Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Второе полугодие 1996 года. Отношения "Центр - Регионы".
 

II. ИТОГИ ВЫБОРОВ ГЛАВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ В РЕГИОНАХ

Основные итоги избирательной кампании

В осенне-зимней кампании по выборам глав исполнительной власти, проходившей в 50 регионах, приняли участие 236 претендентов.

Интенсивность выдвижения существенно различалась по регионам. В Кабардино-Балкарии состоялось безальтернативное голосование. В шестнадцати - спор вели по 2-3 кандидата. Местные элиты и электорат были хорошо структурированы. Отмечалось либо абсолютное доминирование действующего губернатора (как в Коми-Пермяцком, Ханты-Мансийском АО, Еврейской АО), либо жесткая двухполюсность по типу "партия власти" - левая оппозиция, в чей спор вмешиваться третьему было бесперспективно (Алтайский край, Амурская, Астраханская, Калужская, Ростовская, Самарская, Саратовская области).

Еще в семнадцати регионах конкурировали 4-5 соискателей, еще в шестнадцати - 6 и более. Здесь, как правило, явные лидеры общественного мнения отсутствовали, губернатор был малопопулярен, а региональная элита раздроблена на противоборствующие кланы. Рекорд поставила Челябинская область (10 кандидатов), немного отстали Камчатская, Мурманская и Брянская области (по 8).

Напряженность борьбы зависела и от местного законодательства. В ряде мест действовали жесткие ограничения при сборе подписей (2% от числа избирателей, не более определенного процента которых могло поступить из одного района или города). В результате произошел серьезный отсев претендентов (например, в Саратовской и Ростовской областях). Власти здесь изначально поставили электоральный процесс под свой контроль и не собирались допускать до выборов "лишних". Зато помогали с подписями "подставным" кандидатам, регистрировавшимся при поддержке администрации, с тем чтобы в случае снятия кандидатуры конкурента от левой оппозиции губернатор не остался в одиночестве (в Саратовской, Вологодской, Самарской областях, Ставропольском крае). В большинстве субъектов Федерации правила сбора подписей были "либеральными", регистрировались все, кому не лень, несмотря на наличие явных лидеров (например, Краснодарский край, Челябинская область).

Если попытаться исследовать структуру корпуса претендентов, то окажется, что значительная часть соискателей относится к числу "независимых" предпринимателей и хозяйственников. Обладая финансовыми ресурсами, они без особых проблем собирали подписи и регистрировались, но на большее их обычно не хватало. Амбициозный предприниматель давно уже стал неотъемлемым элементом любой избирательной кампании. Не стали исключением и губернаторские выборы истекшего года. Победы добились немногие - В.Бутов в Ненецком АО, а также хозяйственники с "предпринимательским уклоном" - Л.Горбенко в Калининградской области и В.Цветков в Магаданской. Все прочие проиграли, не составив, как правило, серьезной конкуренции губернаторам и кандидатам от левой оппозиции.

Из 47 регионов, где выборы завершились, в 23 победу одержали действующие губернаторы или президенты. Проходимость кандидатов "партии власти" составила 48,9%. Кандидаты от народно-патриотической оппозиции изначально были в 33 регионах, из них выиграли 16 претендентов (проходимость - 48,5%). Таким образом, "партия власти" и НПСР закончили выборы практически вничью, им удалось провести почти половину своих первоначальных выдвиженцев.

Если учитывать и "вторичных" кандидатов, то результаты НПСР окажутся чуть лучшими, чем у "партии власти". Таких насчитывается пятеро, и все они одержали победу: Л.Горбенко и Е.Михайлов, получившие поддержку НПСР во втором туре, после проигрыша "официального" кандидата НПСР (Калининградская и Псковская области), В.Броневич, в пользу которой была снята кандидатура КПРФ (Корякский АО), В.Цветков, получивший условную поддержку оппозиции после отказа избиркома зарегистрировать коммуниста (Магаданская область), и Ю.Евдокимов в Мурманской области, которому левые помогали перед вторым туром ("официального" кандидата НПСР в регионе не было). Разумеется, "вторичные" кандидаты были в меньшей степени связаны с левой оппозицией и представлять их победы как успех НПСР можно лишь с большой натяжкой. Но, безусловно, они выиграли только за счет притока левооппозиционного электората (Л.Горбенко обошел Ю.Маточкина, только приплюсовав почти все голоса, поданные в первом туре за кандидата НПСР Ю.Семенова, выступившего в его поддержку; Е.Михайлов, собрав во втором туре голоса сторонников КПРФ и АПР, тем самым получил большое преимущество перед губернатором).

Характерной особенностью выборов стали неудачи "партийных" кандидатов. Представители собственно компартии, в отличие от НПСР в целом, особого успеха не имели (из 17 победили только пятеро - Н.Виноградов, Ю.Лодкин, В.Любимов, А.Черногоров, Н.Максюта). Проиграли все баллотировавшиеся руководители региональных отделений КПРФ - А.Кругликов (Ульяновская область), В.Чертищев (Тюменская область), А.Цику (Адыгея), И.Иванов (Усть-Ордынский Бурятский АО), А.Алексеев (Якутия), В.Романов (Самарская область).

Другие партии выступили еще хуже. В 13 регионах имелись кандидаты ЛДПР, победу одержал лишь Е.Михайлов (относительный успех ЛДПР имела в Марий-Эл, Ивановской и Читинской областях). Аграрии баллотировались, по меньшей мере, в четырех регионах, победил только один - В.Малеев в Усть-Ордынском Бурятском АО. В нескольких регионах выдвигались кандидаты от РКРП (Тюменская, Пермская, Ленинградская области), но все они выступили очень слабо.

Своих кандидатов выдвинули Конгресс русских общин и движение "Честь и Родина". Оценивать эффективность выдвижения "кандидатов Лебедя" сложно, поскольку сам генерал в ходе избирательной кампании менял отношение к некоторым своим сторонникам. Есть даже случаи, когда позиции КРО и А.Лебедя расходились (Ставропольский край, где А.Лебедь поддержал бывшего губернатора П.Марченко, а Д.Рогозин - коммуниста А.Черногорова). К числу безусловных успехов генерала можно отнести только победу его брата в Хакасии. Кроме того, в Мурманской области исполнительную власть возглавил тяготеющий к КРО Ю.Евдокимов. К имени А.Лебедя с разной степенью обоснованности апеллировали многие кандидаты, но все они, кроме упомянутых выше, потерпели поражение. Впрочем, нередко близкие к А.Лебедю организации поддерживали тех же кандидатов, что и КПРФ (В.Кислицын, В.Шершунов, П.Сумин и др.).

В нынешней политической ситуации сильные лидеры, как правило, стараются не входить в партии, предпочитая роль самостоятельных, не связанных партийными обязательствами, политиков. Из 16 первоначальных выдвиженцев НПСР, выигравших выборы, большинство в партиях не состоит (пятеро коммунистов, лидер Социал-патриотического движения "Держава"). Это - сильные, авторитетные политики, безусловно, левой и народно-патриотической ориентации, но - беспартийные. Зато из проигравших выдвиженцев НПСР большинство как раз имеет в кармане партбилет и даже возглавляет региональную организацию компартии.

Помимо "партии власти", НПСР, "партии хозяйственников и предпринимателей", ЛДПР и "партии Лебедя" можно вычленить и другие категории претендентов. Во многих регионах помимо "официальных" кандидатов НПСР в выборах принимали участие "раскольники". Так, местные парторганизации КПРФ не сумели сдержать амбиции даже некоторых своих однопартийцев. В результате в Амурской области против губернатора выступили сразу два коммуниста, а в Воронежской и Кировской областях члены КПРФ по своей инициативе выставились в противовес беспартийным "основным" кандидатам НПСР. Отсутствие "раскольника" (П.Штейна) существенно повлияло бы на исход выборов в Амурской области, где победа А.Белоногова была бы более убедительной, а значит, результаты выборов не были бы оспорены. Альтернативные кандидаты левой ориентации порой даже обходили "основных", что свидетельствует об ошибках НПСР при подборе кандидатов (Усть-Ордынский Бурятский АО, Псковская область). В Тюменской области лидера организации КПРФ В.Чертищева опередил лидер отделения РКРП А.Черепанов, хотя оба не относились и к числу фаворитов. В большинстве же случаев "раскольники" вреда не нанесли, избиратели дружно голосовали за "основного" кандидата (так, полный провал ожидал С.Глотова в Краснодарском крае и В.Кобылкина в Воронежской области, первый не набрал и одного процента, второй - двух). Всего же альтернативные "народно-патриотические" кандидаты были не менее чем в десятке регионов.

Расколы имели место и в лагере "партии власти". Здесь можно выделить несколько типов. Например, представители властных структур, выдвинутые одновременно с действующими губернаторами. Крайним примером стала Волгоградская область, где наряду с губернатором баллотировался мэр Волгограда; в итоге оба проиграли, победил коммунист. В Агинском Бурятском АО голоса разделились пополам между главой окружной администрации и руководителем одного из районов, предстоят новые выборы. В других регионах раскол внутри исполнительной власти не оказал существенного влияния на результаты. В трех случаях с губернаторами конкурировали депутаты Государственной Думы, относящиеся к разряду "лояльных", но все они потерпели поражение (Г.Райков в Тюменской области, В.Гоман в Ямало-Ненецком АО, В.Гаюльский в Эвенкийском АО).

В четырех регионах пытались заявить о себе бывшие губернаторы, причем в Краснодарском крае сразу двое (Е.Харитонов и В.Дьяконов), но все постсоветские "бывшие" на выборах провалились - вместе с креслом они потеряли и электоральную базу (кроме двух краснодарцев это были также Н.Подгорнов, В.Барабанов и Ю.Комаровский).

Иногда баллотировались еще не утратившие политических амбиций бывшие вице-губернаторы (Владимирская, Воронежская, Кировская, Сахалинская области, Ставропольский край) и представители Президента (бывшие - в Архангельской и Курской областях, Ставропольском крае, действующий - в Владимирской области). Но и из них относительный успех ожидал только Г.Штина в Кировской области, который оттеснил губернатора, но занял второе место. Неплохо выступил бывший представитель президента в Архангельской области П.Поздеев, занявший третье место с более чем 20% голосов.

Среди кандидатов можно обнаружить представителей "демократической альтернативы" действующей власти. Некоторые из них тесно связаны с "ЯБЛоком". Из этих кандидатов более 10% получили только А.Федосеев в Коми-Пермяцком АО (единственный серьезный конкурент губернатору) и В.Курочкин - в Читинской области. Активно, но не слишком успешно, выступил известный челябинский "выборос" В.Головлев. Неудачными оказались попытки московских "демократов" предложить альтернативу недостаточным, по их мнению, "реформаторам" - ульяновскому губернатору Ю.Горячеву (в лице Ю.Чебурова) и ивановскому губернатору В.Тихомирову (в лице Н.Лобаева).

Таким образом, представители прочих категорий кандидатов в губернаторы - "раскольники" от НПСР и "партии власти", "постсоветские бывшие", представители "демократической альтернативы" - выступили в основном очень слабо.

Итоги выборов глав исполнительной власти стали своеобразным тестом на популярность наиболее известных политиков соответствующих регионов. Так, произошло четкое расслоение "губернаторского корпуса" на абсолютных лидеров, относительно популярных глав администраций и непопулярных руководителей, которые в большинстве случаев выборы проиграли. Самыми непопулярными оказались Н.Егоров (Краснодарский край), А.Соболев (Курганская область), В.Соловьев (Челябинская), В.Десятников (Кировская), В.Шутеев (Курская), а также президент Республики Марий-Эл В.Зотин и председатель правительства Хакасии Е.Смирнов. Все они не набрали и 20% голосов, а Н.Егоров 22 декабря - даже 5% (27 октября он получил 26,8%). Не помогли ни доминирование в СМИ, ни мощь административного аппарата. Все перечисленные политики оказались в малоприятной роли "козлов отпущения" за все проблемы регионального развития.

Представляется, что организационные и финансовые ресурсы, привлекаемые для переизбрания действующего руководителя, позволяют обеспечить 20-30% голосов "за" вне зависимости от личности избираемого. Более низкий показатель - свидетельство категорического неприятия (отторжения) данной персоны либо местной элитой, либо населением в целом.

С минимально приемлемыми результатами пришли к финишу Ю.Власов (Владимирская область), А.Семернев (Брянская), А.Леушкин (Корякский АО), А.Батагаев (Усть-Ордынский Бурятский АО). Сюда же можно отнести В.Арбузова (Костромская область), едва преодолевшего тридцатипроцентный барьер во втором туре, а также Р.Гениатулина (Читинская), победившего простым большинством с 31% голосов. Не слишком привлекательными для избирателей оказались также А.Беляков, Ю.Маточкин, Е.Комаров, В.Туманов, И.Ивлев, И.Шабунин, А.Якимов, О.Савченко, П.Марченко, А.Ефремов, набравшие в первом туре от 30 до 40% голосов. Таким образом, группа не просто проигравших, но явно непопулярных глав администраций оказалась по итогам выборов весьма большой. Здесь сказались и кадровые промахи федерального Центра, и неумение многих руководителей завоевать симпатии избирателей (во втором туре добился успеха только архангелогородец А.Ефремов, получивший почти 60% голосов).

Что касается выдвиженцев НПСР, то и среди них были явно неудачные кандидатуры. Во многих регионах левая оппозиция предпочла не выставлять кандидатов "для галочки". Но в некоторых случаях олимпийский принцип возобладал. В итоге целый ряд кандидатов НПСР не набрал и 10% голосов (провалы в Пермской, Тюменской, Ивановской, Читинской, Вологодской областях). В Псковской области кандидат НПСР получил чуть больше 10%, в Адыгее и Саратовской области - по 16%. Однако явных провалов у НПСР оказалось не так много - не более восьми (примерно столько же было у "партии власти" - семеро действующих руководителей не набрали на выборах 20% голосов).

Большинство ставленников левой оппозиции боролось достойно, даже заметно уступая "партии власти". С учетом неизбежного давления со стороны последней и хронического недостатка средств результат оппозиционера в 20% и более уже можно оценивать как высокий. Эту планку преодолели не только все победители, но и проигравшие выборы кандидаты от оппозиции в Архангельской, Астраханской, Калининградской, Ростовской, Самарской, Сахалинской, Ульяновской областях, Усть-Ордынском Бурятском АО, Якутии. Здесь "неудачники" имеют возможность сохраниться в качестве влиятельных лидеров общественного мнения, а некоторые смогут побороться за победу на следующих выборах.

Однотуровая система выборов позволила читинскому губернатору Р.Гениатулину и сахалинскому - И.Фархутдинову сохранить свои посты, а аграрию В.Малееву победить в Усть-Ордынском Бурятском АО. Во всех этих регионах победители не набрали и 40% голосов (заметим, что при двухтуровой системе набравшие примерно столько же голосов в первом туре Ю.Маточкин, Е.Комаров и В.Туманов проиграли второй тур). Та же ситуация возникла в Эвенкийском АО, но результаты выборов там были аннулированы.

Еще ряд кандидатов выиграл простым большинством, не набрав и 50%. При однотуровых выборах, получив от 40 до 50%, добились победы В.Броневич (Корякском АО), В.Цветков (Магаданская область), И.Шабанов (Воронежская), Ю.Горячев (Ульяновская). Такой результат оказался препятствием для признания победы Б.Аюшиева в Агинском Бурятском АО, поскольку по местному законодательству требовалось более 50%. В эту же группу мог войти А.Белоногов из Амурской области, но там итоги выборов были аннулированы. Во втором туре для победы достаточно было простого большинства голосов, и в ряде регионов победители в упорной борьбе не смогли "вытянуть" 50% (А.Суриков, Л.Горбенко, Ю.Евдокимов, В.Бутов).

Таким образом, победа в 11 регионах была весьма относительной, далась в упорной борьбе. Еще в двух случаях - амурском и эвенкийском - относительная победа с минимальным превосходством была оспорена, предстоят новые выборы (также как и в Агинском Бурятском АО). В этих регионах проигравшие сохраняют шансы активного участия в местной политике, а победителям не стоит обольщаться по поводу своей популярности. В большинстве случаев речь идет о новых руководителях, которым следует задуматься о способах усиления своих позиций в регионе и завоевания новых голосов. В двух регионах с трудом вытянули победу губернаторы, назначенные сравнительно недавно - в 1995-1996 гг. (Читинская, Сахалинская области). И в одном случае - в Ульяновской области - наблюдалось резкое снижение популярности некогда "всенародно любимого" Ю.Горячева.

В 14 регионах победители смогли заручиться поддержкой 50-60% избирателей (если не в первом туре, то хотя бы во втором). В пяти случаях победа досталась действующим руководителям (А.Гужвин, А.Джаримов, А.Ефремов, Л.Рокецкий, В.Тихомиров), но в основном с такими результатами выборы выигрывали представители оппозиции (В.Густов, В.Кислицын, Ю.Лодкин, В.Любимов, Н.Максюта, Е.Михайлов, В.Сергеенков, П.Сумин, А.Черногоров). Анализ результатов демонстрирует, что оппозиции победа доставалась намного тяжелее. За исключением редких случаев безусловного лидерства оппозиция буквально вырывала победу.

Более 60% получали на выборах в основном действующие руководители. От 60 до 70% набрали восемь кандидатов этой категории - В.Бирюков (второй тур), Г.Игумнов (второй тур), А.Назаров, Ю.Неелов, Г.Неделин, М.Николаев, К.Титов, В.Чуб, а от оппозиции только четверо - Н.Виноградов, О.Богомолов, В.Сударенков, В.Шершунов (и из них последние трое - только во втором туре). От 70 до 80% получили шестеро победителей, четверо из которых уже занимали на момент выборов губернаторское кресло (В.Ишаев, Н.Полуянов, А.Волков, А.Филипенко), исключением стали А.Руцкой и А.Лебедь. Наконец, трое победителей получили от 80 до 90%: два представителя "партии власти" (Д.Аяцков и В.Позгалев) и один кандидат от оппозиции (Н.Кондратенко). Более 90% набрал на безальтернативных выборах президент Кабардино-Балкарии В.Коков.

Таким образом, вновь избранный "губернаторский корпус" довольно четко расслаивается на группу абсолютных лидеров, получивших более 60% голосов (15 человек), и группу непопулярных руководителей, за которых голосовало не более 40% голосов (19 человек, включая А.Якимова). Промежуточная прослойка "полупопулярных" губернаторов оказалась более тонкой (14 человек). Из них шестеро получили более 40% голосов только во втором туре и приблизились тем самым к группе "непопулярных". В то же время показатели большинства выигравших выборы оппозиционеров оказались как раз в пределах 40-60%.

Другим важным критерием является величина отрыва победителя от его главного соперника. В трех регионах победителя определил "фотофиниш" (менее 1%), но во всех случаях итоги выборы признаны недействительными. В Эвенкийском АО и Амурской области с минимальным отрывом выиграли оппозиционеры, что стимулировало администрацию на поиск нарушений, которые, естественно, сразу же нашлись. От 1 до 5% составил отрыв победителя в четырех регионах (Кировская, Магаданская, Мурманская области, Алтайский край), причем везде победил оппозиционер. Еще в пяти случаях отрыв был от 5 до 10%, в трех из них победа досталась оппозиции. Отрыв в 10-20% также характерен в большей степени для регионов, где победили оппозиционеры (семь случаев, из них в пяти выиграла оппозиция). Но и с внушительным отрывом в 20-30% оппозиция также побеждала чаще (четыре случая из семи). Зато зафиксированный в девяти случаях отрыв победителя в 30-40% более характерен для регионов, успешных для "партии власти" (6 результатов). Отрыв в 40-50% отмечен в двух регионах - одном антигубернаторском и одном прогубернаторском. Отрыв в 50 и более процентов имел место в 11 регионах, из них оппозиция победила лишь в четырех. Максимальным отрыв победителя (75%) был в Вологодской области, где губернатор В.Позгалев не оставил шансов конкурентам.

return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России