рассмотреть вопрос о назначении нового главы администрации. После того как приехавшая в Челябинск комиссия администрации Президента РФ подтвердила вывод депутатов о расхищении денег, был подготовлен проект постановления Правительства РФ об отставке главы администрации Челябинской области (завизированный, в частности, В.Черномырдиным, А.Чубайсом, С.Шахраем), который, однако, не был утвержден Президентом. Появилось лишь распоряжение Б.Ельцина, в котором В.Соловьеву было указано на неполное служебное соответствие. Вероятно, сказались приятельские отношения последнего с В.Илюшиным.

[2] Заметим, что Республика Коми уже не в первый раз попадает под удар Конституционного суда. Напомним, что еще раньше рассматривалась ситуация с местным самоуправлением в этой республике, и вердикт был неблагоприятным для республиканского руководства. При этом считается, что руководство республики находится в хороших отношениях с федеральным Центром. Однако именно на этом субъекте Федерации "отыгрывается" Конституционный Суд, хотя очевидные противоречия с федеральным законодательством в части местного самоуправления или совмещения госслужбы с депутатством есть в Башкирии, Татарии, отдельных краях и областях. Последствия решения Суда не вполне ясны. Дело в том, что очередные выборы Госсовета планируется провести в январе 1999 г. Возможно, нынешний Госсовет все-таки "дотянет" до выборов. Если же депутатам-чиновникам придется сложить полномочия, то может быть сорван кворум. Тогда в республике пройдут досрочные выборы. Или же республика несколько месяцев будет жить с недееспособным, "урезанным" парламентом.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России