Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Исследования Центра по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии РАН
 

ВНЕШНИЕ УГРОЗЫ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

И действительно, в приведенную выше пацифистскую формулу, призванную раскрыть современные реалии международных отношений, похоже, поверил каждый пятый россиянин, подтвердивший в ходе опроса по общероссийской выборке в декабре 1993 г., свою уверенность в том, что никакой угрозы безопасности России не существует. Это в самом деле представляет значительное достижение демократической пропаганды. Примерно еще столько же респондентов (без малого каждый пятый) затруднились ответить на этот вопрос.

Вместе с тем значительные массы взрослого населения (62,1%), заглядывая в XXI век и задумываясь о будущем России, указали о наличии той или иной угрозы для ее безопасности.

Из конкретных очагов, потенциально создающих угрозу безопасности России, чаще других назывались страны исламского пояса вокруг России и прежде всего Иран и Афганистан. Доля лиц, усматривающих угрозу со стороны Запада или Китая, как показал опрос, была почти в два раза меньше тех, кому Иран и Афганистан чудились некоей кошкой, сильнее которой зверя нет (см. табл. 1).

Таким образом, опрос позволил выявить наличие диссонанса в ощущении источника главной опасности между официальным руководством России, и общественным мнением. На рубеже 1995-1996 г. в российском руководстве возобладала точка зрения о серьезной угрозе, нарастающей перед Россией прежде всего в связи с расширением НАТО.

Неоднократный кандидат в кресло Министра иностранных дел России, трижды избранный председателем комитета Государственной Думы по внешнеполитической деятельности В.Лукин так объяснил свое ощущение приближающегося к границам России НАТО: "-Представьте себе, что Вы идете один поздно вечером и видите группу хорошо вооруженных людей. Вы испытываете неприятное чувство и не знаете, хотят они на вас напасть или нет. Вы не знаете решения, которое они примут по отношению к вам, и никак не можете повлиять на ситуацию. Подобное происходит, когда крупная военная машина приближается к вашим границам, и вас в эту систему не принимают. Есть два решения: либо вы становитесь частью этой компании, либо принимаете меры, чтобы с ними не связываться. Намерения часто меняются, главное - соотношение сил"[1].

Таблица 1

Главная угроза безопасности России (в % по итогам опроса 1993 г.)

Главная угроза безопасности России Всего
1. Нет угрозы 19.3
2. Затрудняются ответить 18.2
3. Угроза со стороны Японии 1.7
4. Угроза со стороны азиатских стран, таких как Китай 6.3
5. Угроза со стороны Запада 6.8
6. Угроза со стороны Среднеазиатских стран, таких как Иран, Афганистан 12.9
7. Другое 34.2

Обращает на себя внимание относительно высокий удельный вес лиц, указавших в качестве главной угрозы безопасности России - анонимное, или не предусмотренное в "закрытом" варианте вопроса - "другое". Это, как показал предварительный контент-анализ личных мнений респондентов, факторы так называемого "внутреннего риска", во-первых, пугающе нарастающее импотентство существующей власти, сумевшей танками расстрелять Верховный Совет в Белом Доме, но оказавшейся не способной потушить пожар Чеченской войны, во-вторых, захромавшая система управления и болезненные отношения между Федеральными властями и органами власти субъектов Российской Федерации, в-третьих, угроза целостности, единству и стабильности государства со стороны сепаратистских движений, элит, организаций, и, наконец, в-четвертых, губительно действующая на общество система дезинформации и псевдоинформации, направленная не на единение, а на разобщение народа.

Почти двукратное преобладание доли лиц, назвавших в числе главных угроз безопасности России совокупность внутренних факторов, сгруппированных при разработке базы данных в графу "другое" дает основание для вывода о том, что никакая отдельная внешняя угроза - Китай-ли, Афганистан-ли, США-ли, НАТО-ли, не является для России столь опасной, нежели факторы ее внутренней нестабильности, в том числе ее руководство, не берущее "в голову" необходимость строить политическую и экономическую тактику и стратегию на основе достоверной информации и научно-обоснованных рекомендаций.

На этот вывод имеет смысл обратить особое внимание с точки зрения понимания сути и содержания процессов взросления общественного мнения и деинфантилизации граждан России.

Ощущение и неощущение внешней угрозы приблизительно равномерно распределено по городам и весям России, а также по различным поколениям россиян. В самом деле, лишь на 8% горожан в крупных нестоличных городах были обеспокоены этой угрозой больше, чем сельское население. Однако в селах почти на 10% больше, чем в тех же городах, оказалась доля лиц, не сумевших выразить свое отношение к заданному вопросу.

Среди молодежи в возрасте 18-20 лет доля лиц, считающих, что для России нет угрозы, составляла 22,4% и была наиболее высокой, но тем не менее превосходила полярную по величине долю среди тех, кому перевалило за 60, на 5,7%.

Впечатления граждан о наличии угрозы безопасности России были связаны и с характером собственности предприятий или организаций, в которых они были заняты. Меньше всего (44,5%) наличие угрозы ощущали те, кто к этому времени (декабрь 1993 г.) работал в совместных предприятиях и иностранных фирмах, больше всего те, кто работал в колхозах (65,4%) и в акционерных предприятиях (65,5%).

Гораздо слабее проявлял себя такой традиционно информативно сильный фактор, как жилище. Разница в ощущениях наличия угрозы между теми, кто имел "собственный" дом, и теми, кто снимал комнату или квартиру, составляла 8,4%.

Образовательный уровень находился в числе факторов хоть и не сильно, но все же снижающих страхи перед внешним миром. Чем выше была образовательная планка, тем, как правило, меньше было определение угрозы. Среди лиц с высшим образованием доля лиц, не признающих наличие угрозы для безопасности России была на 9,1% больше, чем среди малограмотного или населения, имеющего лишь начальное образование.

Исследование обнаружило определенные взаимосвязи между представлениями граждан о непростых проблемах внешней политики с экономическим положением и уровнем благосостояния. Так, например, настроения беспокойства и ощущения угрозы безопасности России усиливались прежде всего среди той части населения, у которой экономическое и финансовое положение их семей существенно или хотя бы немного улучшилось, за последний год. Размах вариаций между полярными в этом отношении группами (экономическое положение "существенно улучшилось" и "существенно ухудшилось") составил 11,6%.

Заметное влияние на складывание представлений о внешней политике, в том числе о внешних вызовах, включая представления о наличии угроз безопасности России, оказывала общая политическая ориентация граждан. Не случайно, что прозападнические настроения в связи с пониманием общей международной обстановки, у электората "Выбора России" проявлялись более сильно, чем среди тех, кто отдал свои голоса в декабре 1993 г. партии Г.Зюганова. Среди первых доля лиц, не усматривающих какой-либо внешней угрозы безопасности России была в 2,6 раза больше, чем среди вторых.

Настороженное отношение к загранице, как вероятному и возможному источнику угрозы безопасности России, укрепилось в большей мере среди оппозиционно настроенной части населения, чем среди той, которая поддерживала правящий режим и его внешнюю политику. Предвыборный опрос в ноябре и декабре 1993 г. показал, что среди той части электората, кто собирался голосовать против Ельцинской Конституции внешней угрозы для России не видели всего 13,7%, в то время, как среди тех, кто заранее поддерживал эту Конституцию, доля позитивно настроенных на заграницу была в два раза больше.

В целом нет принципиальных различий между русскими и остальными народами в осознании угроз интересам России. Доли спокойных в этом отношении граждан русской или иной национальности, были приблизительно равновеликими и составляли около одной пятой как русского, так и нерусского населения. Мнения по национальному признаку расходятся среди той части населения, которая "видит" ту или иную конкретную угрозу безопасности России. При этом не исключено, что корни разночтения, а точнее разновидения внешних угроз залегают наряду с другими факторами - в религиозном факторе. Не случайно среди православных русских угроза со стороны Средне-Азиатских стран, таких как исламские Иран и Афганистан, ощущается среди 13,5% респондентов, в то время как среди нерусского населения доля граждан, подозревающих исламские страны в качестве внешней угрозы безопасности России, составляет 9,6%. И, наоборот, угрозу со стороны Запада усматривают 6,1% русского и 10,2% нерусского населения.

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов плюрализм политических мнений и желание лидеров некоторых новейших независимых стран из числа бывших союзных республик СССР, войти в состав НАТО, что безусловно, облегчит этому блоку угрожающее продвижение к границам России. "Я первый на Украине заявил, что нам нечего бояться расширения НАТО" - это стремление было обнародовано 3 года тому назад Председателем народного Руха и членом президиума Верховной рады (парламента) Украины Вячеславом Чорновилом. Тогда же он высказал мнение о желательности вхождения России в НАТО, "вместо того, чтобы создавать другой блок на основе ташкентского пакта"[2].

Проблема обеспечения безопасности России, наряду с проблемами новой интеграции постсоветского пространства, выхода из чеченского кризиса, укрепления внутриполитической стабильности, перехода к щадящей политике социального обеспечения перед напором рыночной стихии выдвигается на передний фронт предвыборных кампаний. Не без оснований отмечается в левой печати, что оказавшись перед угрозой поражения на президентских выборах летом 1996 года, и "прочно сев на крючок западной материальной и пропагандистской поддержки", Б.Н.Ельцин уже не может серьезно сопротивляться диктату из-за океана. Это ставит перед российскими избирателями вопрос: нужен ли нам такой Президент, который не в силах постоять за безопасность своей страны и готов всякий раз капитулировать перед западными политиками?"[3].



[1] Опрос осуществлялся по проекту "Предвыборная ситуация в России - 1993 и 1995" (авторы проекта Джерри Хафф, Тим Колтон, Сьюзен Лейманн). Соучастниками подготовки инструментария и организаторами опроса в России были Центр по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии (ИЭиА) РАН (руководитель М.Н.Губогло) и Центр социологических исследований МГУ (руководитель С.В.Туманов). Финансовую поддержку оказали Фонд Джона Д. и Катрин Т. Макартуров, Фонд Карнеги и Фонд национальной науки (США). Подробнее См.: Jerry F. Hough, Evelyn Davidheiser and Susan Lehmann. The 1996 Russian Presidential Election, Washington, 1996, PP.VIII, 1-2, 115.

[2] Московский комсомолец. 1996. 6 февраля.

[3] Константин Угодников. СНГ не нужно ни Украине, ни России. Обеим сторонам лучше войти в НАТО // Независимая газета. 1996. 8 февраля.




return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России