Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Исследования CSR
 

К ИЗУЧЕНИЮ МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО ЭЛЕКТОРАТА РОССИИ
(Кто, как, за что и за кого голосует)

Введение

Велико незнание России посреди России
Н. В. Гоголь

Путь из тоталитаризма в демократию, из коллективизма в индивидуализм тернист и не легок. И каких бы колоссальных усилий ни стоили народам России преобразования в сфере политики и экономики, все же однажды наступает тот час, когда привычная для прошлого верхушечная борьба за власть скатывается в самую гущу народа. И в самом деле, каждый россиянин, очутившись перед избирательной урной и держа в руках бюллетень с малознакомым списком, должен был, преодолевая свой политический инфантилизм, взять на себя неслыханную ответственность - стать участником не только финала предвыборной политической борьбы, но и одновременно творцом новой истории постсоветского пространства. Нужны ли комментарии, насколько глубоким был и остается интерес мирового сообщества и наш собственный к выборам, как переломному событию в истории России? Не исключено, что сами россияне не до конца осознали значение этого решающего сдвига в своей многотрудной и загадочной истории. Если к этому добавить еще два факта, имеющих поистине стратегическое значение, - переход от дезинтеграционных тенденций к реинтеграционным и небезболезненную победу президента над представительной властью, то не трудно представить исключительно высокий интерес к началу, ходу и итогам выборов в Федеральное Собрание после развала СССР.

Даже вторая часть предвыборной кампании 1993 г., связанная с принятием новой Конституции, отошла в тень. Наспех составленные новые правила игры, допустившие к участию несколько партий и блоков, пожалуй, затемнили значение принятия Новой Конституции России. И хотя только одна пятая часть электората была представлена избирателями нерусской национальности, этнополитическая сторона дела стала важным нюансом, внесла весомый вклад в общий котел глубокой заинтересованности ученых и политиков в адекватном знании состояния пред- и поствыборной ситуации России. Несмотря на недостатки и издержки, избирательная кампания велась по скороспелым правилам, вопреки тому, что в основу этих правил была положена непривычная для россиян схема голосования (смешанная мажоритарно-пропорциональная система выборов в Государственную Думу и двухмандатная, в один тур, в Совет Федерации) можно сделать вывод о том, что Россия сделала первый, хотя и робкий шаг к международным стандартам свободного голосования и заявила о своей готовности занять достойное место в ряду цивилизованных демократических государств.

Итоги голосования 12 декабря 1993 г. и 17 декабря 1995 г. свидетельствуют о том, что многомиллионный электорат, хотя и с большим трудом, но все же сумел выбраться из темного и запутанного лабиринта программ и обещаний, скоротечно составленных вереницей политических партий и блоков, стремящихся протолкнуть своих представителей в коридоры и кабинеты власти. Не остался незамеченным и этнический момент.

Именно поэтому предлагаемая книга, открывающая одноименный трехтомник в четырех книгах и посвященная новому свободному электорату России, во-первых, построена прежде всего на аналитической характеристике ситуации в республиках Российской Федерации, во-вторых, является, по сути, первым опытом в изучении этнического аспекта предвыборной кампании и ее неожиданных и загадочных результатов. Под неожиданностью и непредсказуемостью понимается прежде всего сокрушительное поражение "Выбора России", несмотря на многократно тиражированную с экранов телевизоров и, как выяснилось, умышленно спрогнозированную для нее блестящую победу проправительственными социологическими службами. В-третьих, она публикуется в ряду книг по плану серии "Национальные движения в СССР и в постсоветском пространстве". Разумеется, успех или поражение кандидата в депутаты в обе палаты Федерального Собрания не был целиком предопределен его национальной принадлежностью, силой или слабостью национального движения в той или иной республике. Тем не менее этнический фактор в ряде случаев становился весьма значительным вектором предвыборной этнополитической борьбы, важным компонентом этнополитической ситуации. Например, как объяснить такое практическое отклонение от теоретического ожидания, когда башкиры, не составляющие даже одной четверти (21,9%) населения Башкортостана, сумели, тем не менее выиграть три четверти (6 из 8) мест в Федеральном Собрании, именуемом Новым Парламентом новой России?

Книги о многонациональном электорате России подготовлены не политологами, а этнологами и этносоциологами. Изучение электората никогда раньше не входило в предметную область отечественной этнографии и этнологии. Несколько пионерских публикаций В.А.Тишкова, посвященных анализу национального состава съезда народных депутатов СССР и депутатского корпуса Верховных Советов бывших союзных республик представляют собой скорее исключение, чем правило. И в этом новом ракурсе, соединяющем этничность и электорат как их достоинства, так и ее недостатки.

Именно этнографы, в отличие от многих других специалистов в области социальных наук традиционно воздерживались от чрезмерной манифестации идеологических предпочтений и политических позиций. Это и в данном случае позволило им создать правдоподобный портрет своих республик, с пониманием наносить на этнополитический холст многообразие этнических красок и политических оттенков, оставаясь при этом относительно нейтральными к тому, какие именно партии победили на выборах, а представители каких движений потерпели поражение.

Включение этнополитического ракурса предвыборной кампании в предметную область этнологии имеет глубокий смысл и основано на объективной необходимости, связанной с задачами изучения глубоких перемен, происходящих в России в связи с реформацией и этнической мобилизацией. Переход от тоталитарных форм голосования к демократическим, основанным кроме всего прочего на свободной конкуренции кандидатов в депутаты, а также на соревновательной борьбе политических партий, вносит существенные коррективы в суть и характер межнациональных отношений. С социально-психологической точки зрения появление новых идентификаций создает предпосылки для их кризисного сосуществования, перерастающего в конфликтное состояние. Плюрализация и маргинализация идентичностей вызывают новые, неведомые ранее "болезни". Уже есть первые наглядные примеры того, как неумолимо и неотвратимо работает этнодемографический фактор в демократически проводимой выборной кампании. Так, например, в борьбе за пост Главы Коми Республики в начале 1994 г.: среди восьми претендентов серьезное и наиболее острое соревнование развернулось между Председателем Верховного Совета Коми Республики Ю.Спиридоновым, пользующимся поддержкой русского и русскоязычного населения и Председателем Совета Министров Коми Республики В.Худяевым, радеющим за интересы коми народа, составляющего без малого четверть населения Коми Республики. Данные социологического опроса, проведенного накануне выборов аналитическим центром "Блиц", и выявившим, что 60% русских будут голосовать за русского Ю.Спиридонова, а 55% коми - за кандидатуру коми В.Худяева, оказались пророческими. Набрав 49,2% голосов избирателей, победу одержал Ю.Спиридонов. За В.Худяева проголосовали 32,0% избирателей, за А.Гладкова - 8,1%, и, наконец, за Председателя этнополитической организации коми ("Комитета возрождения коми народа") В.Маркова отдали свои голоса лишь 3,7% избирателей. Итоги выборов не оставляют сомнений в том, что "победу одержали" два фактора - этнодемографический и демократический. В нынешних условиях для победы представителя той или иной национальности потребуется не только решение сверху, со стороны властей, но и значительная поддержка снизу, со стороны самих избирателей. И если в переходный период, связанный с отказом от прежней системы и с переходом к новым правилам игры, возможны случайные победы, фальсификации, преувеличенное значение роли лидеров национальных движений, то, в дальнейшем, по мере взросления демократии и расширения политического кругозора избирателя, ситуация в корне может измениться.

Без широкой социальной поддержки, без тотальной этнической мобилизации лидерам национальных движений трудно будет рассчитывать на гарантированный легкий успех. И если в дальнейшем национальная карта действительно будет оставаться задействованной в политическую игру, решающее значение, наряду с деловыми качествами, будет приобретать этнодемографический фактор, т.е. численное соотношение национальностей в каждом конкретном избирательном округе. К этому надо быть готовым. А для этого уже сегодня надо хорошо знать и понимать взаимодействие национальности избирателя и национальной принадлежности кандидата в депутаты, а так же того значения, которое депутат и избиратель придают этническому фактору в своей политической программе и в своем предвыборном марафоне. И поскольку этнологи, в отличие от специалистов других отраслей социального знания "этнический момент" хорошо знают не только извне, из свежеиспеченных текстов программных документов и из популистских митинговых речей, постольку им, этнологам, и карты в руки. Вместе с тем, памятуя, что более четырех пятых населения Российской Федерации составляют русские, надо отдавать себе отчет в реальных масштабах и "содержательной" ограниченности этнополитического ракурса, предлагаемого нами в качестве особой зоны в предметной области российской этнологии. Все зависит от угла зрения. Национальные интересы русских отнюдь не менее важны национальных интересов 18% населения России нерусских национальностей. Поэтому выявление роли национального фактора в субъектах Российской Федерации, населенных преимущественно русскими, не менее важно, чем изучение этнополитической ситуации в республиках.

Поиски ответа на фундаментальные вопросы этнополитологии, кто, как, за кого и за что голосовал, а также кто, каким образом и почему выиграл предвыборную кампанию, не могут вестись без учета этнического фактора и многонационального состава республик, как субъектов Российской Федерации. Ни в каких официальных источниках, пожалуй, не сыскать ответа на названные судьбоносные вопросы. Каждый из них, в свою очередь, многослоен и распадается на ряд более мелких, но не менее трудных вопросов. В самом деле, чтобы ответить на вопрос "кто победил", надо предварительно хорошо представлять себе, кому или чему, осознанно или на гребне стихийной волны отдал свой единственный голос каждый человек и все вместе взятые избиратели. Что при этом склонило чашу весов: яркая личность кандидата, его четкая позиция и платформа, национальная или политическая идентичность, его слова или его дела, или в конце концов, какова была роль всемогущего "господина случая"?

Вполне вероятно, что при прочих равных условиях решающую роль будут играть известность кандидата, состав команды, в которой он состоит, и исповедуемая им идеология.

Для законопослушного постсоветского избирателя немаловажное значение имеет и статус кандидата. При прочих равных условиях государственный деятель, занимающий крупный пост в госструктуре, будет иметь больше шансов, чем малоизвестный кандидат из академической, университетской среды или человек из поднимающего голову предпринимательского клана.

К примеру, кого выберет избиратель, если на узенькой предвыборной тропинке окажутся двое: А.Невзоров и Е.Гайдар? Первый известен как борец за выживание значительной массы социально незащищенного, неустроенного постсоветского населения, второй - радетель тоненькой прослойки нового класса богачей и бизнесменов. И хотя, государство должно проявлять заботу об интересах разных социально-профессиональных групп, в том числе и бедных и богатых, ясно, что значительная часть электората, особенно женская, при прочих равных условиях проголосует скорее за блистательного Невзорова, чем за расчетливого Гайдара.

Наряду с личностью кандидата на решение избирателей, бесспорно, сильное влияние оказывают те мероприятия, которые кандидат, или заинтересованные в нем структуры организуют в поддержку своего и дискредитации не своего кандидата. Этот комплекс мер, именуемый на Западе "правилами игры", меньше всего известен бывшему советскому избирателю, привыкшему со сталинских времен беспрекословно голосовать за "единый блок коммунистов и беспартийных" по безальтернативным спискам, утвержденным в кабинетах партийной номенклатуры и запивать свой праздничный бутерброд кружкой завезенного пива.

Сегодня кандидату в депутаты, чтобы выиграть предвыборный марафон, "правила игры" надо знать. При этом мало формально определить, были ли выборы в целом свободными и демократическими, или проходили под чьим-то давлением или с нарушением прав кандидатов и прав избирателей, надо еще знать содержание "правил игры", - кто, как и когда, финансировал пропагандистскую кампанию, имели ли кандидаты более менее равные шансы для раскрытия своего потенциала и разъяснения содержания своих программ, умели ли корректно формулировать свои обещания, какие печатные материалы (листовки, лозунги, плакаты, скрытые сувениры) заманивали избирателя, где, - дома или по месту работы или отдыха более эффективно работала "агитбригада"? Какими методами пользовались кандидат и команда поддержки?

В теоретической и прикладной литературе по предвыборным кампаниям широкое распространение имеет основополагающий постулат о том, что несмотря на личность кандидата и согласованные правила игры, избиратель все же отдает свой голос прежде всего тому кандидату, который будет представлять интересы самого избирателя. Иными словами, выбор кандидата будет определять не только сам он, но и та социально-экономическая и этнополитическая обстановка, в которой живут его избиратели. Отсюда следует ожидать, что в многонациональных по своему составу республиках Российской Федерации на выбор избирателей будут оказывать давление этнический, экономический, социально-профессиональный, конфессиональный и географический факторы. Их надо знать.

И хотя избиратель не обязан в каждом конкретном случае соблюдать некую стройную идентификационную линию между собой и кандидатом, тем не менее для аналитиков наличие такой связи и учет ее в общем анализе электората, бесспорно, имеет большое значение. Отсюда вытекает еще одна задача, имеющая поистине стратегическое значение в изучение предвыборной кампании и ее результатов. Речь идет о специфике переломного времени, в котором оказались сегодня народы, расселенные в постсоветском пространстве. Это специфика складывается как из груза советско-коммунистического наследия, так и новых результатов развала Советского Союза под ударами суверенизации и вследствие обострившейся борьбы за власть на политическом олимпе. Сильное давление указанная "специфика" испытывает от чередования дезинтеграционных и реинтеграционных тенденций, в немалой мере определяющих успех или поражение тех или иных политических кланов и группировок.

Ответы на многие вопросы предвыборной кампании мы вправе ожидать от теории. Именно теория должна питать политику объяснительной, доказательной и прогностической силой, энергией и ориентирами. Без теории политики и эксперты вынуждены пробираться к конечной цели вслепую, продираясь через хитросплетение программ, платформ, лозунгов,, через интриги и самодеятельные уловки кандидатов и "игроков" предвыборной кампании, через сложное взаимодействие политических, экономических, социальных, этнических и психологических проблем, через конфликтующие мнения и противоречащие друг другу обещания, посулы и рекомендации.

Именно отсутствие глубокой теории и хорошей практики предвыборной кампании, а также острейший дефицит представительных эмпирических данных о манифестируемом и реальном поведении электората лишает лидеров политических блоков и партий покоя, мешает им сделать сколько-нибудь серьезный анализ причин и факторов побед и поражений. И даже самые грамотные из них, порой впадают в истерику, не умея, (а может быть и не желая) откровенно и смело вскрывать глубинные причины поражения своих партий и единомышленников.

Так, например, итоги выборов в местные представительные (законодательные) органы государственной власти в десяти регионах Российской Федерации, состоявшихся в конце ноября 1994 г., и в ходе которых, прокоммунистические и националистические силы одержали победу над демократами, вызвали грусть и большую тревогу в демократическом лагере. В обращении к демократическим организациям, творческим и профессиональным союзам, с которым выступил лидер партии "Демократический выбор России", говорилось о том, что оппоненты выборосовцев якобы "хотят любой ценой восстановить диктатуру, обнести Россию колючей проволокой и вновь управлять страной насилием и страхом" (Известия, 1994, 29 ноября). Между тем вряд ли в программах нынешних коммунистов можно найти упоминание о колючей проволоке, между тем как Белый дом был расстрелян танками демократов. Выводы, как говорится, ясны и без теории предвыборной кампании.

Наиболее твердые сторонники демократии свое поражение пытаются объяснить чем угодно, только не своими промахами и ошибками во время пребывания у власти. Так, например, не тяжелыми этнополитическими последствиями и обнищанием народа, объясняются сокрушительные поражения демократов в Краснодарском крае осенью 1994 г., а "критикой трехлетнего нахождения демократов у власти". (Независимая газета, 1994, 2 декабря). Подобная научная "интерпретация" сродни тому, как если бы безработицу и межнациональные конфликты объясняли не бездарной экономической и губительной национальной политикой, а задаваемыми по этому поводу вопросами в ходе социологических исследований.

Каким образом возникает равнодействующая из голосов миллионов избирателей? Как удается достичь согласованности своих действий лидерам партий и блоков, вступивших на стезю предвыборной борьбы? Каким образом тому или иному кандидату удается координировать свои усилия таким образом, чтобы достичь максимального успеха и одержать победу над конкурентами?

У нас нет устоявшися навыков ставить подобные вопросы и отвечать на них. Наша главная цель состояла не в том, чтобы изложить концептуально-понятийный аппарат предвыборной кампании, который помог бы ориентироваться в хитросплетениях предвыборной кампании, а в том, чтобы разобраться в тех явных и скрытых предпосылках, которые обеспечили победу наиболее удачливым и объяснили поражение менее удачливых соперников. Приглашая к диалогу, мы отдаем приоритеты скорее дескриптивной, нежели аналитической стороне дела.

Изучение предвыборной ситуации велось по проекту, разработанному тремя американскими учеными - Джерри Хаффом (университет Дюка), Тимоти Колтоном (Гарвардский университет) и Сьюзен Лейманн (Колумбийский университет). Реализация этого проекта стала возможной благодаря объединению усилий американских и российских ученых. В соответствии с планом проекта в течение 3-х недель накануне выборов 12 декабря 1993 г. было опрошено приблизительно по одной тысяче человек в каждой из 16 республик, в 35 областях и краях России.

Для выполнения намеченной программы и для осуществления социологического опроса были мобилизованы исследовательские команды в каждой из республик (общее руководство осуществлялось М.Н.Губогло), в остальных субъектах Российской Федерации общее руководство взял на себя С.В.Туманов (директор Центра социологических исследований при Московском государственном университете).

В республиках России опрос проводился по квотной, стратифицированной выборке, разработанной И.А.Субботиной (Центр по изучению межнациональных отношений ИЭА РАН), представительной для городской и сельской части титульных национальностей и русских.

Наряду с этим были дважды опрошены 4000 тыс. человек сначала по предвыборному, а затем, после завершения выборов, по поствыборному "Вопросникам" в 100 районах России (по 40 человек в каждом районе) по общенациональной Всероссийской выборке, разработанной американскими статистиками под общим руководством и участии руководителя и автора проекта - Тимоти Колтона.

Данные, полученные по итогам массовых опросов в каждой из республик, а также по итогам реализации общенациональной выборки, введены в компьютер, проконтролированы специально разработанными программами коллективом программистов и операторов во главе с Т.И.Губогло. В результате сформированы две базы данных, конвертированные в среду SPSS. Базы переданы в республики для сравнительного изучения этнополитической ситуации в России.

Реализация крупномасштабного исследования, не имеющего аналога в отечественной и мировой этнологии и этнополитологии, имеющего поистине международный характер и международное значение, стала возможной благодаря, во-первых, объединению усилий американских и российских ученых, в том числе, благодаря активной роли республиканских "команд", а, во-вторых, благодаря серьезной финансовой поддержке, оказанной Фондом Карнеги Корпорейшин, Фонда Джона и Кэтрин Макартуров, Национального Фонда научных исследований и Брукинг Фонда.

В результате этого исследования удалось получить уникальную информацию, позволяющую охарактеризовать новейшие перемены в настроениях и в жизни населения, в том числе в положении титульных наций и русских и представителей других национальностей. Эти тектонические изменения, сравнимые по своему содержанию и по своему воздействию на складывание этнополитической ситуации с глубокими революционными сдвигами, составляют суть истории народов бывшего Советского Союза на новом, постсоветском этапе их истории.

Необходимо подчеркнуть, что воспринимая объединение усилий трех сторон (американской, московской и республиканской) как важное позитивное начало в международном и во внутриотечественном сотрудничестве, мы одновременно не закрываем возможности для автономного анализа и самостоятельной интерпретации совместно собранных данных. Более того, информацию мы готовим вместе, но трапезный стол по интерпретации данных может быть и совместным и у каждого свой. И это еще одно новое благо новых возможностей.

Предвыборный "Вопросник", явившийся инструментальной основой опроса накануне выборов, содержал несколько блоков вопросов, позволяющих воссоздать "портрет" электората каждой из победивших партий и блоков, а также увязать характеристики предвыборной кампании и предстоящих выборов с характеристиками избирателей, включая данные о происхождении, семье и семейных отношениях, о работе, образовании и социальной мобильности, о экономике, о характере этнополитической ситуации. Понятно, что наличие подобных блоков с более чем с двумя сотнями вопросов, открывает широкие возможности для дальнейшего анализа. При его составлении был использован богатый опыт отечественных этносоциологических исследований, в том числе "Опросные листы", разработанные в ИЭА РАН Ю.В.Арутюняном, Л.М.Дробижевой, М.Н.Губогло, а также опыт, приобретенный в ходе совместной реализации проекта "Язык, национальность и бывший Советский Союз" в Башкортостане и Татарстане весной и осенью 1993 года.

Поствыборный "Вопросник", составленный Тимоти Колтоном, позволил вторично опросить те же самые 4000 тыс. респондентов по той же общенациональной выборке, но уже с вопросами, содержащими информацию о факторах и мотивах поведения избирателя накануне и в ходе выборов, о психологических и социологических факторах, побудивших избирателей осознанно или неосознанно принять то или иное решение перед тем как опустить свой бюллетень в избирательную урну.

Само собой разумеется, в задачи трехтомника не входит рассмотрение конкретных результатов проведенных массовых опросов в том или ином районе, республике, крае или области. Это - задача завтрашнего дня. У включенных в книги докладов цель - иная. Коротко говоря, речь идет о первой, насколько известно, попытке синхронного изучения современной этнополитической ситуации в четко определенных хронологических рамках - а именно в течении трех предвыборных недель.

Все разделы, характеризующие состояние и развитие этнополитической ситуации в конкретной республике, были написаны по более или менее унифицированной схеме.

К сожалению, по техническим причинам в книгу не удалось включить интересные доклады и сообщения, с которыми выступили Джерри Хафф, Тимоти Колтон и Дэвид Лейтин, и в которых был произведен предварительный анализ итогов голосования по субъектам Российской Федерации, за исключением республик.

В подготовке книг использованы материалы полученные в ходе реализации еще одного проекта - "Язык, национальность и бывший Советский Союз", осуществляемого при финансовой поддержке американского Национального Фонда научных исследований. По итогам опроса в Башкортостане (апрель 1993г.) был проведен совместный российско-американский симпозиум (5-6 марта 1994 г., г. Чикаго) и опубликован сборник материалов (Язык и национализм в постсоветских республиках, М., 1994, 216 стр.). Раздел I данного издания продолжает публикацию материалов, полученных по указанному проекту. Читатель имеет возможность, в частности, познакомиться с некоторыми итогами опроса, проведенного в Татарстане в сентябре 1993 г.

Проведенные исследования призваны дать ответ на вопрос о том, как по большому историческому и социологическому счету действуют каждые из перечисленных факторов и компонентов электората. Уже сегодня ясно, что ни одни из них не действуют в автономно-чистом режиме, в отрыве от комплекса объективных и субъективных причин. Например, нетрудно предугадать, что в условиях нарастающей бедности и разочарования реформационными процессами избиратели скорее отдадут свои голоса тем кандидатам, которые будут иметь антиправительственные идеи, лозунги, программы и срежиссированные мероприятия. Отсюда следует вывод о том, что когда люди голосуют "за" кого-то, они подразумевают "против" "чего-то".

Так или иначе, перед народами России во весь рост стала задача сохранить и возвысить свое национальное достоинство, в качестве мощной движущей силы возрождения и развития России. Соответствующая государственная стратегия может быть успешно реализована в том случае, если она будет опираться как на языковое и историческое наследие народов, так и на право каждого гражданина, независимо от его этнической, языковой, политической или религиозной принадлежности своим личным участием путем осознанного и квалифицированного голосования определять судьбу России, противодействуя всяческим попыткам ее дестабилизации и развала.

Была своя историческая логика в том, что перестройка начиналась сверху. Иного варианта в условиях тоталитаризма, когда вся полнота власти была в руках у монопольно "руководящей" и "направляющей" силы не было. В августе 1991 г. плавная перестройка захлебнулась. Основная причина несостоявшейся эволюции заключалась, во-первых, в разрыве между обильным демократическим славословием и партийно-номенклатурным фундаментализмом, во-вторых, в том, что реформы заранее были обречены на провал, если при их проведении сам народ выводился за скобки.

Пробуждающийся электорат России становится одним из тех механизмов с помощью которого формируется, как отмечают Майкл Макфол и Николай Петров "корневая" демократия (grass-roots democracy), а граждане России, выходят из состояния державнического иждивенчества и становятся на рельсы демократической деинфантилизации.

Борьба за власть, о которой с таким упоительным упорством рассказывают бывшие и нынешние политики, постепенно становится борьбой за голоса избирателей, т.е. борьбой за электорат. Следовательно, по поведению электората становится возможным судить о переходе постсоветского общества из одного состояния в другое.

Проведенные исследования в 1993-1995 гг. дали возможность для создания социологического портрета российского электората. Несколько забегая вперед, надо сказать, что избиратели уже настолько глубоко расколоты, что создать единый портрет невозможно. Речь идет по сути о нескольких портретах: от партийных (по партиям) до проблемных (например, по решению Чеченской проблемы).

Обстоятельная характеристика раскола, как характерного явления постсоветской истории, отягощенного смутой переходного времени, не может быть конкретной без многочисленных эмпирических данных. В отличие от детектива читать такую характеристику, конечно, скучно. Но без "силы подробностей", еще одной скучной черты нашего изложения, описание череды ординарных событий вместе с вереницей политических персонажей вряд ли удовлетворит взыскательного читателя. Словом, в основу изложения совершенно сознательно кладется такой принцип, когда показ явления важнее, чем рассказ о нем. Представления и поступки избирателей раскрываются скорее с помощью их автооценок, нежели с помощью авторского комментария. Вместе с тем, нет смысла дистанцироваться от объяснения того, о чем шумит вспаханное социологическим опросом электоральное поле.

Изучение и анализ российских выборов находится в начальной стадии. При этом "одни работы, - как отмечают соредакторы обстоятельного сборника статей "Парламентские выборы 1995 года в России" (М., 1996, с.5) Майкл Макфол и Николай Петров, - чересчур специальны, рассчитаны на узких специалистов, а главное - не оперативны, и, появляясь через год-два после выборов, имеют чисто академический интерес. Другие, наоборот, исключительно оперативны и предлагают свою версию происшедшего едва ли не раньше, чем появляются результаты выборов, они весьма поверхностны, а часто и просто ошибочны и скорее создают мифы, чем развенчивают их, скорее затуманивают изображение в зеркале, чем проясняют его".

Формирование, развитие и самосовершенствование нового электората России становится одной из приоритетных задач, одной из важнейших предпосылок политического, социального и экономического роста многонациональной страны. Иными словами, без заинтересованного, уверенного в себе, избирателя, грамотно и хорошо подготовленного, знающего правила игры избирательной кампании, трудно рассчитывать на значительные успехи в реформировании, в обновлении страны, в ускорении ее развития.

 

Второй том и две книги третьего тома написаны авторским коллективом в составе:

М.Н.Губогло (Руководитель авторского коллектива)

Л.Л.Абаева (Улан-Удэ), С.И.Аккиева (Нальчик), З.В.Анайбан (Кызыл), В.Н.Бирин (Петрозаводск), И.И.Восходов (Чебоксары), А.Б.Дзадзиев (Владикавказ), А.А.Дзарасов (Владикавказ), Л.К.Гостиева (Москва), Э.Б.Гучинова (Элиста) А.А.Зубков, (Саранск), Ф.М.Зыков (Якутск). Э.Ф.Кисриев (Махачкала), Г.А.Комарова (Москва), О.В.Котов (Сыктывкар), Б.П.Крянев (Улан-Удэ), А.К.Кужугет (Кызыл), К.И.Куликов (Ижевск), В.В.Маресьев (Саранск), Т.М.Полякова (Майкоп), М.Б.Рогачев (Сыктывкар), Г.Р.Столярова (Казань), Ф.Г.Сафин (Уфа), М.П.Татаринцева (Кызыл), С.Д.Таванец (Элиста), Л.С.Христолюбова (Ижевск), Ю.А.Шабаев (Сыктывкар), В.Н.Шаров (Йошкар-Ола),

 

Выражая признательность и благодарность авторскому коллективу трехтомника, представленному ведущими специалистами из Москвы и республик России, хотелось бы одновременно надеяться, что его усилия, направленные на осознание указанной выше истины не окажутся бесплодными.




Если вас заинтересовала данная страница, возможно, вам будут интересны сайты по следующим ссылкам:

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России