Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1997 года. Внутренняя политика.

 
Пять стратегических ударов по политическим оппонентам

Во второй половине мая правительство обнародовало одобренную Президентом политическую декларацию о целях своей деятельности - "Программу 7-ми главных дел", в которой в сжатом виде были сформулированы ближайшие планы кабинета министров и меры по их осуществлению. В документе говорилось о реструктуризации естественных монополий, переходе к системе адресной социальной помощи и отмене неоправданных социальных льгот, о борьбе с коррупцией, ликвидации института уполномоченных банков и создании жесткой системы распределения бюджетных ресурсов, секвестировании бюджета страны на 1997 год, проведении налоговой и бюджетной реформ. Но, как уже отмечалось выше, реализация этой масштабной программы действий могла осуществиться только при условии слома сопротивления со стороны влиятельных социальных и политических субъектов - естественных монополий, региональных лидеров, Государственной Думы и левой оппозиции, силовых ведомств, госаппарата. Именно борьба с этими субъектами, за контроль над ними и составляла основное содержание политического процесса последних месяцев. Поэтому уместнее политику федеральной исполнительной власти было бы рассматривать не сквозь призму официальной "Программы 7-ми главных дел", а как новую схватку за власть или "пять стратегических ударов по политическим оппонентам".

Наступление на бастионы государственно-бюрократического капитализма. Естественные монополии - РАО "Газпром", РАО "ЕЭС России", МПС - в годы реформ играли ключевую роль в системе жизнеобеспечения российской экономики. Одновременно "Газпром" являлся ведущим донором федерального бюджета, давая значительную часть валютных поступлений в государственную казну.

За это время естественные монополии превратились в огромные замкнутые корпорации. По мнению многих экономистов, их бесконтрольность, искусственное завышение тарифов сдерживали стабилизацию и развитие производства в обрабатывающих отраслях промышленности, вызывали хронический кризис неплатежей. Не случайно, что радикально-демократические политики, исходя из приоритетов либерализации экономики, давно выступали за реструктуризацию этих "мутантов переходной экономики". Этой же точки зрения, но уже в интересах крупнейших трансконтинентальных нефтегазовых корпораций, стремившихся к ослаблению позиций "Газпрома" на мировых рынках, придерживался и "главный спонсор" российской экономики - Международный валютный фонд.

"Молодые реформаторы" выбрали чрезвычайно удачный момент для наступления на естественные монополии. Катастрофическое снижение налоговых поступлений в казну позволило им обвинить естественные монополии в задержке выплат задолженностей в бюджет, в установлении удушающих промышленность тарифов на топливо и энергию. Однако решительная попытка раздробления естественных монополий вызвала мощное сопротивление с их стороны. Руководители этих компаний, в соответствии с традицией, сделали ставку на достижение взаимоприемлемых компромиссов. Эта оборонительная тактика, в конечном счете, привела к ослаблению позиций руководства естественных монополий. Однако и "молодым реформаторам" в итоге пришлось довольствоваться половинчатыми решениями. РАО "ЕЭС России" как крупнейшая государственная корпорация была сохранена, но ее руководство возглавил один из членов нижегородской команды Б.Немцова молодой банкир Б.Бревнов. Одновременно непосредственные производители энергии получили право самостоятельно продавать ее на рынке.

Гораздо сложнее развивалась интрига вокруг РАО "Газпром". Попытка председателя правления компании Р.Вяхирева заручиться поддержкой Государственной Думы в противовес планам "молодых реформаторов" имела обратный результат. Президент, как известно, резко негативно относится к любым апелляциям представителей правящей российской элиты к оппозиционным силам. В итоге спустя несколько дней правительство приняло программу реформирования "Газпрома", рассчитанную на три длительных этапа. На первом этапе компания лишилась многочисленных ремонтных и подсобных предприятий, обязалась погасить задолженность перед госбюджетом. Для обеспечения государственного контроля за деятельностью "Газпрома" создавалась специальная коллегия, в состав которой вошли представители команды "молодых реформаторов". Судьба доверительного управления компанией осталась неопределенной.

Однако, как выяснилось позднее, этот компромиссный вариант реформирования компании, принятый в апреле, не стал последней точкой в борьбе за контроль над "Газпромом". Для выполнения долговых обязательств перед бюджетом, бóльшая часть которых в соответствии с решением правительства должна была быть направлена на погашение задолженности по пенсиям, компании пришлось брать огромные кредиты за рубежом, что существенно ослабило ее политические и экономические позиции, а также влияние руководства концерна в лице Р.Вяхирева, особенно в преддверии очередного собрания акционеров "Газпрома".

Важным фактором неопределенности судьбы естественных монополий стало начало борьбы за контроль над ними между командами А.Чубайса и Б.Немцова, между различными соперничающими группировками финансовой олигархии (ОНЭКСИМбанком, СБС-Агро, группой Б.Березовского, Менатепом).

Попытка усмирения региональных элит. Одним из главных условий реализации "молодыми реформаторами" их планов являлось укрепление вертикали исполнительной власти, ограничение значительной самостоятельности региональных лидеров. Решение этой задачи осуществлялось сразу по нескольким линиям.

Во-первых, была сделана попытка создать определенный противовес всевластию глав субъектов Федерации в лице мэров городов-столиц краев, областей и республик. Еще в феврале президентская администрация жестким нажимом на руководство Удмуртии заставила его отменить ранее принятые решения об отстранении от должности главы местного самоуправления Ижевска А.Салтыкова. Первоначально президентские и правительственные структуры пытались опереться и на мэра "столичного города" Владивостока в другом субъекте Федерации - в Приморье - в борьбе с губернатором Е.Наздратенко. Но затем ввиду очевидной профессиональной непригодности мэра В.Черепкова от ставки на него пришлось отказаться.

Была организована также встреча А.Чубайса с мэрами ряда городов, которые в отличие от многих глав субъектов Федерации высказали полную поддержку планам правительства по радикализации реформ, а в июне состоялось заседание Совета по самоуправлению при Президенте РФ.

К реальному ослаблению лидеров регионов данная тактика не привела, но зато, по мнению ряда экспертов, усилила политическую напряженность на местах, снизила управляемость общественными процессами.

Во-вторых, президентские и правительственные структуры попытались столкнуть Совет Федерации и Государственную Думу, противопоставив лояльность Центру со стороны региональных лидеров "радикализму" левой оппозиции. В качестве уступки региональным лидерам было обещано расширение их прав в бюджетном процессе. Но взамен правительство объявило о намерении выделять трансферты регионам только в зависимости от четкого выполнения администрациями субъектов РФ установок кабинета министров в области финансовой и социально-экономической политики. К тому же, и принятая правительством концепция жилищно-коммунальной реформы предполагала, что основная ответственность за проведение столь непопулярных преобразований должна была лечь на местные власти. О том, насколько опасными для губернаторов могут оказаться непродуманные шаги в этой сфере, свидетельствует опыт Санкт-Петербурга, где, как известно, в первой половине 1997 г. успешно прошел сбор подписей за проведение референдума об отставке В.Яковлева.

Неравноценный обмен, предложенный правительством региональным лидерам, не вызвал у них особого энтузиазма. На протяжении всего полугодия лидеры различных регионов (особенно активными в этом плане были главы субъектов Федерации Урала и Сибири) нередко высказывали критику в адрес намерений и действий правительства. Наиболее ярко это проявилось на Втором российском экономическом форуме в Екатеринбурге и во время поездки А.Чубайса в Красноярск и Якутию. На июньском же заседании Совета Федерации сенаторы приняли за основу постановление о роли государства в регулировании рыночной экономики, разработанное с участием группы экономистов под руководством С.Глазьева. Неудачей закончились попытки правительства поссорить верхнюю палату с Государственной Думой. В конце июня 92 сенатора, среди которых такие влиятельные региональные лидеры, как Э.Россель, М.Рахимов, К.Титов, П.Сумин, В.Степанов, подписали заявление "О поддержке конституционного порядка в стране", где предупредили исполнительную власть о недопустимости попыток неконституционного роспуска Думы.

В-третьих, была предпринята попытка показательного отстранения от должности избранного губернатора Приморского края Е.Наздратенко, отличающегося большой самостоятельностью в проведении социально-экономической политики и оппозиционностью в отношении команды "молодых реформаторов". Поводом к таким действиям стал острый топливно-энергетический кризис в крае, переросший в социальный и политический. По мысли стратегов из президентских и правительственных структур, неконституционное отстранение Е.Наздратенко от должности было призвано стать уроком для остальных региональных лидеров. В процессе реализации этого сценария отрабатывался и другой вариант - усиление центральной власти путем значительного расширения полномочий представителя Президента, в ведение которого переводилось распоряжение средствами федерального бюджета, поступающими в регион, а также координация деятельности местных структур федеральных органов власти и управления. Однако ограничение реальной власти Е.Наздратенко в результате передачи значительной части его полномочий представителю Президента в крае В.Кондратову не позволило Центру резко изменить ситуацию в Приморье в свою пользу. Сплоченность местной элиты, резко негативная реакция большинства членов Совета Федерации, "антимосковские настроения" среди значительной части населения края не позволили сместить Е.Наздратенко. К тому же в какой-то момент, уже после посещения края многочисленными комиссиями администрации Президента и Минтопэнерго, возникли разногласия между А.Чубайсом - сторонником жесткого решения по приморскому губернатору - и Б.Немцовым, придерживавшимся более компромиссной позиции. В итоге кризис в Приморье принял затяжной характер.

Усиление давления на власти субъектов Федерации обусловило резкое повышение политической активности, пожалуй, наиболее влиятельного регионального лидера - Ю.Лужкова. Опираясь на очевидные успехи в осуществлении сбалансированной социальной политики, мэр столицы резко выступил против правительственной концепции жилищно-коммунальной реформы, предусматривающей перекладывание расходов на содержание жилья в полном объеме на население. Осудив планы секвестирования бюджета страны на 1997 год, он попытался представить свой опыт проведения социально-экономической политики, партнерства с профсоюзами в качестве альтернативы правительственному курсу. С этой целью в начале апреля Ю.Лужков предпринял усилия по проведению представительной конференции, посвященной проблемам социального партнерства, с участием региональных лидеров и профсоюзов. Однако, опасаясь негативной реакции правительственных структур, подавляющее большинство глав субъектов Федерации отказалось принять в ней участие. Убедить Президента и правительство в необходимости пересмотреть концепцию жилищно-коммунальной реформы также не удалось, но глава государства все же дал согласие на осуществление этой реформы в столице по особому варианту.

Несмотря на неудачи попыток повлиять на политику федеральных властей, Ю.Лужков продолжал успешно укреплять свое влияние в различных регионах страны (на юге, в Нижегородской и Мурманской областях). Его деятельность вызывала нервную реакцию "молодых реформаторов", по-прежнему рассматривающих московского мэра в качестве одного из своих главных политических соперников.

Противоборство с Думой. Пик противостояния между правительством и Государственной Думой пришелся на май-июнь. Именно в это время кабинет министров внес на рассмотрение нижней палаты парламента наиболее важные законопроекты - о секвестировании бюджета-97, проект Налогового кодекса, социальный пакет. Понимая, что прохождение этих инициатив через левую Думу будет нелегким, правительство применило по отношению к ней тактику "кнута и пряника". С одной стороны, его высокопоставленные представители постоянно заявляли о готовности к компромиссам и совместной работе, а с другой, правительственный аппарат целенаправленно распространял слухи о возможности досрочного роспуска нижней палаты в ближайшем будущем.

Левое большинство Думы, ощущая ограниченность своих ресурсов к сопротивлению и в то же время опасаясь перспективы роспуска парламента и формирования еще более правого правительства во главе с А.Чубайсом или Б.Немцовым, взяло на вооружение тактику проволочек в рассмотрении законопроектов, которая фактически была разработана еще на IV съезде КПРФ. Коммунисты подтвердили свою линию на альянс с премьером В.Черномырдиным как олицетворением "наименьшего зла" в структурах федеральной исполнительной власти. Но поскольку этот курс вызывал недовольство в среде местных функционеров Компартии и ее союзников по Народно-патриотическому союзу России, в публичных выступлениях лидеры КПРФ стали проявлять бóльшую жесткость в отношении Президента и правительства. Отказываясь от предложения объявить вотум недоверия правительству, руководство Компартии выступило с инициативой сбора подписей о проведении референдума о недоверии курсу исполнительной власти, который, впрочем, не может иметь никаких юридических последствий.

И тем не менее, двойственная позиция, которой многие аналитики предрекали скорый крах, принесла левой оппозиции определенные успехи. С одной стороны, ей удалось избежать досрочного роспуска Думы (для умиротворения правительства нижняя палата даже проголосовала за принятие в первом чтении проекта Налогового кодекса и приняла весьма компромиссный закон о приватизации), а с другой, левая оппозиция сохранила, согласно данным социологических опросов, свою электоральную базу и даже одержала победу на довыборах в нижнюю палату в 2 из 3 избирательных округов.

Очередная антикоррупционная кампания. Одним из важнейших условий реализации курса на углубление реформ было объявлено усиление управляемости и дисциплины государственного аппарата, "усечение корней коррупции". Выполнение этой задачи Президент возложил на Б.Немцова, который придал новому этапу борьбы с коррупцией откровенно популистский характер, стремясь тем самым поднять авторитет правительства в глазах общественного мнения. Работа была развернута по трем основным направлениям:

1. Переход к конкурсной системе закупок для государственных нужд.

2. Пересадка государственных чиновников с иномарок на автомобили "Волга".

3. Обязательное декларирование высшими должностными лицами своих доходов.

По мнению большинства аналитиков, первые две акции имели весьма сомнительный экономический эффект и едва ли будут способствовать пополнению государственной казны. Скорее всего, они были рассчитаны на определенное пропагандистское действие. Что же касается обязательного декларирования доходов, то расплывчатые формулировки соответствующего президентского указа дают основания полагать, что, с одной стороны, они нацелены на то, чтобы создать в массовом сознании положительный образ "честной власти", а с другой - сформировать такие условия, при которых лица, принимающие решения, могли бы в любой момент отказаться от услуг ненужных им чиновников. "Селективная" направленность указа, позволяющего без особых для власти проблем избавляться от "чужих", недостаточно лояльных чиновников и жестко держать под контролем "своих", по-видимому, отражает определенный компромисс между популистскими устремлениями некоторых "молодых реформаторов" и финансовой олигархией.

Одновременно, кампания борьбы с коррупцией оказалась чрезвычайно выгодной для Президента. Ему, переходящему в иную политическую ипостась и создающему новую общественную и политическую реальность, необходимо было продемонстрировать части своих прежних соратников, особенно по периоду политического восхождения Б.Ельцина к высотам власти, непримиримость к попыткам противостоять новому курсу и даже устраниться от поддержки главы государства. Именно этим целям служили дела бывшего советника Б.Ельцина С.Станкевича, бывшего заместителя министра обороны и главного инспектора российской армии генерала К.Кобеца, привлечение в качестве свидетеля к расследованию по уголовному делу японской тоталитарной секты "Аум Сенрикё" бывшего секретаря Совета безопасности и вице-премьера О.Лобова, а также отстранение от должности министра юстиции В.Ковалева. Демарши против бывших соратников не вызвали всплеска энтузиазма в российском обществе. По мнению ряда экспертов, нельзя исключить, что под давлением влиятельных сил все эти расследования могут быть закрыты.

Генералы в обороне. Монополизация власти "молодыми реформаторами" была бы недостижимой без установления контроля над силовыми ведомствами. Отчасти эту задачу удалось решить в отношении Министерства обороны. После долгой закулисной борьбы вокруг проблемы реформирования армии в мае на заседании Совета обороны Президент неожиданно для многих принял решение об отставке И.Родионова и В.Самсонова. Новый министр обороны генерал И.Сергеев выразил готовность следовать политике, разработанной президентскими и правительственными структурами. Параллельно в течение полугодия велась кампания борьбы с коррупцией в высшем военном руководстве, в ходе которой были заведены уголовные дела на целый ряд высокопоставленных генералов и адмиралов.

Несмотря на то что в результате этих жестких мер позиции армейского генералитета в российских верхах значительно ослабли, говорить о нормализации обстановки в Вооруженных Силах пока рано. Во-первых, проблема финансирования МО по-прежнему не решена. Во-вторых, кризис в армии начал принимать катастрофический характер. Расстрелы караулов, дезертирство стали обычным явлением. В-третьих, пока неясно, какую реакцию вызовут подготовленные новым руководством Министерства обороны планы проведения военной реформы, согласно которым предполагается ликвидация целых видов Вооруженных Сил и резкое сокращение численности военнослужащих. Свидетельством негативного отношения в офицерской среде к происходящим в армии переменам стало обращение депутата от НДР, председателя думского Комитета по обороне, "героя чеченской войны" Л.Рохлина к офицерскому корпусу с призывом объединяться для защиты своих прав.

В прошедшие месяцы продолжалась активная борьба "молодых реформаторов" и поддерживающих их СМИ против министра внутренних дел А.Куликова, который в марте получил также пост вице-премьера. Его обвиняли в попытках срыва мирного договора между федеральным Центром и Чечней, в дискредитации главы "Газпрома" Р.Вяхирева, министра юстиции В.Ковалева. В июне в ряде СМИ стали распространяться сообщения о предстоящей отставке командующего внутренними войсками А.Шкирко и замене его выдвиженцем "молодых реформаторов". Однако пока добиться ослабления позиций А.Куликова правительственной команде не удалось.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России