Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Исследования Центра по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии РАН
 

ЦЕЛИ ЗАПАДА

Олицетворением реформаторского курса в правительстве В.Черномырдина, ярым сторонником реализации в России экономических советов и рекомендаций Запада и западных экспертов был Анатолий Чубайс. Не случайно, Запад по словам Олега Попцова [1], очень болезненно реагировал на нестабильность реформаторского курса и на неуравновешенность должностного статуса А.Чубайса, ведавшего некоторое время экономическими вопросами. Следовательно, выявление в ходе опроса отношения россиян к экономическим советам Запада одновременно могли служить неким индикатором отношения к реформаторской политике, реализуемой членом Правительства в ранге Вице-премьера.

Наверное надо быть очень наивным человеком, чтобы верить в то, что одно государство может быть заинтересовано в экономическом укреплении другого, больше, чем в собственном благоденствии и в самоукреплении. Никто и никогда не усиливает своих конкурентов. И вряд ли можно ожидать что, например, Запад оказывает помощь России именно для того, чтобы решать не свои, а ее (России) приоритетные задачи по сохранению ее (России) территориальной целостности, суверенитета и независимости, повышению материального благополучия ее населения, укреплению ее безопасности и боеспособности. Тем не менее, как выяснилось в ходе мониторинговых опросов 1993-1995 гг., такие люди, верящие в идеологические сказки "Выбора России", "Вперед Россия", "Яблока" и других партий радикально-демократического толка, в России находятся.

В декабре 1993 года каждый десятый опрошенный хотя и в относительной и легкой форме, но все же ответил отрицательно на вопрос анкеты: "Преследует ли Запад цель ослабить Россию своими экономическими советами?". В целом же четверть взрослого населения не подозревала Запад в каких-либо злых умыслах по части нанесения ущерба интересам России. Прямо противоположной точки зрения придерживается немногим более половины (53,9%) граждан России, согласно мнению которых Запад не скупился на экономические советы преследуя собственные цели и прежде всего по ослаблению России (см. таблицу 1).

Таблица 1

Цели Запада в его экономических советах (в % по итогам опросов 1993 и 1995 гг.)

Преследует ли Запад цель ослабить Россию своими экономическими советами? 1993 1995
Да, уверены в этом 28.5 36.8
Неуверены, но вероятно да 25.4 24.4
Неуверены, но вероятно нет 15.0 13.5
Уверены, что нет 11.9 6.5
Затрудняются ответить 18.6 18.8

В литературе неоднократно ставились вопросы не только о полезности экономических советов Запада, но и о принципиальной пригодности и применяемости иноземных рецептов для Российской действительности. Даже беглый обзор бесчисленных научных и научно-прикладных симпозиумов, семинаров, конференций по ряду экономических вопросов (рыночная экономика), передача земли в частную собственность, конвертируемость рубля, темпы инфляции, демократия и т.п.) свидетельствует о не вполне высоком уровне сыплющихся на Россию, как из рога изобилия, рекомендаций, советов, рецептов. При этом едва ли не главным лейтмотивом бесконечных советов звучат такие "научные" призывы к жертвенности, которые сами западные эксперты никогда не адресовали бы своим правительствам и своим народам.

В.П.Лукин и А.И.Уткин не без обоснованного сарказма обнародовали свой вывод о том, что авторы подобных экономико-политических рецептов по сути дела предлагают России произвести еще один всемирно-исторический эксперимент, отнюдь не будучи уверенными в его удачном исходе[2]. Легковесность и безответственность многих экономических советов в сочетании с крикливыми и громоздкими призывами к жертвенности не только подрывает традиционное уважение и доверие россиян к западной научной мысли, высокому профессионализму западных советников, но и порождает сомнение в искренности намерений западных стратегов сделать что-либо полезное для России.

Анализируя неоднократно упущенные возможности для перевода России в колею ускоренного экономического роста, специалисты немалую долю вины за провалы в экономической политике возлагают именно на тех руководителей государства, которые некритически, безоговорочно и бездумно принимают рецепты Западных экспертов. Одна из таких упущенных возможностей была, в частности, в середине 1994 г. Однако, по словам С.Ю.Глазьева, вместо того, чтобы после резкого "спада начать создание условий для оживления производства, правительство под нажимом Анатолия Чубайса слепо подчинилось рекомендациям МВФ в области денежно-кредитной и внешнеэкономической политики"[3]. В результате " формальное планирование денежной массы на основе школярских уравнений заезжих экспертов из МВФ, руководивших решениями Г-на Чубайса... закончились "черным вторником" и очередной дестабилизацией экономической ситуации"[4].

В понимании истинных целей экономической, моральной и интеллектуальной поддержки Западом нынешней России важен не только дискурсный, но и ракурсный подход. И это не дань сомнениям в доброжелательности отдельных экспертов Запада, но объективная потребность знать общественное мнение собственных граждан по поводу лучшего обустройства России.

Для того, чтобы адекватно оценивать мнения граждан России по поводу целей экономических советов Запада, необходимо принимать в расчет две тенденции, характеризующие новое соотношение сил на мировой арене. Одна из этих тенденций определяется значительным моральным и стратегическим ослаблением позиций России в мировом сообществе, катастрофическим состоянием ее экономики, другая - укреплением позиций США в мировой экономике, обретение ими статуса безусловного лидера в решении важнейших геополитических проблем современности, в том числе силовому решению, благодаря непревзойденной военной мощи. Равнодействующая указанных тенденций кардинально меняет лицо геополитической карты мира и Россия, в отличие от бывшего СССР, оттесняется на периферийные орбиты международной политики, что, в свою очередь, грозит обернуться превращением ее в топливно-сырьевой придаток передовых стран Запада. Стихийное понимание губительной для судеб России сути этих двух тенденций проявляется в нарастании беспокойства граждан России за статус своей страны и в углублении сомнений относительно истинных целей западной помощи России. В итоге растет доля населения, уверенного в том, что своими экономическими советами Запад стремится ослабить Россию, и сокращается доля тех, кто переоценивает доброжелательное отношение Запада и России. Как показал опрос, перевес первых над вторыми увеличился в 1995 г. по сравнению с 1993 г. с двух до трех раз (см. табл. 1).

Гражданам России, видимо, надолго запомнился, как Запад вместо бури негодования сдержанно аплодировал демократам России, когда они предприняли танковый обстрел Дома Советов России. Вряд ли после такой "заботы" Запада о внедрении и утверждении демократии в России от ее граждан можно было ожидать позитивных установок и хороших представлений о самом Западе и его "советах".

Иными словами, деинфантилизация россиян проявляет себя в форме прозрения и протрезвления в понимании истинной сути вещей. В известной мере этот процесс идет вразрез с установками тех про-западно настроенных демократов, для которых характерны установки самоуничижения, закамуфлированной сервильности ("заграница нам поможет") [5]. Бесконечное упование на советы Запада и неверие в собственные силы - это новая разновидность демократического инфантилизма, поразившего верхние слои правящей элиты.

Вместе с ним в печати имеет место и радикально-левый отказ от любых советов и услуг западных экспертов. Так, например, при встрече с группой бизнесменов из США, Владимир Максимов посоветовал одному из своих собеседников: "Избавьте нас, ради Бога, от ваших советов и советников, от ваших благодеяний и благодетелей, от ваших поучений и учителей... Займитесь своими делами, вы сами сидите на этнической пороховой бочке, которая, как показал тот же Лос-Анджелес, может взорваться в любую минуту. Давайте дружить на равных"[6]. Распределение и формирование установок "неверия" и "доверия" Западу относительно мало зависит от места проживания российских граждан. Доли респондентов с установками твердого "неверия" в 1993 г. были приблизительно одинаковыми как в Москве, так и в других столицах, в крупных и малых городах, в поселках городского типа, а так же в сельской местности.

Через два года произошла некоторая поляризация твердо убежденных граждан в том, что Запад преследует цель ослабить своими советами Россию, о чем свидетельствует увеличившийся размах вариации по доле подобным категорическим образом настроенных граждан с 1,3% в 1993г. (между столичными и сельскими жителями) до 8,6% (между жителями столиц и поселков городского типа).

В целом, же, как уже упоминалось, произошло общее снижение доверия россиян к экономическим советам Запада, в том числе доля лиц, твердо или с некоторыми сомнениями убежденных в бесполезности советов Запада, увеличилась в сельской местности на 24,3%, в столицах на 11,5%, в поселках городского типа - на 6,4%, и в городах не городского типа - на 5,6%.

В итоге размах вариации в показателях между жителями поселков городского типа и сел по доле лиц, в той или иной мере согласных с тем, что Запад преследует цели своими экономическими советами ослабить Россию снизился с 21.2 % в 1993 г. до 3.3% в 1995 г.

Потребовалось всего лишь два года, чтобы даже наивное село освободилось от иждивенческих иллюзий. Немалую роль в этом прозрении, видимо, сыграло катастрофическое падение жизненного уровня сельчан и перебои с зарплатой не менее ужасающие, чем недоплата шахтерам и работникам некоторых других отраслей промышленности.

В отличие от слабосильного географического фактора "место проживания", три других выделенных фактора: возраст, образование и состояние экономического положения, - по данным опроса 1995 г., были тесным образом связаны с позитивными или негативными установками на получение помощи (в виде экономических советов) от Запада. Чем моложе возраст, чем выше образование и чем, наконец, лучше экономическое положение семьи, тем больше был уровень доверия Западу. Так, например, если в молодых возрастных группах (18-20 лет, 21-24, 25-30 лет) удельный вес лиц, допускающих наличие у Запада коварных целей ослабить Россию был приблизительно равновеликим с долей лиц с противоположной установкой, то в средних возрастных группах (31-40 лет и 41-50 лет) первые превышали вторых соответственно в 2,2 и в 3,7 раза, а в составе лиц пожилого возраста (51-60 лет, 60 лет и старше) перевес группы "подозрительных" над группой "доверительных" составлял значительную величину - в 5,2 и в 7,7 раза.

Образовательный уровень, как уже отмечалось, способствует снятию подозрений, излишней мнительности и чрезмерной бдительности. Не случайно среди лиц с высшим (незаконченным и законченным) образованием доля лиц, не усматривающих явных или тайных целей у Запада ослабить Россию (28,3 %) в 4,5 раза больше доли лиц (6,2) с подобными установками в составе неграмотного и малограмотного населения.

Ухудшение экономического и финансового положения семей респондентов недвусмысленно находится в ряду факторов, негативно настраивающих граждан России на понимание истинных целей экономической помощи Запада. Достаточно выделить два полярных типа семей с улучшившимися и ухудшившимися финансово-экономическими обстоятельствами в течение последнего года, чтобы, исходя из итогов опроса 1995 г. убедиться в почти линейной зависимости негативных установок на помощь Запада в зависимости от экономического и финансового положения. В первой группе семей ("существенно" и "немного" улучшивших свое экономическое и финансовое положение) масштабы недоверия, т.е. доли "подозрительных" лиц превышают доли тех, кто доверяет Западу в 1,8 и 1,4 раза, в то время как во второй группе ("немного" и "существенно" ухудшивших) указанная разница достигает соответственно в 3,0 и в 6,0 раз.

При этом обращает на себя динамическая сторона дела. В 1995 г. по сравнению с 1993 г. особенно заметно разочарование в экономических советах Запада выросло (на 13.4% ) среди семей, существенно улучшивших свое экономическое и финансовое положение в течение последнего года.

Несмотря на чехарду политических партий, блоков и движений, на скороспелость многих из них, на хилую социально-демографическую базу, на недолговечность их функционирования и многие другие, явно занижающих их авторитет факторы, можно считать, что поляризация политических сил в России в преддверии выборов 1995 г. все-таки состоялась. Основанием для такого вывода служит неадекватное понимание целей Запада электоратами 4-х крупнейших партий, победивших на выборах в декабре 1995 г. Размах вариации между долями лиц, подозревающих Запад в том, что он заинтересован в ослаблении России, составлял 43,1% между потенциальным электоратом КПРФ и Яблоком. Это означает, что политические ориентации граждан, оказавшие влияние на выбор партии и блока, за который они готовы отдать свой голос в день выборов, оказались более тесно связанными с их внешнеполитическими ориентациями, нежели такие другие факторы, как, например, возраст, экономическое положение семьи, образование и место проживания. Разница негативного отношения к целях Запада между полярными пунктами в четырех указанных случаях составила соответственно 43,1%, 34,5%, 7,6% и 1,1% и была ниже разницы между электоратами КПРФ и Яблока.

Два года между выборами, разумеется, срок - небольшой. Тем не менее усиление общего недоверия к экономическим советам Запада имело место во всех возрастных группах, за исключением молодежи в возрасте 18-20 лет. Размах вариации между возрастными группами, занимающими полярные позиции по части недоверия к Западу, увеличился в 1995г. по сравнению с 1993г. с 28,7% (между людьми в возрасте 51-60 лет и 21-24) до 32,5% (между поколениями 51-60-х и 18-20-х). Межпоколенная поляризация усилилась, расслоение между самыми молодыми и пожилыми - разбилось.

Среди неграмотных и малограмотных недоверие к экономическим советам Запада возросла за два года несколько больше, чем среди групп населения с более высоким уровнем образования. Но это не привело к существенному выравниванию масштабов недоверия среди лиц с различным уровнем образования, как размах вариации между группами, занимающими полярные позиции, сократился с 9,1% в 1993 г. до 4,8% в 1995 г.

Новые грозовые тучи, заклубившиеся в 1995г. на западном небосклоне России, внесли смуту в души той части граждан России, которая улучшила свое экономическое и финансовое положение в течение последнего года. Даже среди тех, кто "существенно" улучшил" свое экономическое и финансовое положение в течение 1995 года, доля лиц, согласившихся с тем, что своими экономическим советами Запад преследует цель ослабить Россию выросла на 13,4% (с 42,2% в 1993 г. до 55,6% в 1995 г.). В соседней подгруппе населения, "немного улучшивших" свое положение, доля пессимистов так же возросла на 9,3% (с 41,7% до 51,0%).

И хотя размах вариации между полярными группами ("существенно ухудшилось" и "немного улучшилось") за два года несколько сократился (с 22,1% до 19,0%), взаимосвязь между состоянием экономического положения и отношением к советам Запада оказалась весьма высокой. Это дает основание хотя и для банального, но немаловажного прогноза: чем круче и резче будет падать жизненный уровень граждан России, чем хуже будет экономическое и финансовое положение и углублению их семей, тем сильнее и шире будут распространяться антизападные установки. Обеднение и люмпенизация россиян никак не способствуют возрастанию их симпатий и доверия к экономическим советам Запада.

На первом месте, фактором, поляризующим население России по отношению к экономическим советам Запада был и остается факт политической ориентации граждан, проявленный в ходе двух выборных кампаний в Федеральное Собрание России. Каждые четверо из пяти избирателей, отдавших в 1993г. свои голоса за коммунистов, были негативно настроены по поводу экономических советов и советников Запада, убежденно считая, что эти советы имеют целью принести вред России.

Через два года среди электората коммунистов доля негативно настроенных граждан к советам Запада расширилась до 83,6%, а среди тех, кто в декабре 1995 г. собирался отдать свой голос проправительственной НДР, доля подобным же образом настроенных избирателей составила 49,7%. Относительно незначительное сокращение размаха вариации - с 39,4% (между электоратами КПРФ и Выбора России) в 1993г. до 33,9% (между потенциальными электоратами КПРФ и НДР) в 1995 г. подтверждает глубокое расхождение между электоратами коммунистов и Выбора России (НДР).

Отсутствие существенной разницы между русскими и людьми остальных (не-русских) национальностей в их установках на экономические советы Запада, означает, что фактор "национальность" в отличие от остальных факторов, не играет сколько-нибудь существенной роли в этом вопросе.

Когда Горбачев с Шеварднадзе, а вслед за ними пришедшие к власти радикал-демократы бездумно уступали геополитические позиции бывшего СССР и нынешней России одну за другой, они инфантильно полагали, что Запад в экстазе благодарности окажет реальную экономическую помощь в модернизации России. Творцы внешнеэкономического курса Ельцинской России наряду с гонорарами за свои лекции в престижных американских университетах и фондах ожидали крупные инвестиции и неограниченный допуск России на рынки Запада. Доверчивое население России еще раз (в который раз!) поверило своим кремлевским пастырям. Однако руководители внешнеполитического ведомства, как выяснилось, были дилетантами в международных делах.

Не на высоте оказались и те руководители, которые взяли на себя ответственность воплощать экономические рецепты Запада у себя в России. Еще раз сошлемся на вывод Сергея Глазьева. "В конце концов, - писал он по итогам проделанного анализа о причинах несостоявшегося экономического роста, - "дурная голова", изувечив почти все части организма российской экономики, задумалась. Главный идеолог фанатичного выполнения примитивных и всегда одних и тех же рекомендаций МВФ, известных в научной литературе как "Вашингтонский консенсус" и представляющих собой набор бесхитростных рекомендаций по экономической политике для слаборазвитых государств с целью их дисциплинирования и создания однородной экономической среды, отправлен на "заслуженный отдых"[7].

Отнюдь не случайно выяснилось, что широкомасштабную экономическую помощь можно было ожидать, но не после развала СССР и стран Варшавского Договора, не после роспуска Совета экономической взаимопомощи, а до того, не после разрушения берлинской стены и вывода войск из Германии, а до того. Не стала былью-явью еще одна сказка радикал-демократов, о том, что с помощью российских нефте-долларов удастся воздвигнуть, подобно Храму Христа Спасителя, демократию в одной, отдельно взятой, России, а ее население в одночасье сделать счастливым и процветающим. Крах этой детской веры в белый пароход Запада пошатнул доверчивость россиян, от выборов к выборам трезвеющих и понимающих реальное значение советов и советников Запада.

Мы не рассматриваем здесь наряду с экономическими и советы иного плана. Действительно, к примеру, трудно комментировать и квалифицировать то место из стенограммы переговоров в январе 1993 г. двух президентов - Ельцина и Буша, когда первый "докладывает" второму, что он "по просьбе американской стороны оставил в должности Министра иностранных дел России господина Козырева" [8], которого как-то Владимир Максимов назвал "нашим министром их иностранных дел"[9].

Наметившееся снижение планки доверчивости россиян к экономическим советам Запада не должно повергать трезвых политиков в уныние. Вместе с тем, выявленная социологическими опросами тенденция должна быть принята в расчет с тем, чтобы снижение доверчивости не переросло в повышение озлобленности. Это ни к чему хорошему не приведет. Это не нужно ни России, ни Западу.



[1] Олег Попцов. Хроника времен "Царя Бориса", 1995. С. 453.

[2] В.П.Лукин, А.И.Уткин. Россия и Запад: общность или отчуждение?, М., 1995. С. 92-93.

[3] Сергей Глазьев. Несбыточная мечта популистов // Независимая газета. 1996. 27 февраля.

[4] Там же.

[5] Ричард Овчинников. Тем ли курсом идем? // Правда. 1996. 5 марта.

[6] Владимир Максимов. Самоистребление. М., 1995. С. 161.

[7] Сергей Глазьев. Несбыточная мечта коммунистов // Независимая газета. 1996. 27 февраля.

[8] Цит. по: Сергей Бабурин. Российский путь. М., 1995. С. 126.

[9] Владимир Максимов. Самоистребление. М., 1995. С. 296.




return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России