Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Второе полугодие 1996 года. Внутренняя политика.
 

Социально-экономический кризис как фактор политической дестабилизации

Еще в ходе президентской избирательной кампании многие эксперты отмечали, что завышенные социальные обещания, которые раздавал избирателям Президент Б.Ельцин, в конечном итоге негативно скажутся на внутриполитической ситуации. По их мнению, если глава государства в случае своего переизбрания будет на практике осуществлять масштабные социальные программы, то при нынешнем состоянии экономики страны это приведет к раскручиванию маховика инфляции с перспективой наступления коллапса всего народного хозяйства. Если же Президент откажется от массированных вливаний в социальную сферу, это вызовет острейший социальный кризис. Последующее развитие полностью подтвердило справедливость подобных прогнозов.

В условиях отсутствия инвестиций федеральная власть, зависимая в своих действиях от рекомендаций и требований МВФ, не могла пойти на резкое увеличение бюджетных расходов. Главной задачей социально-экономической политики она продолжала считать подавление инфляции. Поэтому не случайно, что уже в августе было заявлено о временном приостановлении реализации большинства социальных программ, обещанных Б.Ельциным. Несомненно, эти решения, с точки зрения возможностей сохранения социальной стабильности в обществе, выглядели весьма рискованными, поскольку президентская кампания подняла волну ожиданий населения, надеявшегося на долгожданное улучшение условий жизни после выборов. Ситуация осложнялась еще и тем, что в общенациональном масштабе по-прежнему острой оставалась проблема ликвидации задолженности федерального бюджета по заработной плате и пенсиям.

Естественным следствием стал подъем забастовочного движения, пиком которого стала всероссийская акция протеста профсоюзов, проведенная по инициативе ФНПР 5 ноября, в которой, по разным оценкам, приняли участие от 6 до 15 миллионов человек. Его отличительные черты - заметная политизация (требования отставки отдельных министров, всего кабинета в целом, и даже - досрочных перевыборов Президента), нежелание удовлетворяться частичным погашением задолженности по заработной плате и другим социальным пособиям. Даже после того, как правительству в ноябре удалось несколько смягчить остроту ситуации, резкого спада забастовочной активности не наблюдалось. В начале декабря состоялась всероссийская забастовка угольщиков. В январе 1997 г. в большинстве регионов прервали работу учителя.

Особую опасность для политической стабильности представлял кризис в армии. Огромная задолженность государства перед Вооруженными силами, в том числе и по социальным выплатам, скромные перспективы военного бюджета на очередной год, бесславный конец операции федеральных войск в Чечне предопределили рост недовольства в офицерском корпусе. Не добавляло симпатий к властям и осознание того, что армию в очередной раз подставили, сначала отдав приказ о наведении конституционного порядка в Чечне, а затем - о выводе войск из мятежной республики. Впервые протестные настроения в армейской среде, вплоть до угроз в адрес отдельных государственных деятелей, начали транслироваться открыто через армейскую печать. Лишь ценой экстренных мер, в том числе и за счет частичной распродажи золотого запаса страны, правительству к концу октября удалось смягчить остроту финансового кризиса в Вооруженных силах.

Бюджетно-финансовый кризис, достигший апогея в первой половине октября, обусловил обострение внутриполитической борьбы в российских верхах. Усилились противоречия в правительстве между руководителями различных министерств и ведомств, стремившихся обеспечить приоритеты стоящих за ними лоббистских групп при распределении расходной части бюджета. В этой связи в пространстве публичной политики особо заметным стало противоборство между министром обороны И.Родионовым и министром внутренних дел А.Куликовым. Активизировались лидеры регионов, выдвинувшие в ноябре ряд жестких требований к правительству по изменению бюджетной политики. После некоторой растерянности, вызванной поражением на президентских выборах, оживилась левая оппозиция, ее критика политического курса исполнительной власти вновь обрела жесткий характер. 15 октября Государственная Дума стараниями левооппозиционного большинства отклонила правительственный вариант государственного бюджета, вернув его на доработку.

Кабинет В.Черномырдина попытался ослабить бюджетно-финансовый кризис путем усиления фискальной политики, не меняя при этом основного содержания социально-экономического курса. Намеченные в связи с этим меры находились в полном соответствии с рекомендациями Международного валютного фонда. Но еще в августе, когда новые шаги в налоговой политике только готовились, многие авторитетные специалисты предсказывали, что состояние реального сектора не позволит существенно поправить дела. Увеличить налоговые поступления можно было лишь за счет усиления давления на крупнейшие банки, предприятия топливно-энергетического комплекса, а также богатые и сверхбогатые слои населения. Но российская бизнес-элита, сыгравшая огромную роль в победе Б.Ельцина на президентских выборах, надеялась на новые льготы и привилегии. Поэтому уже августовская попытка вице-премьера и министра финансов А.Лившица увеличить налогообложение банковских депозитов натолкнулась на мощное сопротивление финансовых и бюрократических групп и, в конечном итоге, была ими заблокирована. Не добившись успехов на этом направлении, правительство обратило свою активность на "средний класс", повысив таможенные тарифы для "челноков". Но и данная мера ощутимого пополнения государственной казны дать не могла.

Несмотря на безрезультатность новой налоговой политики, она постепенно разрушала согласие в элите вокруг правительства В.Черномырдина и его курса, основу которого составлял альянс между, с одной стороны, директоратом бывших государственных предприятий, представленным в правительстве министрами-отраслевиками и поддерживавшимся лидерами левой оппозиции, а с другой - крупнейшими финансовыми структурами. Директорат бесконтрольно распоряжался государственными кредитами и активно занимался коммерческой деятельностью, а финансовая олигархия получила практически неограниченный доступ к бюджетным средствам. Более того, с 1995 г. последняя начала экспансию в реальный сектор, в его наиболее перспективные отрасли - нефтяную промышленность и металлургию.

Бюджетно-финансовый кризис осени 1996 г. отчетливо показал, что ресурсы для сохранения такого альянса близки к исчерпанию. Государство стало испытывать огромные трудности, поддерживая жизнеспособность предприятий-гигантов, закрытых для притока внешних инвестиций. В то же время, столкнувшись с оскудением бюджета, крупнейшие коммерческие банки ощутили острую необходимость проникновения в реальный сектор экономики и установления над ним своего контроля, понимая, что только в этом случае их положение вновь на какое-то время стабилизируется.

Борьба по вопросам налоговой политики приобрела острый характер. Право определять ее приоритеты оспаривали руководитель президентской администрации А.Чубайс и глава правительства В.Черномырдин. Создание по инициативе А.Чубайса Временной чрезвычайной комиссии по укреплению финансовой, налоговой и бюджетной дисциплины формально преследовало цель объединить усилия различных федеральных органов исполнительной власти для преодоления бюджетно-финансового кризиса. В частности, предполагалось начать процедуры банкротств предприятий - злостных неплательщиков налогов. Но несмотря на предпринятые усилия к концу января государству удалось погасить лишь 3 трлн. руб. долгов по заработной плате и пенсиям.

Фактически деятельность ВЧК была нацелена на переход ко второму этапу радикальных экономических реформ, на передачу перспективных предприятий в руки новых "стратегических собственников", ликвидацию "красных директоров" как класса, осуществление структурной перестройки экономики путем закрытия убыточных отраслей и производств. Когда в число первых вероятных кандидатов в банкроты попали такие предприятия как КамАЗ, АЗЛК, АвтоВАЗ, стало очевидным, что усиления противоборства между финансовой олигархией, отраслевым лобби и региональными лидерами не избежать. На протяжении последующих месяцев эта борьба носила позиционный характер и не привела к коренному изменению баланса сил. Группе В.Черномырдина и отраслевикам удалось сохранить целостность крупнейших естественных монополий - РАО "Газпром" и РАО "ЕЭС России". В то же время финансовая олигархия практически добилась согласия на приобретение контрольного пакета акций таких компаний, как "Ростелеком" и "Связьинвест". Заметно ее внимание к другим полугосударственным гигантам и монополистам - "Алмазам Якутии-Саха" и АО "Сургутнефтегаз".

Передел собственности, строго говоря, становится действительным содержанием современного политического процесса.

return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России