Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Исследования Центра по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии РАН
 

ЭКСПОРТ СЫРЬЯ

Исключительно важной чертой новой самоиндентификации и деинфантилизации является понимание того, что России необходимо устойчивое экономическое развитие, сочетающее в себе как разумную открытость ее экономики для мировых интеграционных процессов, так и целенаправленную помощь со стороны государства отечественным товаропроизводителям, в том числе за счет бережного и мудрого отношения к экспорту топливно-сырьевых ресурсов (нефти, газа, леса и т.д.), составляющих наряду с населением национальное богатство России.

Почти каждый четвертый (23,1%) гражданин России на исходе 1995 г. был уверен в том, что государство должно прекратить экспорт сырья. Без малого каждые двое из троих (63,7%) считали необходимым ограничение экспорта сырья. И только 3,5% из числа доверчивых российских граждан без сомнений хотели бы, чтобы российское сырье экспортировалось на запад без каких-либо ограничений.

Вполне убежденным выразителем настроений граждан, озабоченных проблемами экспорта сырья, выступил лидер Партии самоуправления трудящихся, знаменитый глазной хирург, депутат Государственной Думы и кандидат в президенты Российской Федерации Святослав Федоров. "Что же касается экстренных мер в экономике, - сказал он в беседе с корреспондентом "Независимой газеты", - то необходимо в первую очередь взять под контроль вывоз сырья за рубеж. Мы теряем на этом десятки миллиардов долларов"[1]. Выяснение отношения россиян к экспорту топливно-сырьевых ресурсов имеет исключительно важное значение, так как усиливающаяся борьба между Центром и регионами за право распоряжаться квотами на экспорт нефти, газа, леса, драгоценных металлов и других сырьевых ресурсов подтачивает изнутри единство России, грозит ей дальнейшей дестабилизацией и экономическим спадом, лишает федерализм действенной силы и прочности.

Не случайно в текстах Договоров и особенно Соглашений между Правительством РФ и Правительствами республик и администрациями некоторых краев и областей предусматриваются специальные ставки о квотах, нефти, предназначенных на экспорт. "Органы государственного управления Республики Татарстан по согласованию с органами государственного управления Российской Федерации, - говорится в одном из таких Соглашений, - ежегодно определяют объемы добычи и поставки нефти и продуктов нефтехимпереработки за пределы Республики Татарстан, в том числе на нужды Республики Татарстан, Российской Федерации и на экспорт"[2].

В ходе суверенизации и дальнейшего выяснения отношений между Москвой и республиками право на особые квоты на экспорт нефти, газа и леса добились наряду с Татарстаном и Башкортостаном и другие республики - Карелия, Коми, Саха (Якутия), Горный Алтай, а также Иркутская, Тюменская, Оренбургская области и Красноярский край[3].

И поскольку, как отмечалось, вопросы разграничения и дележа собственности между Федеральным Центром и регионами носят стихийный, слаборегулируемый, а порой и противоречащий Конституции РФ характер, поскольку возникает проблема выяснения того, как складывается общественное мнение по этому болезненному вопросу в городах и деревнях России, среди различных социальных, профессиональных, национальных и иных групп населения.

Знание представлений граждан по такому специализированному вопросу, как отношение к экспорту сырья, понятно, не может сравниться с профессиональными выкладками экспертов. Тем не менее, учет совпадения или несовпадения общественного мнения с высказываниями известных политических деятелей, лидеров партий, блоков и политических движений не лишен смысла, особенно на скользких дорогах предвыборной кампании.

Удельный вес лиц, уверенных в том, что государство должно экспортировать свои национальные богатства (нефть, газ, лес и т.д.) без каких-либо ограничений, был одинаковым во всех видах поселений. Доли подобным образом настроенных граждан были одинаковыми (в интервале от 3,0% до 3,8%) как в столичных городах, так и в сельской местности. Географически разделенными оказались иные установки, связанные, в частности, с двумя другими подходами к экспорту сырья. Так, например, доля граждан, радикально настроенных против экспорта сырья, в селах (28,9%) была на 10,6% больше, чем в столицах (18,3%). Что же касается граждан с более взвешенной, скажем, с более умеренной позицией, то среди столичных жителей их доля составляла 70,2% и превышала долю подобным же образом настроенных сельчан на 15,5%.

Как показал опрос, демографический фактор проявлял себя несколько заметнее, чем географический. Межпоколенная разница в радикальном подходе к решению проблем, связанных с экспортом сырья, была сильнее, чем разница между жителями столиц и сел России. Среди лиц преклонного возраста, т.е. среди тех, кому в декабре 1995г. перевалило за 60 лет, едва ли не каждый третий был сторонником прекращения экспорта российского топливно-энергетического сырья. Полярную в этом отношении позицию занимала молодежь. Так, например, среди молодежи в возрасте 21-24 года лишь 15,9%, поддержала идею полного прекращения экспорта.

Среди "твердых" атеистов, т.е. тех, которые думают, что с религией надо бороться, доля противников экспорта национального богатства (33,3%) так же на 14,2% больше, чем среди тех, кто колеблется в своих религиозных убеждениях. Единственный среди демографических и социокультурных не работающий фактор - это национальная принадлежность. Опрос показал, что как среди русского, так и среди нерусского населения доли радикально настроенных граждан в отношении экспорта сырья - одинаковы: 23,2% - среди русских, и 22,5% - среди представителей остальных национальностей.

В группе экономических факторов поляризации позиций по вопросу об экспорте сырья из России более заметно сказываются собственность предприятия или организации, в которой работают респонденты и экономическое и финансовое положение семьи в течение года перед опросом. Менее заметна поляризация позиций в зависимости от типа жилища, в котором проживает население. В самом деле, разница между полярными долями радикальных противников экспорта в первом случае (между теми, кто работает на предприятии, основанном на частной собственности, или "другой" собственности) согласно размаху вариации была равна 14,0%, во втором случае (между теми, у кого экономическое и финансовое положение семьи за последний год "ухудшилось" и "немного улучшилось") - 12,0%, и, наконец, в третьем случае (между теми, кто проживал в собственном доме и в кооперативной квартире) - 9,3%.

Особенно резко поляризируются представления граждан по вопросу об экспорте сырья в зависимости от их политических убеждений и позиций. Вполне естественно, в частности, что среди патриотически настроенных состоявшихся (1993г.) и потенциальных (1995г.) электоратов ЛДПР и КПРФ ряды радикальных противников экспорта национального богатства России более чем на порядок были выше, чем среди электоратов НДР и Яблока. Среди тех, например, кто намеревался в декабре 1995г. отдать свой голос за партию В.Жириновского, доля лиц, считающих, что государство должно прекратить экспорт сырья (национального богатства) России, составляла 33,5%, в то время, как среди потенциальных сторонников Г.Явлинского доля аналогично настроенных граждан составляла всего лишь 14,4%. Весьма ощутимой была поляризация представлений среди проправительственно и оппозиционно настроенных граждан. Среди первых, оценивающих, в частности, что дела в России идут в правильном направлении, доля лиц, радикально настроенных против экспорта российского сырья (14,7%) была на 12,1% меньше, чем среди той оппозиционно настроенной части населения, по мнению которой дела в России шли в "неправильном" направлении. И, наконец, среди тех, кто ностальгически мечтал о восстановлении СССР, доля решительных противников экспорта сырья составляла 32,8% и на 14,3% превышала долю подобно относящихся к экспорту граждан среди тех, кому нравилась России в теперешних ее границах, вне рамок бывшего СССР.

Итак, анализ взаимосвязи между отношением к экспорту сырья и 12 факторами, сгруппированными в 4 разряда (географический, демографический и социокультурный, экономический и политический) показал, что национальный фактор в предложенной обойме не играет никакой роли. Как радикальное, так и умеренное отношение граждан России к одной из ключевых проблем внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности - к экспорту сырья складывается вне зависимости от их национальной принадлежности.



[1] Александр Желенин. Святослав Федоров - За предоставление Чечне независимости // Независимая газета. 1996. 20 марта.

[2] Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Татарстан о реализации и транспортировке нефти и продуктов нефтехимпереработки. 5 июля 1993 г., ксерокопия с подлинника.

[3] Национальная доктрина России (проблемы и приоритеты). М., 1994. С. 43.




return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России