Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Исследования Центра по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии РАН
 

ПРОТЕКЦИОНИЗМ КАК САМОЗАЩИТА

Иллюзии есть иллюзии. Они обладают горьким свойством рассеиваться. Очередной раз поверив демократическим пастырям, россияне последовательно освобождаются от иллюзий, возникших там и тогда, где и когда они дали себя обмануть Гайдару и Чубайсу, в том, что якобы открыв границы для иностранных инвестиций, сократив пошлины на ввозимые с Западных рынков товары, увеличив вывоз национального богатства в виде экспорта сырья и энергоресурсов, Россия сможет стать и демократической, и благоденствующей. Отстранение Чубайса от штурвала приватизации имеет более глубокий смысл, чем элементарная кадровая чехарда в верхних эшелонах власти. Это означает знак вопроса и сомнение в курсе с насильственно насаждаемой сверху вестернизацией и возможный поворот на курс отечественной социально-экономической приоритетности. Однако начало модернизации, связанное с радикально-шоковой терапией, не прошло бесследно. В представлениях части россиян появились новые установки и ориентации, положившие основу для свободной самоидентификации и деинфантилизации. Негативные экономические и социальные последствия неудачного реформирования вызвали защитную реакцию россиян, проявившую себя как в протесте против экспансии иностранного капитала, так и в новой волне протекционизма. Почти каждые двое из троих граждан России в ходе опроса в декабре 1995 г. решительно ответили, что государство должно использовать таможенные пошлины для защиты отечественных производителей как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. И лишь немногим более чем каждый десятый проявил лояльность к беспрепятственному притоку иностранных товаров на российский рынок.

Эта установка вполне корреспондирует с программными документами ряда политических партий, движений и блоков, например, общественно-политического движения "Российский общенародный Союз", в феврале 1994 г. преобразованного в политическую партию. По мнению ее председателя С.Бабурина одним из важнейших приоритетов в поддерживаемой им экономической реформе является "незамедлительное принятие системы протекционистских мер, обеспечивающих развитие отечественного предпринимательства и отечественного производства"[1].

 

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР

Конкретное место проживания, как показал опрос, не оказывает сильного влияния на формирование отношения населения к механизму пошлин в качестве защиты интересов отечественных производителей, как в сфере промышленности, так и в сельском хозяйстве. Во всяком случае в трех типах поселений - в столицах республик, краевых и областных центров, в остальных крупных городах и даже в сельской местности доли протекционистов составляют без малого две трети населения и являются в целом равновеликими. Они колеблются в ничтожно малом интервале от 63,7% до 64,6%. Лишь население поселков городского типа составляет незначительное исключение. Ожидание этой группы населения от государства протекционистской политики направлено как в сферу промышленности (76,7%), так и в сферу сельского хозяйства (79,3%).

Размах вариации между протекционистами в поселках городского типа и жителями сельской местности составляет для сферы промышленности 13,0% и для сферы сельского хозяйства - 15,8% и означает, что взаимосвязь между местом обитания и установками на протекционистскую политику, имеет место.

Не выявлено сколько-нибудь существенных связей между возрастом и отношением к протекционизму. За исключением групп населения в возрасте 41-50 и 51-60 лет, выделяющихся несколько повышенной долей протекционистов (66,8%-68,1%) во всех остальных возрастных группах доли лиц, считающих, что государство должно использовать таможенные пошлины для защиты отечественных производителей, примерно равновелики и колеблются в узком интервале от 61,2% до 65,0%.

В целом же возрастной фактор примерно в два раза меньше, чем географический разделяет население по убеждениям относительно протекционизма. О наличии тесной связи между двумя важными факторами - уровнем образования и степенью религиозности и ориентацией на протекционизм свидетельствует зависимость, согласно которой, чем ниже образование, и чем ниже степень религиозности тем выше преобладание доли лиц, приверженных протекционизму над удельным весом лиц с противоположной установкой. Так, например, среди неграмотного и полуграмотного населения удельный вес лиц, полагающих, что государство должно использовать таможенные пошлины для защиты отечественных производителей в сфере промышленности и сельского хозяйства в 10 раз больше, чем лиц, по мнению которых государство не должно использовать пошлины в качестве механизма протекционистской политики. Среди лиц со средним образованием указанная разница снижается до 8,2 раз для промышленности и до 6,5 раз в сельском хозяйстве, а среди лиц с высшим образованием - до 4,4 раза - в промышленности и до 4,1 раз в сельском хозяйстве.

По степени религиозности на полярных позициях находятся с одной стороны - группы тех атеистов, которые считают, что с религией надо бороться, а с другой - те верующие, которые соблюдают религиозные предписания и обряды. Опрос показал, что среди первых преобладание протекционистов над интеграционистами было в 20 раз больше, как в сфере промышленности, так и в области сельского хозяйства, среди вторых удельный вес сторонников таможенных ограничений преобладал над сторонниками беспошлинного ввоза промышленных товаров в Россию в 8,3 раза, и продукции сельского хозяйства в 4,6 раза.

По избранному для анализа показателю - преобладанию доли протекционистов над интеграционистами - существенной разницы в представлениях граждан русской и иных национальностей опрос не выявил.

Среди русского населения сторонники использования таможенных пошлин для отечественных производителей в сфере промышленности преобладали над сторонниками ликвидации этих пошлин в 5,8 раза, среди нерусского населения - в 6,3 раза, в сфере сельского хозяйства разница составляла соответственно 5,3 и 5,2 раза и была еще меньше.

Следовательно в ряду географических (поселенческих), демографических и социально-культурных факторов, связанных с теми или иными установками граждан на узловые вопросы внешнеполитической деятельности национальный фактор был на периферии и занимал второстепенное место.

Как уже говорилось, жилище как показатель, или как часть экономического фактора, не всегда имеет свое четко обозначенное лицо. Так, например, граждане России, живущие на момент опроса в кооперативных, отдельных государственных, приватизированных, коммунальных квартирах имели приблизительно одинаковые охранительные (протекционистские) представления о политике государства в сфере внешнеэкономической деятельности. Приблизительно 2/3 среди жильцов перечисленных типов жилья считали, что государство должно использовать таможенные пошлины для защиты отечественного производителя как в сфере промышленности, так и в сфере сельскохозяйственного производства.

Судя по ряду показателей, разница пролегала между теми, кто жил в собственном доме и теми, кто снимал комнату или квартиру. Среди первой категории лиц преобладание удельного веса протекционистов над интеграционистами в промышленности было 9,1 раза больше, а среди второй - в 3,8 раза, в сельском хозяйстве - соответственно в 6,7 и 2,7 раза.

Вполне логично было предположить, что протекционизм, как часть изоляционизма, будет укореняться в представлениях граждан России по мере ухудшения их экономического положения и материального благосостояния. В целом эта гипотеза подтвердилась, хотя и не в очень сильной форме. Среди той части населения, экономическое и финансовое положение которой улучшилось в этой или иной мере, преобладание протекционистов над интеграционистами было в 2,9 и в 3,4 раза выше по вопросам ужесточения таможенных пошлин в сфере промышленности и в 2,9 и в 2,8 раза в сфере сельского хозяйства. Среди другой части населения с прямо противоположной тенденцией экономического развития представления менялись в сторону более сильного протекционизма. Опросы, в частности, показали, что среди тех категорий населения, экономическое и финансовое положение семей которых в течение последнего года существенно или немного ухудшилось, перевес сторонников ужесточения таможенной политики над сторонниками ее ослабления составлял соответственно 5,7 и 9,4 для промышленности и 5,8 и 7,8 для сельского хозяйства.

Одним из итогов приватизации, осуществленной командой Чубайса, стало наличие многоукладной экономики в России, развивающейся в предприятиях с различной формой собственности, в том числе с частной, особенно непривычной для бывших советских граждан. Одна из линий раскола между гражданами России в их отношениях к внешнеторговым акциям пролегла по форме собственности тех предприятий, в которых это население оказалось занятым накануне парламентских выборов 1995 г. Наибольшая лояльность к использованию таможенных пошлин в интересах иностранных товаропроизводителей выявилась среди той категории россиян, которая работала в частном секторе.

Здесь, среди занятых в частных предприятиях, перевес протекционистов над интеграционистами оказался минимальным, составил 2,6 пункта для промышленности и 2,5 пункта для сельского хозяйства. Среди работающих на предприятиях с иной (не частной) формой собственности распределение лиц с различными представлениями о характере таможенной политики оказалось иным.

Преобладание удельного веса протекционистов над интеграционистами здесь был на порядок выше, чем на предприятиях с частной собственностью, в том числе на предприятиях с государственной собственностью в 5,6 и 5,3 раза, на предприятиях с муниципальной собственностью - в 7,4 и в 5,5 раза, и на предприятиях с иной общей собственностью (акционерной, кооперативной и т.д.) - в 6,9 и в 5,8 раз.

В политической расстановке сил накануне выборов парламента или президента России исключительно важное значение имеет не только выявление и определение социальной базы и политического веса противоборствующих сил, но и внутреннее единство и расслоенность электоратов каждой из этих сил. Проведенные опросы подтверждают, что внутри электоратов даже ведущих политических сил нет единства по ряду принципиальных вопросов. Так, например, если в недрах электората коммунистов удельный весь сторонников использования таможенных пошлин для защиты отечественных производителей в сфере промышленности в 8,8 раз превосходил долю сторонников беспошлинной интервенции иностранных товаров на рынки России, то в рядах электората Яблока этот показатель составлял всего лишь 3,3. Разница, как видно, весьма значительна. Она свидетельствует, во-первых, о том, что электорат коммунистов вполне единодушно разделяет программные декларации КПРФ. Лишь 8,1% из всего электората этой партии не согласны с тем, чтобы государство использовало таможенные пошлины для защиты отечественных производителей, в то время, как среди сторонников НДР эта доля достигает 15,4%, а в рядах тех, кто отдает или собирается отдавать свои голоса Яблоку - 18,6%.

О том, что защита интересов отечественных производителей является немаловажной картой в руках оппозиционных сил, свидетельствуют итоги проведенных нами опросов. Так, например, среди тех, кто в декабре 1995 г. полагал, что дела в России идут в неправильном направлении, т.е. среди оппозиционеров, удельный вес протекционистов в сфере промышленности в 7,2 раза и в сфере сельского хозяйства в 6,2 раза превосходил долю лиц, лояльно настроенных к бесконтрольному и бестаможенному проникновению иностранных товаров в Россию. Среди другой категории граждан, по мнению которых, дела в России шли в правильном направлении разница между протекционистами и интеграционистами была на порядок ниже и составляла всего лишь 3,0 в сфере промышленности и 2,8 в сфере сельского хозяйства.

Протекционизм во внешней политике связан с консерватизмом во внутренней политике. Это вполне наглядно отражается в представлениях и установках граждан. Опросы позволили, в частности, выявить, что среди граждан, склонных поддержать лидера, обещающего восстановить СССР, т.е. среди радикальных консерваторов, удельный вес протекционистов превышал долю интеграционистов в 8,7 раз в сфере промышленности и в 6,5 раз в сфере сельскохозяйственного производства. В составе же тех граждан, кому более импонировал лидер, обещающий развивать Россию в теперешних границах, т.е. в рядах модернизаторов, превышение доли протекционистов над интеграционистами составило 5,1 пунктов в промышленности и 4,8 в сельском хозяйстве.

Как уже отмечалось, после принятия Конституции РФ в декабре 1993 г. в руках Президента сосредоточилась огромная власть и вместе с тем огромная ответственность за порядок и за все то, что происходит в России и с Россией. Парадокс же состоит в том, что электорат постепенно эволюционирует не навстречу Президенту, а скорее в сторону оппозиционных сил. Соответственно возникает проблема конституционного или, не дай бог, неконституционного передела власти. На исходе 1995г. более чем каждый пятый (21,8%) гражданин России без сомнений поддержал бы лидера, который во имя восстановления порядка в России установил бы с помощью армии и сил безопасности диктаторский режим. Половина граждан России (51,8%) была решительно настроена против диктаторского режима и указала, что готовы, считая, что свобода по крайней мере важнее, если не превыше всего. Значительная часть населения 26,4% не сумела определиться, какой из двух названных лидеров - диктатор или демократ - ей более импонирует.

С помощью опроса удалось выявить наличие внутренних связей между установками на диктаторский или демократический режим и представлениями о протекционизме и открытости в экономических контактах с внешним миром. Оказалось, в частности, что среди сторонников диктатуры удельный вес протекционистов, т.е. тех, кто считал, что государство обязано использовать таможенные пошлины для защиты отечественных потребителей в 6,7 раза в промышленности и в 6,1 раза в сельском хозяйстве больше, чем противников протекционизма. Среди же убежденных демократов, т.е. тех, кто противостоял бы любой диктатуре разница между протекционистами и интеграционистами была меньше: первые по удельному весу превосходили вторых в промышленности в 5,3 раза, а в сельском хозяйстве 4,8 раза.



[1] Сергей Бабурин. Российский путь. М., 1995. С. 124.




return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России