Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Первое полугодие 1995 года.
 

НЕЗАВИСИМЫЙ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ
на базе Исторического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова

РОССИЯ

мониторинг, анализ, прогноз

№ 3 первое полугодие 1995 г.

(c) Независимый институт социально-исторических проблем

 

Содержание

Тенденции развития внутриполитической ситуации
   Конфликт в Чечне как зеркало политических проблем российской элиты
   Блоковая политика
   Неэффективность политики "демонстративной эффективности"
   Тенденции политической регионализации
   Варианты политической перспективы

Политические процессы в регионах (15 марта - 15 июня 1995 г.)
   Отношения Центра и регионов
   Эволюция региональных элит
   Взаимодействие региональных элит
   Ход избирательной кампании в российских регионах

Экономические итоги полугодия
   Основные экономические события первого полугодия таковы:

Российские национальные интересы в контексте мировой политики
   Новые тенденции в политике Запада и интересы Российского государства
   Поиски путей реинтеграции на постсоветском пространстве
   Действия России в других регионах мира

 

 

Тенденции развития внутриполитической ситуации

В первой половине 1995 г. относительно плавное политическое развитие подверглось серьезному испытанию, последствия чего, как думается, еще не определились достаточно однозначно. К середине года Россия подошла с очередным политическим кризисом.

Во-первых, июньские события еще раз убедительно показали, что заданные чеченским конфликтом рамочные условия сохраняются, несмотря на то что сам он на какое-то время оказался отодвинут на периферию политической жизни другими процессами, имеющими в общем и целом самостоятельную логику (развертывающаяся предвыборная кампания, интенсифицировавшееся партстроительство, формирование предвыборных блоков и т.д.).

Во-вторых, в июне начала давать очевидные сбои реализация президентской стратегии управляемой демократии, суть которой в создании на базе консолидировавшейся партии власти" двух избирательных суперблоков с целью завоевания большинства в будущем составе Государственной Думы и стабилизации всей политической системы России в ее нынешнем виде.

В-третьих, к середине года резко обострились социально-экономические проблемы, наметился очередной кризис экономической политики правительства, осуществлявшейся в рамках достаточно часто используемой в подобных ситуациях стратегии демонстративной эффективности , призванной компенсировать возникающие в ходе реформ трудности мероприятиями, рассчитанными исключительно на внешний эффект и преследующими цель убедить население в правильности выбранного курса.

 

Конфликт в Чечне как зеркало политических проблем российской элиты

Конфликт в Чечне, негативные последствия которого накладываются сегодня на происходящую в преддверии близящихся парламентских и президентских выборов перегруппировку политических сил, явился решающим фактором в расшатывании единства послеоктябрьской политической элиты России. "Маленькая победоносная воина , предпринятая в расчете на резкое улучшение отношения россиян к Президенту, дала неожиданные для правящей элиты итоги.

Основной тенденцией развития общеполитической ситуации в рассматриваемый период продолжало оставаться углубление кризиса власти. Устойчиво снижалась популярность руководителей государства, усиливалось недоверие к ним со стороны широких слоев населения.

Критическое восприятие нынешней власти связано прежде всего с кризисом курса либеральных реформ, с утратой реформаторами морального авторитета, нарушением ими своих обещаний, ибо их политика на практике ведет лишь к дальнейшему снижению жизненного уровня и возникновению новых острых проблем. Недовольство властью доминирует в массовом сознании: почти 80% россиян нынешняя власть не нравится, полностью доверяют Б.Ельцину лишь 1,1-1,5% респондентов, тогда как вообще не доверяют ему 42,4%. Большинство опрошенных винит в возникших экономических и политических проблемах лично Президента. Процент считающих, что он не должен выдвигать свою кандидатуру на будущих выборах, с января по июнь вырос с 65 до 71.

Не обеспечив искомого единодушия, консенсуса между элитой и неэлитными слоями населения, чеченская воина в то же время способствовала усилению конфликтности в институтах власти.

Противостояние сторонников и противников силового выхода из чеченского тупика (рассматриваемого как образец для решения всех остальных проблем российской государственности) имеет место:

  • в президентском окружении ("партия войны", возглавляемая руководителями "силовых" министерств и спецслужб, и "партия мира", к которой принято относить главу президентской администрации С.Филатова, помощника Президента по вопросам безопасности Ю.Батурина, ряд других либерально настроенных деятелей);
  • в руководстве Министерства обороны (где острую форму принял конфликт между П.Грачевым и группой Б.Громова, поддержанного бывшим командующим 14-й армией А.Лебедем);
  • в структурах исполнительной власти (здесь преобладающему влиянию силовиков в окружении 11резидента противостоит премьер-министр, склоняющийся к введению конфликта с чеченскими сепаратистами в русло переговорного процесса);
  • внутри правительства (линии премьера противодействует тесно связанный с "силовиками" первый вице-премьер О.Сосковец, временно исполняющий обязанности полномочного представителя Президента РФ в Чечне);
  • во взаимоотношениях между исполнительной и представительной ветвями власти (обе палаты Федерального Собрания достаточно активно выступают за урегулирование конфликтов мирным, политическим, а не силовым путем);
  • внутри представительных органов (в которых с началом чеченской операции произошла перегруппировка сил в зависимости от отношения к вариантам нормализации ситуации в Чечне).

"Забытая война", переставшая приносить кому бы то ни было политические дивиденды, продолжалась фактически по инерции, поскольку ее свертывание было чревато новым кризисом в "верхах". Ныне, однако, выяснилось, что вступление событий Чечне в новую фазу, когда организованное сопротивление сепаратистов сломлено и они перешли к террористическим действиям, свидетельствует и о

новой политической ситуации во всей Носсии.

Захват чеченскими бандитами заложников на Ставрополье фактически поставил в повестку дня вопрос о серьезных внутриполитических последствиях чеченского кризиса.

Во-первых, как никогда ранее реальной стала перспектива широкомасштабного межэтнического конфликта на территории Российской Федерации, сопровождаемого волнами терроризма и депортаций.

Во-вторых, трагедия в Буденновске продемонстрировала низкую эффективность в экстремальных ситуациях институтов исполнительной власти и силовых структур, разбалансированность властных механизмов.

В-третьих, резко обострились отношения внутри правящей элиты. Президент Б.Ельцин вместе с министром внутренних дел В.Ериным принял решение о силовом освобождении заложников. По существу, оно было логическим продолжением жесткой политической линии. В отличие от них премьер-министр после нескольких дней замешательства пошел на переговоры с террористами. Большинство информированных источников указывает на то, что данное решение было им принято лично.

Оно вытекало из логики отношения премьера к чеченскому конфликту в течение всего рассматриваемого периода. На всем протяжении чеченской войны позиция В.Черномырдина отличалась достаточно четкой доминантой миротворческих усилий. Начиная с марта он обратил на себя внимание активной и уверенной игрой на новом для него поле миротворчества и политического урегулирования в Чечне. Как руководитель правительства, лицо, отвечающее за бюджет государства и финансовое равновесие в стране, под честное слово которого МВФ выделяет России кредиты, он имеет вполне понятную заинтересованность в том, чтобы сдерживать рост военных расходов. Однако до сих пор попытки Черномырдина выполнить "миротворческую миссию", возложенную на него Президентом, не давали ощутимых результатов. Тем более что после возобновления военных действий 12 мая усилия премьера по восстановлению мира в ЧР оказались почти полностью блокированны и приобрели "теневой" характер. Так, почему-то прошло "незамеченным" распоряжение правительства от 29 мая об освобождении от обязанностей заместителей руководителя Территориального управления федеральных органов исполнительной власти в ЧР лидеров "коллаборационистской" группировки антидудаевцев У.Автурханова, С.Хаджиева и Б.Гантемирова, а также устранение от власти в Чечне ставленников Н.Егорова - К.Цаголова (бывшего первого заместителя руководителя управления), Р.Гусарука и Е.Иванова.

Действия В.Черномырдина, бесспорно, вынуждены крайне трудной политической ситуацией. В то время, когда Б.Ельцин участвовал во встрече лидеров в Галифаксе, на В.Черномырдина полностью легла ответственность за события в Буденновске, а Госдума, где тон задают противники премьера, инициировала обсуждение вопроса о доверии правительству.

Находясь в ситуации цугцванга, премьер пошел "ва-банк", самостоятельно прекратил все боевые действия на территории Чечни и санкционировал переговоры с представителями Дудаева, предоставив гарантии безопасности боевикам басаевской группировки. Принимая это решение, Черномырдин, думается, учел наличие серьезных разногласии в самой президентской команде, где глава администрации С.Филатов и помощник по вопросам безопасности Ю.Батурин, как сообщают конфиденциальные источники, под предлогом возможности начала чеченской стороной террористических акций в России выступили против разгрома последних опорных пунктов организованного сопротивления дудаевцев - поселков Ведено и Шатой.

Как бы то ни было, но ныне впервые за всю историю послеавгустовской России правительство открыто взяло на себя политическую инициативу в один из переломных моментов развития страны. Уже отмечалось, что В.Черномырдин и раньше выступал в качестве сторонника разрешения чеченского конфликта путем переговоров. В случае же с захватом заложников в Буденновске жесткая и мягкая линии в чеченской политике российского руководства столкнулись вновь. Но в силу того, что ставки в этой борьбе сегодня несравнимо выше, чем в течение всего истекшего полугодия, а противоречия между Президентом и премьером, обнажившиеся в ходе инцидента в Буденновске, отягощаются другими проблемами их взаимоотношений (реализация двухблоковой стратегии, политика социально-экономической стабилизации), нынешняя ситуация может привести к труднопредсказуемому повороту в политической судьбе В.Черномырдина.

Возможно, удачное исполнение В.Черномырдиным роли миротворца начнет позитивно сказываться и на рейтинге возглавляемого им блока "Наш дом - Россия", перспективы которого пока представляются отнюдь не в розовом цвете.

Так, по данным фонда "Общественное мнение", 21%

российского электората принадлежит сегодня демократической оппозиции, 23% - коммунистам и "патриотам", 12% - центристским блокам и партиям.

44-45% населения составляют "молчаливое большинство" (около 25% еще не решили за кого будут голосовать, а около 20% упорно отказываются принимать участие в выборах). Блок "Наш дом -Россия" способен отщепить от этих электоральных "континентов" по 2 - 2,5% избирателей и набрать на выборах не более 10%, но и эта цифра выглядит слишком оптимистичной. Если же В.Черномырдину удастся завоевать поддержку "молчаливого большинства" (чего исключать ни в коем случае нельзя!), то НДР может выйти в лидеры.

Следует, в частности, учитывать, что хотя потенциальные избиратели НДР выражают недовольство политикой нынешних властей, содержанием и методами проводимых ими преобразований, но в основном установки этой части электората и программные положения блока (впрочем, как и других центристских группировок) достаточно близки. Этот слой не хочет возвращения старых, дореформенных порядков, опасаясь, что очередная "революция" окончательно добьет страну, сделает ситуацию еще хуже, чем сейчас. Он выступает за проведение политики в интересах большинства, но без ограничения хозяйственной свободы индивидов, за самостоятельную экономическую и военно-политическую позицию России на международной арене.

Если В.Черномырдину удастся сохранить тот имидж, который он приобрел в глазах населения в дни трагедии в Буденновске, то его преимущество и перед Президентом, и перед другими лидерами-центристами будет неоспоримо.

Захват заложников продемонстрировал и серьезные противоречия между ведущими силовыми структурами страны -МВД и ФСБ, с одной стороны, и Министерством обороны, с другой. Руководству МО удалось занять достаточно гибкую позицию, и оно не связывается в массовом сознании с ответственностью за происшедшее. Органы же внутренних дел и Федеральной службы безопасности оказались в фокусе общественной критики за некомпетентность и непрофессионализм.

События на Ставрополье поставили перед российской властью проблемы недопущения расширения зоны военных действий на весь Северный Кавказ и блокирования возможности широкомасштабных межэтнических конфликтов в России. Государство столкнулось и с неотложной задачей обеспечения общественной безопасности, решение которой немыслимо без реформы соответствующих институтов, их очищения от непрофессионализма, некомпетентности и коррупции. Иначе нельзя исключить окончательной утраты доверия населения к власти, ускорения темпов его самоорганизации (в том числе и в вооруженной форме), особенно в районах потенциальных столкновений. Это, в свою очередь, приведет лишь к размыванию структур государственного управления и постепенному складыванию в стране обстановки хаоса и анархии.

До сих пор влияние чеченского конфликта на состояние российской политики оказывалось гораздо менее радикальным, чем можно было бы ожидать. Войну в Чечне население России встретило без энтузиазма (действия федеральных властей в ЧР не одобрялись 60-70% россиян), однако в реальном политическом поведении вербальное отторжение военных методов не коррелировало с заметными протестными движениями, со сколько-нибудь значимыми формами массового недовольства.

Правда, несоответствие между словами и делами у российского гражданина наблюдается не только в отношении чеченской проблемы. Социологи отмечают, что ныне российский житель переживает очередную фазу утраты ценностных ориентиров, характерную для наших отечественных цивилизационных революций, "говорит одно, чувствует другое, думает третье, а ведет себя прямо противоположным образом". "Зависнув" в переходной стадии, россияне буквально "остолбенели" перед натиском взаимоисключающих мотивационных импульсов - неприятия и "социалистического прошлого", и капиталистического будущего, погрузились в состояние политической апатии, сохраняя ориентацию на легальные формы смены неугодной власти (несмотря на то, что более чем 80% респондентов нынешняя власть "не нравится", а свыше 70% оценивают нынешнее положение в стране как неприемлемое, 41% россиян считают недопустимыми даже такие формы протестной деятельности, как публичный сбор подписей представителями общественно-политических организаций, 56% участие в митингах и демонстрациях, 62 /о - участие в забастовках, 72% - в насильственных действиях).

В отношении же событий в Чечне действуют и другие, весьма веские причины, не позволяющие большинству граждан России организоваться и решительно потребовать прекращения затянувшейся "маленькой победоносной войны". Очевидны социокультурные мотивы пассивности: традиционная нелюбовь русских к пассионарным кавказским меньшинствам как носителям чуждых большинству россиян культуры, языка, нравов и обычаев, расового типа и т.д.

События в Чечне не вызвали ни мобилизации мощных социальных групп, готовых выступить с требованием прекращения войны, ни подъема сепаратистских настроений. Наблюдалось даже некоторое снижение политического веса региональных националистических партий и движений, которые еще недавно по своей реальной власти в республиках соперничали с государственными органами.

И все же шок, полученный в Буденновске российской политической системой, по-видимому, резко обострит ситуацию во всех ее звеньях и, прежде всего, в верхах, которые оказались плохо подготовлены к такому повороту событий.

Чеченская проблема спровоцировала очередной политический конфликт между российскими властными группировками, новый раскол внутри правящей элиты. В.Черномырдин явно был вынужден принять все основные требования террористов вопреки противодействию министров-"силовиков", с которыми, по-видимому, солидаризировался и Президент Б.Ельцин. Последний взял на себя ответственность за штурм больницы в Буденновске, который, как известно, не привел к успеху и вызвал человеческие жертвы.

Ныне, после событий в Буденновске, новые козыри получили в свои руки как силы, пытающиеся реанимировать репрессивно-автократические формы власти, так и те, кто выступает за сугубо политические методы урегулирования чеченского кризиса и за "демократические" формы развертывания политического процесса. Можно предположить, что грядущие год-полтора станут временем их ожесточенной схватки.

 

Блоковая политика

К концу июня реально стал оформляться, несмотря на определенные трудности на региональном уровне, только один из суперблоков - "правоцентристское" движение "Наш дом - Россия", объединившее в своих рядах значительную часть влиятельных кругов политической и экономической элиты России. Что же касается другого, "левоцентристского", суперблока под руководством спикера Думы И.Рыбкина, то здесь если и можно говорить о каких-то подвижках по сравнению с маем, то, скорее всего, в нежелательном для президентских структур направлении.

После очевидного провала в предыдущем месяце попытки образовать "левоцентристский" пропрезидентский блок на базе влиятельных политических объединений и движения "Женщины России" с присоединением к ним различных мелких группировок типа Российского социал-демократического союза, Социалистической партии трудящихся, а также неудачно выступающей на политической сцене Федерации независимых профсоюзов инициаторы двухблоковой стратегии активизировали работу по проталкиванию иного варианта. Срочно зарегистрированное 23 мая движение "Согласие", состоящее из никому не известных провинциальных политиков, должно было стать основой "левоцентристского" блока, возглавляемого И.Рыбкиным. Но и от этой идеи в администрации Президента РФ вскоре отказались, по-видимому, по причине отсутствия у нее реальных перспектив.

И тогда, не без помощи влиятельных сил в околопрезидентских структурах, чьи интересы должным образом не были учтены при разработке двухблоковой стратегии, "левоцентристский" блок под руководством председателя Думы решили учредить на базе движения "Регионы России", ядром которого являлась довольно влиятельная организация "Союз нефтепромышленников" во главе с руководителем думской фракции "Новая региональная политика" В.Медведевым.

При этом помимо созидательной цели - образования "левоцентристского" блока - преследовалась еще одна, быть может, более важная - ослабление группировки В.Черномырдина путем внесения политического раскола в ряды руководства ТЭК, одна часть которого (газовики) должна была остаться в премьерском НДР, а другая (нефтяники) - перейти в рыбкинский блок. Однако эти планы реализовать не удалось. "Союз нефтепромышленников" покинул движение "Регионы России", в результате чего оно превратилось в слабую и маловлиятельную организацию, и заявил о своем присоединении к НДР. Данное обстоятельство, очевидно, окончательно убедило И.Рыбкина в том, что ему не удастся создать действительно мощный, обладающий реальным политическим весом блок пропрезидентской ориентации.

Находясь в весьма затруднительном положении и стремясь тем не менее сохранить за собой виды на политическое будущее, спикер Думы начал гораздо более сложную игру по созданию левоцентристского блока, но уже с достаточно выраженной оппозиционной окраской, где ему принадлежала бы роль посредника в налаживании контактов между различными группировками федеральной элиты. В случае успеха это может привести к более серьезным политическим последствиям, чем изменение в судьбах тех или иных блоков, партии и деятелей.

Серьезным поводом для подобного рода утверждений является заметная политическая активизация старой союзно-совминовской номенклатуры в лице фонда "Реформа", в котором ключевую роль играет бывший министр приватизации в последнем правительстве СССР С.Ассекритов, и Российской объединенной промышленной партии с экс-вице-премьером того же правительства В.ЬЦербаковым во главе. Обе эти группировки в течение 1992 - 1994 гг. не проявляли особого интереса к политике, сосредоточив внимание на сфере крупного бизнеса. Их сегодняшнее включение в политический процесс обусловлено определенными ограничителями. Они выражают явное неудовлетворение социально-экономическим курсом кабинета В.Черномырдина, грозящим им утратой завоеванных позиций в экономике страны, но в то же время не стремятся перейти в жесткую оппозицию нынешнему режиму, опасаясь за судьбу своих капиталов. В таких условиях наиболее приемлемым вариантом политического поведения для двух группировок союзно-совминовской номенклатуры является их участие в более мягкой, "цивилизованной" оппозиции. Не случайно поэтому, отдельные влиятельные политики (С.Ассекритов, В.Никонов) предпринимают активные усилия, направленные на подведение промышленной партии и созданного в июне на базе фонда "Реформа" движения "Мое Отечество" под руководство И.Рыбкина.

Спикер же, войдя вместе с возглавляемым им движением "Регионы России" в предвыборный блок АПР, однозначно воспринимаемый массовым сознанием как оппозиционная сила, стал своего рода связующим звеном между старой промышленной и колхозно-совхозной номенклатурой. При этом позиции И.Рыбкина перед лицом своего социального заказчика - околопрезидентских структур - остаются достаточно сильными, ибо его присутствие в блоке аграриев потенциально снижает уровень их оппозиционности, а возможность контролировать поведение старой промышленной номенклатуры одновременно повышает степень управляемости электорального процесса. Однако в главном маневры председателя Думы могут привести к результату, далекому от замыслов инициаторов двухблоковой стратегии. По сути дела речь идет о выстраивании принципиально иной политической конфигурации, в рамках которой старая советская номенклатура выступает в качестве оппонента новой, российской, сформировавшейся в годы реформ. В этих условиях фигура премьера объективно превращается в центр консолидации нынешних правящих кругов, что чревато ослаблением позиций Президента и в особенности тех лиц в его окружении, которые не имеют шансов на собственное политическое будущее без Б.Ельцина. Подобные изменения, происшедшие в ходе развертывания предвыборной борьбы в конце мая - июне, и предопредилили усиление напряженности между командами Президента и премьера.

Но и помимо маневров вокруг рыбкинского блока околопрезидентские структуры предприняли шаги, которые могут осложнить предвыборную кампанию В.Черномырдина. Речь идет о негласной поддержке ими инициативы экс-председателя Госкомимущества В.Полеванова по созданию политического объединения "Народная политика". Прозвучавшие в июне с экранов телевизоров и со страниц ряда ведущих изданий разоблачения В.Полевановым чубайсовской приватизации и социально-экономической политики премьера в сочетании с намерениями бывшего главы ГКИ привлечь к участию в своем движении ряд популярных политиков, известных критическим отношением к правительству (С.Глазьева, С.Буркова, С.Калашникова, А.Тулеева, С.Бабурина), вызвали нервозную реакцию в Белом доме и в той части администрации Президента, которая открыто делает ставку на В.Черномырдина (С.Филатов). В данном контексте можно говорить об еще одной наметившейся линии напряженности во взаимоотношениях Президента и премьера.

Другой шаг, чреватый появлением опасного политического противника, Б.Ельцин сделал, приняв решение об увольнении в запас командарма 14-й армии генерал-лейтенанта А.Лебедя. Очевидно, что в момент нарастания противоречии внутри российской элиты возникновение на политической сцене фигуры, пользующейся популярностью у населения и откровенно оппозиционной, "обиженной" режимом, вряд ли будет способствовать широко заявленной политике стабилизации. Правда, отставка А.Лебедя произошла в неблагоприятный для экс-командарма период. Активное включение его в политический процесс летом будет затруднено общей неопределенностью предвыборных диспозиций, когда даже опытным аналитикам трудно определить реальные шансы тех или иных политических объединений. Не имея собственных структур, А.Лебедь рискует связать свою судьбу с маломощными организациями и тем самым значительно растерять долго накапливавшийся политический капитал. Судя по всему, генерал вплоть до последнего времени рассчитывал активно войти в политику позднее, где-то в начале осени, когда перспективы отдельных предвыборных объединений просматривались бы более четко.

 

Неэффективность политики "демонстративной эффективности"

Ключевым элементом стратегии "демонстративной эффективности" в социально-экономической сфере, имеющим ярко выраженную предвыборную направленность, стало осуществляемое по инициативе ЦБР систематическое снижение курса американского доллара по отношению к рублю. Однако на фоне продолжающегося роста цен, дальнейшего падения уровня реальной заработной платы у большинства слоев населения эта политика не вызвала энтузиазма в обществе, а породила лишь новую волну критики правительства со стороны оппозиции.

Конечно, вся нынешняя исполнительная власть в целом заинтересована в успехе политики "социально-экономической стабилизации". Но, если для правительства или, по крайней мере, для его ключевых министров (В.Черномырдина, А.Чубайса, Е.Ясина) это в прямом смысле вопрос жизни и смерти, то Президент и его окружение даже в случае провала курса сохраняют определенные возможности для маневра. Не случайно поэтому, что влиятельные люди из окружения Б.Ельцина сохраняют контакты с одним из лидеров думской оппозиции экономистом С.Глазьевым и президентом Федерации товаропроизводителей, лидером Конгресса русских общин Ю.Скоковым. Многие аналитики по-прежнему рассматривают их в качестве наиболее реальных кандидатур на основные посты в правительстве на случай полного краха социально-экономической политики нынешнего Кабинета.

Определенному дистанцированию околопрезидентских структур от проводимого правительством В.Черномырдина-А.Чубайса курса стабилизации способствовало также и значительное ухудшение отношений между А.Чубайсом и такими влиятельными фигурами российской политики, как О.Сосковец, В.Илюшин, Ю.Лужков. В этом контексте следует обратить особое внимание на новое усиление напряженности в отношениях между А.Чубайсом и Ю.Лужковым. Принятое по инициативе первого вице-премьера решение о повышении таможенных пошлин на ввозимое в Россию импортное продовольствие, безусловно, ставит целью не только "задобрить" в канун выборов отечественных сельхозпроизводителей, но и нанести мощный удар по экономическим интересам "московской группировки". Но, учитывая огромное влияние Ю.Лужкова в СМИ, его возможности манипулировать общественным мнением в столице, логично предположить, что подобная недальновидная политика приведет лишь к росту популярности московского мэра среди значительных слоев населения. А это едва ли входит в стратегические планы ближайшего окружения Президента.

В этих условиях инициатива группы оппозиционно настроенных депутатов Государственной Думы во главе с С.Глазьевым о вынесении вотума недоверия правительству за его социально-экономическую политику вполне закономерна. И хотя большинство аналитиков первоначально оценивало ее не как способ отстранения правительства от власти, а лишь как проявление "игры нервов", направленной на ослабление позиций правящего кабинета, то в связи с трагедией в Буденновске ситуация стала круто меняться. И не в пользу правительства В.Черномырдина.

 

Тенденции политической регионализации

Несмотря на внешний эффект "акции устрашения", каковой стала для российских республик война в Чечне, этот конфликт, бесспорно, усилил недоверие регионов к федеральному Центру.

Недовольство регионов "умиротворением Чечни" проявилось в однозначно негативных оценках, данных действиям Кремля рядом региональных лидеров (Ингушетии, Дагестана, Татарии, Башкирии, Чувашии, Удмуртии, Марий Эл, Мордовии, Карелии, Калмыкии, Якутии, Тувы, Бурятии, автономных национальных округов и областей Сибири), в прозвучавших в январе на чебоксарском совещании республиканских лидеров Поволжья и Сибири требованиях восстановления института Совета глав республик и созыва Конгресса народов России, на котором предполагалось осудить проводимую национальную политику и т.д.

Особенно показательны в этой связи конфликты между Президентом и верхней палатой Федерального Собрания, тесно связанной с регионами. Президент был вынужден неоднократно игнорировать альтернативное мнение Совета Федерации по чеченскому вопросу. Более того, Б.Ельцин, принимая решение о вводе войск в Чечню, сделал этот шаг в явном противоречии с конституционными нормами, издав секретный указ и не внеся на утверждение верхней палаты решение о введении военного или чрезвычайного положения в Чеченской Республике, что необходимо для правового обоснования применения силы. Он и контролируемые им "силовые" министры отказались выступить перед Советом Федерации. В заявлении от 19 января сенат возложил на Президента всю ответственность за боевые действия на территории России, а затем неоднократно возвращался к обсуждению чеченской темы и дважды направлял в Конституционный Суд запрос о соответствии Конституции секретного указа Б.Ельцина о проведении силовых акций на территории ЧР и основанных на этом указе постановлений правительства, других распоряжений и приказов.

Под влиянием чеченских событий ныне продолжают обостряться этнополитические проблемы как в ряде северокавказских республик (Северной Осетии и Ингушетии, Адыгее, Карачаево-Черкесии), так и по всей России (в связи с попытками предотвратить возможные террористические акции чеченцев). Ухудшились отношения между местными органами законодательной и исполнительной власти, поддерживающими позицию и действия соответственно Федерального Собрания или Президента.

Регионы стремятся расширить возможности воздействия на политику федерального Центра. В первом полугодии 1995 г. заметное место в российском политическом процессе занимала борьба вокруг вопроса о региональных квотах представительства в Государственной Думе, о соотношении числа депутатов, избираемых по мажоритарным округам и по партийным спискам. Достигнутый компромисс (партии имеют право включить в федеральный список лишь 12 кандидатов, остальные проводятся по региональным партийным спискам) мало кого устраивает и, скорее всего, Закон о выборах депутатов Госдумы вновь станет предметом обсуждения Думы нового состава.

Об усилении влияния региональных лидеров свидетельствуют приостановление администрацией Приморского края деятельности правительственной комиссии, направленной 11 апреля в Приморье по распоряжению А.Чубайса для проверки использования средств федерального бюджета, и поддержка, которую получило от Совета ассоциации "Дальний Восток и Забайкалье" требование приморского губернатора Е.Наздратенко пересмотреть вопрос о демаркации российско-китайской границы.

Обратили на себя внимание и такие факты, как заявление главы Калининградской администрации Ю.Маточкина о том, что указ Президента РФ о социально-экономическом развитии области является "основанием для заключения с территориями договоров, аналогичных подписанному между .Россией и 1 атариеи , а также принятие в конце мая Верховным советом Республики Хакасия конституции, которая провозглашает ее государством в составе РФ.

Вполне правдоподобным выглядит предположение, что отношения между Центром и регионами, между федеральной и региональными политическими элитами после завершения чеченского конфликта сохранят напряженный характер и что говорить об окончательном предотвращении угрозы распада России еще рано. События в Буденновске могут стать катализатором нового витка напряженности между Центром и регионами.

 

Варианты политической перспективы

Радикалистская модель реформ, которую пыталась реализовать начиная с 1992 г. послеавгустовская политическая элита, была изжита в достаточно короткие сроки. С 1993 г. российское руководство утратило стратегическое видение будущего и фактически вернулось к "горбачевской" модели, построенной на сугубо тактическом реагировании на возникающие проблемы: по чисто поведенческому принципу "стимул - реакция". Итогом стала постепенная "третьемиризация" страны - утрата индустриальной, военно-технической, культурной самостоятельности России, сопровождаемая укреплением провинциально антизападных настроений, напоминающих типичный латиноамериканский "антиянкизм". Сегодня этот фактор становится значимым элементом электорального поведения: 30 /о избирателей полагают, что все беды России - это следствие заговора западных стран, 50 /о разделяют мнение А.Солженицына, что России угрожает полная и окончательная колонизация, а две трети категорически возражают против продажи за рубеж акций ключевых российских предприятий. Антизападные настроения пронизывают даже электорат "демократических" партии.

Утрата мессианистических идей - будь то рассуждения о "народе-богоносце" и "русской идее" или о "возвращении в мировую цивилизацию, в европейский дом" и т.п. свидетельствует о низком потенциале пассионарности современного поколения россиян, таит угрозу для самой российской государственности. Трудно себе представить США без "Аmerican Dream", а Россию без отчетливо артикулированной "Русской Идеи", которая может воплощаться в самые разные исторические образы - от "Православного Царства" до "Коммунизма" Ленина и "либеральных утопий" 1991 г.

Россия по своему историческому существу остается государством имперского типа, сверхсложнои системой, рациональность которой не совпадает с рацио отдельного человека, которому, если он живет в Москве или Подмосковье, совсем не очевидно, почему Чечня или Камчатка должны считаться частью его "жизненного мира". Необозримые российские пространства и многообразие этнокультурных и субэтнических типов невозможно интегрировать, опираясь лишь на экономическую необходимость или на чисто силовое принуждение, если эти материальные скрепы не имеют "идеального ядра".

Россия находится сегодня не столько на переходной стадии от одной социально-экономической системы к другой, сколько в промежутке между уже изжитой формой мифа ("коммунистического" образа "русской идеи") к иной его ипостаси. И если она останется в этом состоянии, то дезинтеграция исторической империи неизбежна.

Российская политическая элита должна учитывать, что основным вектором, определяющим движение страны к новому русскому мифу, в конце XX века не может быть национал-провинциализм, что произошли определенная адаптация значительной части населения к условиям жизни в рыночной среде и осознание частью граждан ценностей свободы, понимаемой прежде всего как возможность быть хозяином собственной судьбы.

Современный россиянин - и в этом одна из причин успеха В.Жириновского - ищет способ совместить новые ценности свободного выбора с вечными идеалами сильной государственности, общественной солидарности, без которых невозможно реализовать индивидуальную свободу, не превращая ее в первобытный произвол, в "войну всех против всех".

Отсюда вытекает главный вывод: будущее политическое развитие России видится не в противопоставлении двух мегаполитических моделей - радикал-либеральной и радикал-государственнической, а в синтезе их на отечественной почве.

(Уже сегодня в реальной жизни мы не можем разделить политические силы на чисто либеральные и чисто государственнические. Политические движения, которые попытаются сохранить девственный антигосударственнический либерализм или радикальное государственничество, в настоящее время маргинализированы и практически не участвуют в политике.)

Важнейшее условие жизнеспособности такого идейного сплава - соответствие социокультурным кодам русского народа и народов, разделивших с ним историческую судьбу.

Очевидно, что на ближайших выборах больший успех придется на долю тех партий, движений и блоков, которые, не отбрасывая либеральные ценности, основной акцент сделают на сильных защитных функциях государства. Состояние общественного сознания таково, что после шока ультралиберальных реформ усилилась ностальгия по годам советской власти. Но отнюдь не по причине поддержки населением господствовавших тогда ценностей и общественных порядков. Скорее - от тоски по стабильности и предсказуемости тех времен, по сильной государственности.

В этой связи государству следовало бы уже сейчас позаботиться о переориентации своей идеологической политики на представление интересов широкого спектра социальных групп, без выделения фаворитов и аутсайдеров. Политические объединения с сильным государственническим уклоном, но допускающие политический и экономический плюрализм как необходимый элемент социальной жизни, отвечают ожиданиям населения. Их постоянное присутствие в информационной палитре было бы исключительно полезно для поддержания имиджа самой власти, заботящейся о всех гражданах государства, для создания атмосферы согласия и сотрудничества в обществе, для формирования политической системы, адекватной русской государственной традиции и отвечающей потребностям современной эпохи.

 

 

Политические процессы в регионах (15 марта - 15 июня 1995 г.)

Отношения Центра и регионов

За рассматриваемый период отношения федерального Центра и регионов претерпели серьезные качественные изменения, которые, однако, находятся в русле уже наметившихся ранее тенденций. Важнейшим процессом стало "собирание" региональных элит российским премьером под крышей движения "Наш дом -Россия". Большинство местных руководителей замыкается теперь на В.Черномырдина. На съезде нового движения были представлены 80 из 88 (не считая Чечню) российских регионов, причем 46 -президентами и главами администраций. Активное формирование "номенклатурного" блока поставило их перед необходимостью, определяя к нему отношение, отчетливее выразить свои политические позиции.

Нынешняя попытка объединения региональных элит выглядит намного серьезнее предыдущих (типа "Выбора России"). Главы администраций вошли в Совет движения, стали лидерами его отделений и т.п. Просто забыть о НДР после выборов не удастся. Речь идет уже не о поддержке администрациями близкой по своим взглядам внешней силы, а о коллективном предприятии властей всех уровней, цель которого - удержание рычагов власти. В ситуации, когда победа по партийным спискам маловероятна, не вполне ясны долгосрочные намерения региональных элит в отношении НДР.

Пока же наблюдается редкое единодушие губернаторов. Причем особый интерес к этому движению проявили те местные руководители, кто имел отношение к проектам "Выбора России" и ПРЕС. Так, одним из лидеров НДР стал глава самарской областной администрации Константин Титов, входивший в руководство "Выбора России", член РДДР, создавший в области собственную организацию под названием "Самарское объединение поддержки реформ". Фигура Титова интересна тем, что он является наиболее опытным конструктором "партии власти" на региональном уровне (пример ОПР). В движение вошли также губернатор Новгородской области Михаил Прусак, в 1993 г. принимавший непосредственное участие в создании ПРЕС, президент Союза губернаторов, то есть фактически главный координатор региональных элит, Анатолий Тяжлов (глава администрации Московской области), такие известные лидеры, как Леонид Полежаев из Омской области (лидер наиболее дееспособной межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение"), Владимир Елагин из Оренбургской, Валерий Зубов из Красноярского края, Виктор Ишаев из Хабаровского края (председатель Дальневосточной межрегиональной ассоциации), Анатолий Собчак из Санкт-Петербурга. К движению по своим причинам примкнули и губернаторы, которых нельзя отнести к числу ярких лидеров, - Алексей Страхов из Свердловской области (потенциальный соперник активизировавшегося Эдуарда Росселя на выборах главы областной администрации), Владимир Бирюков из Камчатской области и др. Особый интерес к движению проявил глава администрации Тульской области Николай Севрюгин, который всегда отличался активной поддержкой федеральных властей (например, в период октябрьских событий).

В последнее время можно говорить о существенном повышении политического статуса региональных элит, выражающемся в том числе в их выходе на федеральный уровень публичной политики (новый шаг после выборов Совета Федерации), и об укреплении их связи с федеральными властями (формирование системы взаимодействия федеральных и региональных элит, подразумевающей политику взаимных уступок и давления). Об этом свидетельствует не только создание "блока Черномырдина", но и участившиеся встречи Б.Ельцина и В.Черномырдина с региональными лидерами. Борис Ельцин, в частности, принимал руководителей ряда республик - Магомедали Магомедова из Дагестана, Шериг-оол Ооржака из Тувы, Юрия Спиридонова из Республики Коми, Николая Федорова из Чувашии. В.Черномырдин помимо деятельности по созданию блока "Наш дом - Россия" специально контактировал в начале июня с главами администраций регионов Юга России - Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской, Воронежской, Липецкой, Астраханской областей. Интересен тот факт, что ряд региональных лидеров был допущен во время майских праздников на встречу с Б.Клинтоном - президент Ингушетии Руслан Аушев, главы администраций Орловской (Егор Строев) и Иркутской (Юрий Ножиков) областей.

Политика федерального Центра в отношении регионов в исполнении администрации Президента представляла собой осторожное заигрывание с местными руководителями в стремлении или сохранить в регионах "status quo", или создать в нестабильных районах устойчивую власть. В этом контексте следует рассматривать ситуацию, когда в Нижегородской и Свердловской областях похоже все-таки состоятся всенародные выборы губернаторов, несмотря на осенний запретительный указ Президента России. В первом случае федеральные власти (администрация Президента) уступили напору Бориса Немцова, который считается достаточно лояльным и предсказуемым губернатором. Несмотря на июньские "теледебаты" Немцова с Жириновским, он имеет реальные шансы победить на этих выборах. Принятый в апреле устав области зафиксировал дальнейшее усиление исполнительной власти.

С выборами губернатора Свердловской области дело обстоит сложнее. Фаворитом возможной избирательной кампании является бывший губернатор и нынешний председатель областной думы Эдуард Россель. Именно его усилиями удалось убедить федеральные власти в целесообразности проведения выборов, заодно Россель доказывал свою лояльность Б.Ельцину. В условиях, когда нынешний губернатор Алексей Страхов явно уступает Росселю по влиянию и популярности, федеральные власти, видимо, разрешат выборы, подразумевая необходимость создания в Свердловской области сильного и устойчивого режима. Усложняет положение тот факт, что Страхов вошел в движение "Наш дом - Россия" и пытается заручиться поддержкой В.Черномырдина.

Специфика взаимоотношений Центра с регионами в последнее время связана с формированием общего корпоративного интереса партии власти , цель которой - сохранить свои позиции как новой номенклатуры. В этих условиях Центр стремится заиметь на местах лояльных ему лидеров и сформировать вместе с ними единую корпорацию. Платой за лояльность является свобода действий губернаторов, прежде всего в экономической политике и приватизации. Не случайно параллельно с созданием "блока Черномырдина" разгорелся конфликт А.Чубайса с главой администрации Приморского края Е.Наздратенко, в котором последний при молчаливой поддержке региональных элит и нейтралитете премьер-министра отстаивал пресловутую "региональную модель" приватизации. Показательно, что неучастие Чубайса в движении НДР фактически выставлялось как условие вхождения губернаторов в данную организацию. На этом основании можно полагать, что региональные элиты твердо нацелились выиграть второй раунд приватизации - в союзе с готовым им в этом уступить Черномырдиным, которому они могут отплатить поддержкой, в том числе и на выборах. Таким образом, Центр гарантирует региональным элитам свободу действий в обмен на лояльность. Вместе эти группировки создают объединенную корпоративным интересом "партию власти", которая тормозит циркуляцию элит, поскольку ее цель - гарантировать каждому участнику сохранение на своем посту или, по крайней мере, в составе новой номенклатуры.

Ярче всего указанные тенденции проявились в отношении к новому суперпроекту глав республик. Сенсацией стало участие в съезде НДР некоторых "закоренелых сепаратистов". Характерно, что интерес проявили в первую очередь лидеры как раз тех четырех республик, с которыми федеральный Центр уже заключил договоры о разграничении полномочий, - Татарии, Башкирии, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. Можно сделать вывод, что с помощью подобных договоров Центру и республиканским властям удалось сформировать общий корпоративный интерес, который заставляет их теперь тесно сотрудничать. Отсюда, в частности, "верноподданнические" заявления Ахсарбека Галазова на съезде НДР.

Но вот Минтимер Шаймиев не захотел полностью "подставляться" в связи с созданием НДР: республиканское отделение возглавил премьер-министр Фарид Мухаметшин. Аналогично, руководство красноярским краевым отделением губернатор края "перепоручил" своему первому заместителю. В Республике Марий-Эл во главе местного отделения НДР встал первый вице-премьер Анатолий Смирнов. Таким образом, многие региональные лидеры уже сейчас предпочитают перестраховаться на случай провала суперпроекта.

В рассматриваемый период в отношениях Центра и регионов по-прежнему имела место практика заключения индивидуальных соглашений. В марте был подписан договор о разграничении полномочий между Россией и Северной Осетией. Намечается подобное соглашение с Якутией (не достигнуты договоренности по поводу собственности на местные недра и морской шельф), на очереди стоит Республика Коми.

В индивидуальном порядке федеральные власти предпочитают работать и с областями. Так, в мае вышел специальный указ Президента России о социально-экономическом развитии Калининградской области, полностью удовлетворивший главу администрации Юрия Маточкина, "завязанного" на экспортно-импортные операции и СЭЗ "Янтарь". Центр готов предоставлять экономические свободы не только республикам, но и русским регионам. Политическая консолидация региональных элит сопровождается дальнейшим дроблением народнохозяйственного комплекса.

В качестве просителя пыталась в конце марта выступить и Московская область, в связи с чем областная дума приняла обращение к федеральным властям, в котором указывалось на катастрофическое состояние экономики региона. Однако если "привилегированная" Калининградская область получила свои послабления, то попытка Московской оказалась безуспешной, несмотря на угрозу выйти из Договора об общественном согласии.

В мае была принята новая конституция Хакасии. Эта акция завершила изрядно затянувшийся процесс государственного

строительства, инициированный Верховным Советом, избранным еще в 1990 г. Согласно этому документу, Хакасия является республикой в составе Российской Федерации (некоторые депутаты выступали против республиканского статуса этой территории, немаловажен и тот факт, что титульный этнос - хакасы - составляет всего 11,'!% местного населения). Принятие новой конституции Хакасии стало логическим завершением процесса суверенизации бывших автономий, пик которого пришелся на 1991-1992 гг. Победа сторонников республиканского статуса Хакасии является закономерной в условиях все более непредсказуемого поведения федеральных властей. Суверенитет в нынешних условиях становится для республик дополнительным способом перестраховки на случай кризиса властных отношений в Москве, проявлением инстинкта самосохранения. Это, кстати, является серьезным ограничителем для нынешней консолидации региональных элит под флагом "блока Черномырдина".

 

Эволюция региональных элит

В рассматриваемый период произошел ряд кадровых перестановок. Стоит выделить недавнюю замену глав администраций в Тамбовской и Сахалинской областях. В Тамбовской области федеральный Центр в течение ряда лет стремился навязать наиболее консервативной русской провинции новую элиту и новые порядки. В 1991 г. к власти здесь пришла администрация Владимира Бабенко, ранее занимавшего должность главного врача областной больницы. Администрация области явно склонялась к поддержке демократического движения, заместителем Бабенко стала Людмила Кудинова, лидер местных "демократов", мэром Тамбова был назначен также "демократ", бывший декан исторического факультета пединститута Валерий Коваль, член РПРФ. В своей деятельности новая элита оказалась все же достаточно осторожной, понимая пределы возможного. Но тем не менее столь резкие перемены вызвали противодействие со стороны облсовета, и конфликт стал перманентным. С другой стороны, против администрации действовал местный радикальный "демократ", в то время представитель Президента в области, Валентин Давитулиани, который сам претендовал на губернаторское кресло. В итоге - провал на декабрьских выборах созданного администрацией блока "За обновленную Россию", добивавшегося избрания в Совет Федерации Бабенко и его первого заместителя Бетина. Бабенко набрал лишь 25,5% голосов.

В 1995 г. областные законодатели настойчиво пытаются провести всенародные выборы главы администрации (принималось решение провести выборы до 28 мая, но его не удалось выполнить из-за сопротивления Центра). В качестве контрмеры федеральные власти пошли недавно на замену Бабенко его бывшим первым заместителем по экономике Олегом Бетиным, который по происхождению ближе к местным консерваторам (еще в прошлом году был устранен скомпрометировавший себя представитель Президента). Пока не вполне ясно, устроит ли Бетин оппонентов, или последними будет избрана тактика его компрометации и подрыва позиций.

В своей деятельности на посту главы Сахалинской областной администрации ее прежний руководитель Евгений Краснояров, подобно своему "прославленному" предшественнику московскому профессору Валентину Федорову, обнаружил склонность к социально-экономическому прожектерству, написанию различных концепций и проектов. Реального улучшения ситуации за этим не последовало, дополнительных голосов на своем посту Краснояров не приобрел (на выборах в Совет Федерации получил всего 35,5%). В этой связи закономерной оказалась недавно произведенная замена Красноярова на мэра Южно-Сахалинска Игоря Фархутдинова, которая, правда, не встретила полного согласия среди местных политиков. О деятельности последнего на посту главы областной администрации пока судить рано, отметим лишь, что особой популярностью Фархутдинов не пользовался, а выборы в Совет Федерации в свое время проиграл.

В Удмуртии произошло дальнейшее укрепление действующего губернатора. В сложных условиях постоянной борьбы с конкурентами и давления со стороны хозяйственников в этой республике сформировался режим Александра Волкова, фигуры, жесткость и решительность которой вполне адекватна непростои ситуации, о своей деятельности на прежнем посту премьер-министра республики ему удалось оттеснить на второй план руководство Верховного Совета Удмуртии во главе с Валентином Тубыловым (что нехарактерно для подавляющего большинства российских республик, кроме Карачаево-Черкесии). Причиной тому стали не только личные качества Волкова, но и его опора на часть местной экономической элиты, связанной с городской промышленностью, в первую очередь -со строительством и ВПК (для нее русский управленец Волков был намного ближе удмурта Тубылова, опирающегося на сельские районы и партноменклатуру; для справки: по переписи 1989 г. русские составляли 58,9% населения республики, удмурты - 30,9 /о. Политическим лидером Волкова сделала ФПГ "Уральские заводы", крупнейший центр силы в Удмуртии.

В последние годы Волков постоянно предлагал ввести в республике пост президента, справедливо оценивая свои шансы как наибольшие. Отметим, что на выборах в Совет Федерации глава республиканского Совмина получил более 60 /о голосов избирателей. В то же время надо иметь в виду, что он не сумел подчинить себе экономическую элиту Удмуртии и в результате оказался во многом зависимой фигурой, к тому же испытывающей напор конкурентов.

По итогам апрельских выборов Волков возглавил Государственный совет, победив Тубылова с небольшим перевесом. Зная политический потенциал Волкова и особенности новой системы власти в Удмуртии, можно предположить, что с его перемещением в кресло председателя Госсовета именно эта должность станет равнозначной посту главы республики.

В контексте укрепления власти нынешнего лидера следует расценивать события и в Карачаево-Черкесии. После многомесячного конфликта, в ходе которого представители русских, черкесов, абазин и ногайцев выступали против Владимира Хубиева, а парламент никак не мог учредить новую систему власти в республике, проблема, похоже, разрешилась в пользу Хубиева. В результате длительных консультаций под патронажем С.Филатова для многонациональной Карачаево-Черкесии было принято беспрецедентное решение: возглавлять ее будет глава республики, назначаемый Президентом России по согласованию с местным парламентом. Наибольшие шансы имеет Хубиев, который вначале выступал против изменений в системе власти (он в ранге премьер-министра считался первым лицом в республике), но затем согласился на компромисс, полагая свои шансы наибольшими (тем более что в новом парламенте скорее всего будет преобладать "партия власти", других конкурентоспособных сил кроме коммунистов в республике нет).

Во многих регионах продолжается борьба за власть, вызванная ослаблением позиций нынешних лидеров и усиливающимся напором контрэлит. Ярким примером является уже упоминавшееся противостояние Росселя и Страхова в Свердловской области.

Растет давление и на главу администрации Брянской области Владимира Карпова. Лидеры 16 местных политических организаций направили в начале июня письмо Президенту России с просьбой освободить Карпова от занимаемой должности в связи с его некомпетентностью и развалом экономики области. Тем самым сохраняется конфронтация местных консервативных кругов и демократа Карпова, назначенного главой администрации после смещения в ходе октябрьских событий 1993 г. Юрия Лодкина (всенародно избран в апреле 1993 г., состоит в рядах КПРФ, является членом Совета Федерации в отличие от проигравшего на декабрьских выборах Карпова). Лодкин настойчиво напоминает о своих правах, считая свое увольнение незаконным. По последним сведениям, снятие Карпова с должности стало возможным, но новое назначение будет произведено указом Президента без учета апелляций Лодкина.

Обострился конфликт администрации и местных консерваторов и в Воронежской области. Здесь он был спровоцирован главой администрации Александром Ковалевым и представителем Президента Борисом Кузнецовым, которые в конце марта направили федеральным властям письмо с просьбой не назначать в Российское космическое агентство известного местного оппозиционера, бывшего директора Воронежского механического завода Георгия Костина (уволен в октябре 1993 г.). Костин в этой ситуации решил защищаться в суде.

В Калмыкии также активизировалась местная контрэлита: формируется оппозиция президенту Кирсану Илюмжинову, предвыборные обещания которого так и остались обещаниями. Она связана со старой партноменклатурои, которая была оттеснена от власти молодым бизнесменом. В конце февраля на политической сцене республики появилась Народная партия Калмыкии, заявившая о своей оппозиционности курсу Илюмжинова. В апреле эта партия подала заявку на регистрацию. К ней, по всей видимости, примыкают круги прежней партхозноменклатуры, потерпевшей сокрушительное поражение на президентских выборах в апреле 1993 г. (ее кандидат Владимир Бамбаев набрал только 1,6 /о голосов). Интересно, что в качестве одного из лидеров Народной партии Калмыкии может выступить депутат Государственной Думы Бембя Хулхачиев, шедший на декабрьских выборах в одном блоке с Илюмжиновым, а ныне ставший одним из инициаторов создания депутатской фракции "Стабильность". На этом фоне Илюмжинов пытается ужесточить свою политику, в апреле он распустил республиканское правительство.

Относительно новым явлением стали внутрирегиональные конфликты. Администрация Красноярского края (Валерий Зубов) в апреле жестко пресекла попытки "норильского сепаратизма". Прежний мэр Норильска Василий Ткачев ратовал за переподчинение города Таймырскому округу (на территории которого собственно и расположен Норильск) или напрямую Москве (Норильск ныне подчиняется Красноярску). Поддержку Ткачеву оказывала ключевая фигура местной политики, президент крупнейшего в мире АО "Норильский никель" и член Совета Федерации Анатолий Филатов. Конфликт Красноярска и Норильска на деле был соперничеством между Зубовым и Филатовым. Красноярской администрации удалось поставить ситуацию под контроль и сохранить Норильск в

своем прямом подчинении, за что выступает и новый мэр города Анатолий Попов. В условиях, когда большинство норильчан волнуют совершенно иные проблемы, все попытки Ткачева привлечь симпатии избирателей, выразившиеся, в частности, в создании "Объединенного демократического центра", оказались тщетными.

В ряде регионов в рассматриваемый период продолжалось формирование местных органов законодательной власти. Прошли парламентские выборы в Татарии, Башкирии, Дагестане, Якутии, Северной Осетии (второй тур 22 апреля), Карачаево-Черкесии (10 июня). Законодательное собрание Санкт-Петербурга, функционирующее с конца прошлого года, до сих пор не может избрать пять заместителей своего председателя, не говоря уже о решениях по городскому бюджету. После трех месяцев скандалов депутаты в начале апреля избрали двух вице-спикеров.

В тех русских регионах, где местная администрация недостаточно сильна, формируется ее компромиссный симбиоз с думой, в которой большинство составляют представители оппозиционных политических партии. 1 акая ситуация складывается в Камчатской области, которую возглавляет Владимир Бирюков. Здесь начал работу местный орган представительной власти, в котором преобладают коммунисты (местное движение "Товарищ") и члены ЛДПР. В апреле коммунисты заняли ключевые позиции во главе думских комитетов.

 

Взаимодействие региональных элит

В рассматриваемый период взаимодействие региональных элит вышло на новый уровень. На предыдущем этапе согласованность их действий была не столь велика, явно преобладали индивидуальные связи каждого региона с федеральными властями (по вопросам формирования бюджета, налоговых льгот, кредитов и субвенций и пр.). В настоящее время начинается осторожная консолидация

региональных элит, новой площадкой взаимодействия которых стала структура "блока Черномырдина" (отметим в этой связи возросшее влияние самарского губернатора Константина Титова; хотя, по имеющейся информации, главы администраций не склонны считать Титова "первым среди равных", предпочитая ориентироваться на Кабинет и Черномырдина).

Одновременно, на более низком территориальном уровне, отмечается развитие "приграничного сотрудничества" российских регионов. Например, в начале мая администрация Ставропольского края заключила соглашения о сотрудничестве с Северной Осетией и Калмыкией. Чуть позже Калмыкия открыла в Ставрополе свое представительство. Таким образом, при общем дроблении народного хозяйства на обособленные региональные экономики, живущие по своим правилам (формирование бюджета, налоговые отчисления, кредиты из Центра и пр.), прослеживается процесс согласования экономических интересов регионов, поскольку их автаркическое развитие невозможно, экономический кризис углубляется, а надежды на помощь из Москвы малы. В результате возникают все новые двусторонние и многосторонние соглашения региональных администраций.

В частности, прошел ряд заседаний в рамках наиболее активной из межрегиональных ассоциаций - "Сибирского соглашения". Сибирские лидеры ищут пути установления горизонтальных экономических связей и коллективного лоббирования своих интересов в Москве. На их последнем совещании в Красноярске в начале июня присутствовал А.Чубайс.

Экономические связи развиваются и в Поволжье: в апреле было объявлено о готовящемся учреждении Поволжской финансово-промышленной группы, инициаторами чего выступили администрации Астраханской, Волгоградской и Саратовской областей. ФПГ будет работать в области газовой и рыбной промышленности, ВПК, строительства, банковской сферы и др.

Еще одним примером развития горизонтальных связей между региональными администрациями стало совещание представителей администраций 15 регионов Северной, Северо-Западной и Центральной России, прошедшее в апреле на Валдае. На нем обсуждались вопросы межрегионального сотрудничества, а также был подготовлен проект межправительственного соглашения по сотрудничеству регионов России, Белоруссии и Украины.

Новым интересным явлением стали контакты руководителей местной законодательной власти, которые в последние месяцы все активнее включаются в политический процесс. Заявила о себе межпарламентская ассоциация "Дальний Восток и Забайкалье", которую организовали председатели областных и краевых дум региона (руководитель - председатель Хабаровской краевой думы Виктор Озеров). Эти лидеры, в частности, заняли жесткую позицию в отношении демаркации российско-китайской границы, некоторые из них подключились также к недавно созданному движению "Дума-96".

 

Ход избирательной кампании в российских регионах

Истекший период ознаменовался активизацией избирательной кампании, сопровождающейся уже довольно заметным переносом ее на региональный уровень. Основными процессами, протекающими в российских регионах в связи с развертыванием избирательной кампании, были:

Подключение к кампании местной исполнительной власти.

Характерная для предыдущего периода неопределенность политической ориентации руководителей российских регионов стала исчезать. Выразителем их интересов стал блок "Наш дом - Россия", в который главы администраций влились как бы "по должности". В то же время, по имеющейся информации, такие разные лидеры, как Егор Строев и Борис Немцов, весьма скептически относятся к перспективам "блока Черномырдина". Как уже отмечалось, в ряде регионов первые лица отказались от участия в этом предприятии (Виктор Степанов в Карелии, Леонид Потапов в Бурятии) или же "поручили" возглавлять местные отделения НДР своим заместителям (Шаймиев, Зубов, Зотин). Некоторые главы администраций сохраняют свои связи с другими структурами (Строев одновременно состоит в руководстве Конгресса русских общин, Немцов может использовать в качестве своей партии власти местное движение Союз "Весна").

Подключение к кампании местной законодательной власти.

Все большую активность проявляют руководители органов местной законодательной власти. Наиболее значимой оказалась попытка собрать их под крышей движения "Дума-96". Оно интересно тем, что задействовало до сих пор не использовавшийся на федеральном уровне резерв политического влияния местных глав законодательной власти и активно привлекает их к сотрудничеству. "Дума-96" сделала ставку на органы законодательной власти Сибири и Дальнего Востока, соглашение с ней подписали их руководители из Приморского, Хабаровского, Красноярского краев. Тюменской, Омской, Томской, Новосибирской областей, Ямало-Ненецкого автономного округа.

Попытка аккумулировать политические ресурсы председателей областных дум была предпринята и движением "Согласие", которое создавалось аппаратом И.Рыбкина. По имеющейся информации, возглавлять это движение согласились председатели Воронежской и Костромской областных дум. Одновременно, как известно, председатель Воронежской областной думы Иван Шабанов, бывший первый секретарь обкома КПСС, сотрудничает с Конгрессом русских общин.

Перетягивание местных "демократов" в движение "Наш дом -Россия".

Партийное строительство в регионах за истекший период было в основном связано с созданием под эгидой местных администраций отделений НДР. Это поставило многие структуры "Выбора России" и ПРЕС перед необходимостью определить свое отношение к этой организации. Ряд деятелей партии С.Шахрая принимал участие в конструировании "блока Черномырдина". ПРЕС оказалась фактически "брошенной" лидерами, полностью сосредоточившимися на формировании НДР. Но некоторые из них выступили против политики В.Черномырдина и отказались войти в НДР (пример руководителя Уральского бюро ПРЕС в Екатеринбурге).

С другой стороны, с НДР стала сотрудничать значительная часть местных активистов "Выбора России" (примеры Владимира Рыжкова из Барнаула, Александра Аулова из Екатеринбурга). Выступая в мае в Тамбове, один из видных "выбороссов" Сергей Юшенков фактически призвал местных "демократов" присоединяться к "партии власти". Лидер "Выбора Алтая" Владимир Рыжков, можно сказать, бросил свою организацию и поставил в затруднительное положение бывших соратников. В целом, налицо дальнейшее углубление кризиса демдвижения в российских регионах.

Формирование региональных политических движений.

Важным политическим фактором может стать деятельность созданного известным кемеровским политиком Аманом Тулеевым блока "Народовластие". А.Тулеев является весьма влиятельной фигурой, пользующейся немалой популярностью и контролирующей кемеровский областной совет. Тулеев может разыграть карту не только жесткой оппозиции национал-патриотического толка, но и сибирского регионализма. Блок "Народовластие" как раз тем и интересен, что претендует на политическое лидерство в Сибири, то есть относится к числу региональных политических блоков. В существующей ситуации он может добиться на выборах хороших результатов, прежде всего в одномандатных округах как минимум Кемеровской области. Собрав вокруг себя оппозиционных политиков и электорат Сибири, Тулеев может стать лидером сибирской оппозиции, сотрудничества с которым будут добиваться многие московские политики (интересно, что руководимое им законодательное собрание Кемеровской области в апреле демонстративно переименовало себя в Совет народных депутатов).

В рассматриваемый период сформировался еще один региональный блок. Бывший губернатор Свердловской области, а ныне - председатель областной думы Эдуард Россель инициировал создание объединения "Преображение Отечества", ядром которого стало созданное Росселем движение "Преображение Урала". На съезде "Преображения Отечества" в Екатеринбурге присутствовали представители 10 российских регионов, в первую очередь - Свердловской, Челябинской и Пермской областей, но также Тюменской, Московской, Липецкой и др. В отличие от Тулеева Эдуард Россель не относится к числу оппозиционеров, скорее это тип фрондирующего регионального политика, в национал-патриотическом уклоне он не замечен. В настоящее время Россель заявляет о своей поддержке Президента Ельцина и собирается избираться губернатором области, имея предпочтительные шансы. Сконцентрировав немалые ресурсы, "Преображение Отечества" может провести своих кандидатов в одномандатных округах Урала и, вероятно, будет использоваться в качестве "прицепного вагона" московскими блоками.

На сегодняшний день именно "Преображение Отечества" и "Народовластие" перехватывают у пока не состоявшихся "Регионов России" перспективную, хотя и ограниченную географически пределами влиятельности тех или иных политиков, идею принципиально провинциального блока, в одном случае - лояльного Президенту Б.Ельцину, в другом - оппозиционного (но оба, по-видимому, противостоят блокам Черномырдина и Рыбкина). К разряду "провинциальных" можно отнести и созданную в конце марта в Омске "Партию народной совести" Алексея Казанника (ориентация на провинциальную интеллигенцию, выступающую за "демократическую альтернативу" курсу Б.Ельцина).

Активизация организационных усилии и рекламной кампании лидеров крупнейших партий и движений.

Активные поездки по стране А.Руцкого (Урал, Сибирь, Нижний Новгород и др.) уже приносят свои плоды. Отмечается переход к "Державе" существенной части оппозиционного электората, в том числе избирателей ЛДПР. Что касается блока "Наш дом -Россия", то за него уже готова проголосовать часть традиционно лояльных избирателей, которые раньше поддерживали Б.Ельцина и "демократов". Пока только эти две организации воспринимаются в российской провинции на равных с участниками прошлой парламентской гонки и способны преодолеть пятипроцентный барьер. Ситуацию в одномандатных округах коренным образом меняет вступление в борьбу "блока Черномырдина". Успех "Державы" в округах маловероятен, движению скорее придется рассчитывать на преодоление пятипроцентного барьера по партийным спискам (по типу ДПР и ПРЕС на прошлых выборах).

Что касается уже давно известных избирателю организаций, то их лидеры постоянно перемещаются по стране, стремясь хотя бы закрепить успех, достигнутый на прошлых выборах. Отмечается, в частности, особая активность Михаила Лапшина, справедливо опасающегося, что дальнейшее углубление кризиса в стране отнимет у его партии голоса в пользу КПРФ, ЛДПР и "Державы", а вероятный уход И.Рыбкина нарушит стройность партийных рядов. В апреле М.Лапшин посетил Хабаровск, в начале мая провел в Чебоксарах совещание аграриев Поволжья, нанес визиты в Новосибирск и Нижний Новгород и др. Наметилось сотрудничество АПР с частью казачества, поддерживающей Союз казаков России Александра Мартынова. В то же время надо учитывать, что реальные мобилизационные возможности российского казачества очень малы, а на Северном Кавказе влияние АПР и так достаточно велико, о чем свидетельствует целая серия побед в одномандатных округах на прошлых выборах.

Визиты в провинцию Владимира Жириновского уже не столь успешны. О снижении его популярности в некоторых регионах свидетельствует, например, крайне слабый интерес общественности к посещению лидером ЛДПР Твери. Несколько более продуктивными были визиты в небольшие города Тверской области. Как и ранее, основная база В.Жириновского - села и малые города.

В последнее время свои традиционные регионы поддержки посещают Е.Гайдар и Г.Явлинский. В мае они нанесли визиты в Нижний Новгород. База Е.Гайдара здесь заметно сократилась. Фаворитами общественного мнения в Нижнем Новгороде могут быть Г.Явлинский и Б.Федоров (фракция "Либерально-демократический союз 12 декабря", напомним, включала пятерых

нижегородцев, которые на выборах поддерживались "Выбором России", но затем отказались сотрудничать с Е.Гайдаром).

Подводя итоги хода предвыборной кампании в ее региональном аспекте, отметим следующее.

Во-первых, наиболее существенной тенденцией стала дальнейшая дезориентация оппозиционного электората, которому теперь предоставлены на выбор еще две организации - "Держава" А.Руцкого и КРО. Первая из них способна перехватить голоса прежних сторонников В.Жириновского и отчасти Г.Зюганова, в особенности в Центральной России. КРО также может претендовать на консолидацию значительной части патриотического, а также центристского электората.

Во-вторых, все больше политических сил заявляют о своем центризме. Они могут рассчитывать на голоса в восточной части России и претендовать на городской электорат индустриальных регионов.

 

 

Экономические итоги полугодия

Основные экономические события первого полугодия таковы:

  • принятие Федеральным Собранием в относительно короткие сроки федерального бюджета;
  • получение от МВФ кредитов;
  • слухи о возможной фиксации курса рубля по отношению к доллару;
  • резкая инфляция зимних месяцев и ее некоторое смягчение на фоне укрепления рубля на валютной бирже;
  • наводнение финансового рынка государственными облигациями и обязательствами;
  • увеличение нормы обязательного резервирования для коммерческих банков;
  • ряд неудачных попыток Т.Парамоновой утвердиться в должности председателя Центробанка без приставки "и.о.";
  • предложение банковского консорциума помочь госбюджету изъятыми у государства же деньгами;
  • превращение фондового рынка в средство передела и захвата собственности.

При анализе официальных оценок итогов полугодия следует иметь в виду, что 1995 год - год предвыборной кампании, в которой непосредственное участие принимает правительство "правоцентристский" блок "Наш дом - Россия". Естественно, малейшие сдвиги в лучшую сторону в экономике будут несоизмеримо преувеличиваться. Большинство экспертов-профессионалов к пропагандируемым "признакам стабилизации" относится скептически, пытаясь разгадать игру Центробанка и ее экономические последствия, поскольку политические цели прозрачны. Успехи в сфере материального производства даже по официальным данным столь незначительны, что их можно отнести просто на счет более скрупулезной работы органов статистики, обнаруживших однопроцентный прирост объемов промышленного производства и несколько предприятий-передовиков. Надо сказать, что в продолжающей свое существование у нас криминальной экономике компетентные органы могли бы найти гораздо больше, чем штатские статистики, такого рода "адаптировавшихся к условиям рынка" передовых предприятий. Кроме того, при 55% спада производства материальное наполнение одного процента роста должно бы потеряться по обычным правилам округления цифр после запятой.

Относительно экономических итогов, представленных в официальной статистике, можно отметить следующее:

  • при исключении так называемых сезонных волн (а это -элементарное требование к статистической корректности, если речь идет о вычислении индексов производства) правомерно, в лучшем случае, говорить о некотором снижении темпов спада промышленного производства, но никак не о каком-либо его приросте;
  • рапорты о снижении темпов инфляции, определяемой по индексам розничных цен потребительских товаров (у нас корзина таких товаров состоит всего из 19 наименований, тогда как, например, во Франции - из 600), следует, наоборот, анализировать с учетом того, что структура отечественной экономики достигла той степени примитивизма, когда резкие спады уже и технически не могут иметь место;
  • тем не менее, возможности продолжения спада совершенно исключать не следует: рентабельность предприятий составляет 5-7%, расчетные счета оголены, неплатежи кое-как ослабляются всякого рода заменителями денег, практически полностью отсутствуют прямые инвестиции, сохраняется жесткая налоговая политика (речь идет даже не об абсолютных размерах налогов, а о стадии производственного цикла, на которой они взимаются);
  • падение курса доллара по отношению к рублю на фоне продолжающейся инфляции свидетельствует о некоей искусственности процесса: если каналы денежного обращения переполнены денежной массой (в условиях России - не важно, какой - рублевой или долларовой), то инфляция неизбежна; следовательно, вопреки уверениям Центробанка осуществляется кредитная подпитка бюджетных дыр, хотя по жесткости денежной политики правительство перевыполняет обязательства, взятые в период принятия бюджета;
  • имеются сведения о том, что часть доходов бюджета финансировалась средствами, полученными на мировом рынке драгоценных металлов. По неофициальным данным (в этом году введен режим секретности на открытую публикацию ряда ключевых макроэкономических показателей), денежная масса в апреле была увеличена на 25%. Хотя эта эмиссия вроде бы обеспечена валютными резервами, ее последствия с некоторым временным запаздыванием проявятся в виде дальнейшей инфляции, которую можно будет сбивать путем повышения спроса на ценные бумаги и валюту. Иначе говоря, снижение курса доллара к рублю достижение весьма хрупкое;
  • политика укрепления рубля столь резкими темпами не менее опасна, чем столь же быстрое понижение его курса. Рано или поздно следует ожидать сильнейшего давления на правительство со стороны отраслей-экспортеров, благодаря работе которых уровень промышленного производства в стране не упал до 10-15% от уровня 1991 г. Угнетение экспорта влечет за собой повышение внутренних цен, например, на энергоресурсы, для восполнения рублевых потерь из-за падения курса доллара. Игра с курсом направлена и на аккумуляцию валютных средств населения для подпитки бюджета (разумная часть граждан, впрочем, не спешит попасться на этот крючок и ждет осени). Цель правительственной политики - снизить инфляцию до фантастически низкого уровня - не достигнута.

Нынешняя финансовая стабилизация представляется поверхностной в том смысле, что не находит необходимой поддержки в производящем секторе экономики. Поэтому велика вероятность, что падение курса доллара прекратится уже в августе текущего года, хотя ради политических целей курс могут удерживать в пределах 4-5 тысяч рублей за доллар и до конца года. Правительственная политика денежного сжатия к лету не сбила

инфляцию спроса, которая выражается в росте розничных цен. Вместо этого стала раскручиваться так называемая инфляция издержек, проявляющаяся в росте оптовых цен и подрывающая именно производственный сектор, делающая его невыгодным для прямого инвестирования, порождающая неплатежи, банкротства и недогрузку производственных мощностей. Разумеется, ни о какой структурной перестройке в этих условиях не может быть и речи.

Смысл работы Центробанка состоит, по-видимому, в том, чтобы сделать малопривлекательным прежде всего валютный сегмент финансового рынка и перевести рублевые ресурсы на рынок ГКО, призванный, по первоначальному замыслу, подкормить бюджет (так называемое безинфляционное, по американскому образцу, финансирование дефицита бюджета). Действительно, пока проводить операции на валютном рынке могут себе позволить только крупные банки. Недавно на Межбанковской валютной бирже введены правила, затрудняющие игру на понижение курса. Средние и мелкие коммерческие банки устремляют свои рублевые ресурсы на рынок ГКО. В результате он становится бездоходным для покупателей гособлигаций и обязательств, прибыльность которых составляет чуть более 4 /о при официальной инфляции в 8%.

Иначе говоря, ГКО приобретаются с убытками. Тем не менее -приобретаются, поскольку это все равно выгоднее вложений в производственную сферу, а при дешевом межбанковском краткосрочном кредите позволяет проводить спекулятивные операции "на коротких волнах конъюнктуры". Государство через обрушение доллара изымает рубли путем размещения ГКО, а сдерживать инфляцию, помимо прочего, пытается увеличением нормы обязательного резервирования средств коммерческих банков до 20 /о. Но таким путем сбить инфляцию не удается, а изымаемая рублевая масса направляется на непроизводительные расходы, в том числе на содержание госаппарата.

Все эти манипуляции не имеют, конечно, ни малейшего отношения к инвестиционному перелому , финансовой стабилизации, мосту к экономическому росту и прочей риторике периода принятия федерального бюджета. Следует особо отметить высокую чувствительность сегментов финансового рынка, на котором государство выстраивает мавродиевы пирамиды, к колебаниям курса валюты. Рублевые средства поэтому могут столь же стремительно переместиться с рынка ГКО на более привычный валютный рынок. Но пока что государство продолжает играть пирамиду именно на рынке ГКО. Надо сказать, что качество рынка ценных бумаг требует определенного соотношения на нем бумаг государственного размещения и частных. Если доля государственных ценных бумаг чрезмерна, а дело идет к этому, то рынок ценных бумаг разрушается. На практике операции с ГКО привели пока что к росту спекуляции, к отвлечению инвестиции от производственной сферы, к увеличению кредитной эмиссии для обслуживания этого рынка, поскольку главнейшим покупателем здесь в конечном счете выступает Центробанк.

Официальные источники делают упор на то, что положение в мае лучше, чем в апреле текущего года. Более важно, однако, оценить экономическую ситуацию первого полугодия 1995 г. в сравнении с тем же периодом прошлого года. Тут-то выясняется, что нынешнее полугодие ничем не лучше, объем промышленной продукции меньше на 4%, розничный товарооборот - на 7%, доходы населения ниже на 5 /о. Единственная внушающая оптимизм позиция - ввод в действие жилых домов: их в первом полугодии текущего года введено на '12% больше, чем в тот же период прошлого. Много это или мало? Жилищное строительство может выступать в роли "локомотива" экономического подъема. Если же при развертывании жилищного строительства видимого оживления смежных отраслей не наблюдается, то либо оно ведется не в столь значительных масштабах, либо используются импортные стройматериалы и рабочая сила.

Общий фон состояния производственной сферы в стране, по мнению большинства экспертов, пока оптимизма не внушает, особенно - перерабатывающего сектора. Это отражает специфику экономических реформ, ориентированных на достижение первичной финансовой стабилизации, после чего экономический подъем должен начаться автоматически. В чистом виде эта схема нигде в мире не срабатывала, в том числе в самых примитивных экономиках. Резкий спад при нынешней структуре российского хозяйства возможен, пожалуй, только в аграрном секторе - 15% за год. Меры по госпротекционизму (увеличение ввозных тарифов) явно запоздали, поскольку ни к чему, кроме подъема цен на продовольствие в крупных городах, не приведут. Известно, что наш аграрный комплекс технически слабо оснащен, поэтому госпротекционизм должен совмещать гибкую тарифную политику с модернизацией производства - в противном случае можно ожидать дефицита продовольствия. Нельзя всю политику по отношению к АПК сводить только к резкому ограничению импорта.

Энергоемкость промышленного производства выросла по сравнению с 1990 г. (в удельном выражении) на одну треть, что представляет собой очередную загадку нашей экономической действительности, ибо увеличение энергоемкости в индустриальных странах сопровождается обычно ростом производительности труда. Впрочем, в экономике с угнетенным перерабатывающим сектором могут действовать иные закономерности: топливно-энергетический комплекс сам по себе энергоемок, а о цветной и черной металлургии и говорить нечего. Сфера высоких технологий, как известно, оказалась в весьма запущенном состоянии, в связи с чем возникает вопрос, каким образом мы сможем после пресловутой финансовой стабилизации претендовать на достойное место в постиндустриальной "семерке". Что касается нашей легкой промышленности, то ее, по сути дела, уже как бы и не существует.

В связи с падением курса доллара в тяжелое положение попадают нуждающиеся в иностранных инвестициях экспортно-ориентированные добывающие отрасли промышленности, поскольку капиталы из-за рубежа притекают в страны, в которых национальная валюта обесценена (девальвирована). В связи с кризисом неплатежей создался заколдованный круг во взаимоотношениях экспортирующих добывающих отраслей с отечественными производителями оборудования. Ряд предприятий ВПК освоил производство некоторых дефицитных видов нефтедобывающего оборудования, которое не уступает зарубежным аналогам, но гораздо дешевле. Но его приобретение отечественными нефтяниками требует конвертации валютной выручки с переводом ее на расчетные счета, которые тотчас опустошаются кредиторами и налоговыми службами. Поэтому оказывается выгоднее переплачивать за рубежом вырученной от продажи нефти валютой за импортное, вместо того чтобы покупать отечественное. Другими словами, даже при наличии спроса наладить нормальные рыночные отношения с машиностроением не удается.

Если говорить о перспективах кредитования производственной сферы, то они остаются столь же призрачными, как и в прошлом году, несмотря на всю "жесткость" правительственного курса. Сама по себе эта сфера мало привлекает (производительность труда в ней с 1990 г. снизилась почти вдвое). Доходность вложений в посредничество и проведение операций на финансовом рынке в 4 раза выше, чем в производство. Во имя сбалансирования бюджета вероятно и полное разрушение фондового рынка, если государство решит выбросить на него в короткий срок свои пакеты акций крупнейших предприятий. Другим следствием такого мероприятия станет потеря даже минимального контроля над производственной сферой. С точки зрения конечной цели форсированной либерализации это для экономики, может быть, и губительно, но зато вполне логично. Если же учесть, что страна пытается пройти пик модернизационного процесса, то такая потеря контроля беспрецедентна в мировой практике - все без исключения страны, добившиеся каких-то модернизационных успехов, от госвмешательства полностью не отказывались. В той или иной форме оно имеет место везде. Возможный уход государства означает отказ от принципа модернизируемой экономики, который гласит: то, что не по силам частнику, берет на себя государство, и наоборот. По мере укрепления частного сектора государство оставляет за собой малоприбыльные и высоко/трудоемкие сферы, несущие инфраструктурные и социальные нагрузки.

До последнего времени качество российского рынка остается низким, хотя были приняты разного рода нормативные акты и постановления о создании финансово-промышленных групп крупных корпораций. Ряд ФПГ зачастую представляет собой фиктивные образования, организуемые для достижения частных целей участников и получения дополнительных льгот. Есть, конечно, и более или менее положительные примеры. Так, в нефтяном комплексе уже третий год работают вертикально интегрированные компании, количество которых неуклонно возрастает. Они объединяют цепочки предприятий от стадии разведки до сбыта конечных продуктов.

Эти компании постепенно восстанавливают ранее нарушенные технологические и экономические связи, интегрируют экономическое пространство не только России, но и стран ближнего зарубежья. Идет транснационализация таких компаний и диверсификация по сферам деятельности. С определенным опозданием до властей, наконец, дошло, что в современном мире конкурентоспособность национальных экономик возможна только при наличии слоя крупных и крупнейших корпорации, в том числе транснационального типа, пользующихся покровительством государства как внутри страны, так и за рубежом.

Основной итог полугодовой экономической деятельности правительства - это все-таки обвал доллара по отношению к рублю, за чем последует, по чисто экономической логике, обострение хозяйственной ситуации в стране. Президент, комментируя вотум недоверия правительству, объявленный Государственной Думой, предупредил, что страна вступит в 1996 год со множеством серьезных экономических проблем, включая даже нищету. Парадокс в том, что Президент обронил свою фразу о хозяйственных трудностях, защищая министров от нападок депутатского корпуса.

Политика обрушения доллара на фоне продолжающейся инфляции привела к резкому ухудшению экономического положения и тех, кто имеет доллары, и тех, кто пользуется рублями. Дальнейшее повышение цен, если основываться на тенденциях сегодняшнего дня, неизбежно: уборочная страда потребует денежных вливаний, отпущенные оптовые цены на нефть и нефтепродукты вскоре окажут влияние на цены конечных продуктов, подъем импортных тарифов на продовольствие также будет способствовать росту цен, паритет цен на отечественное зерно занижен по отношению к промышленной продукции (к горюче-смазочным материалам - чуть ли не в 5-7 раз). К сожалению, налицо объективные основания для нового витка инфляции и резкого падения курса рубля по отношению к доллару уже осенью текущего года. Кстати, новое бюджетное послание Президента один к одному повторяет задачи и цели, сформулированные в бюджетном послании 1995 г. Напрашивается вывод, что цели экономической политики текущего года достигнуты в полной мере не будут.

 

 

Российские национальные интересы в контексте мировой политики

Истекший период ознаменовался заметным осложнением внешнеполитического положения Российского государства, падением его авторитета и влияния в мире. Одна из главных причин - военная акция в Чечне, а точнее, ее неумелое, затянувшееся осуществление. Но сказывалось и сохранение политической нестабильности, приближение парламентских и президентских выборов.

Наибольшие потери Россия понесла на европейском направлении, прежде всего в отношениях с Европейским Союзом. Были отложены ратификация подписанного еще в 1994 г. Соглашения о партнерстве и сотрудничестве России с ЕС, а также введение в действие временного договора о торговле. На неопределенный срок заморожено рассмотрение заявки о приеме России в Совет Европы. Антироссийски настроенные силы в США, странах Западной и Восточной Европы получили столь желанную для них дополнительную аргументацию необходимости расширения НАТО. Российской стороне не удалось добиться долгосрочной реструктуризации внешнего долга, прежде всего странам - членам Парижского и Лондонского клубов. Военные действия в Чечне были осуждены Европарламентом и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). России пришлось согласиться на учреждение в Грозном группы помощи ОБСЕ, которая выступает в качестве посредника в нынешних переговорах между федеральными властями и остатками дудаевского режима в целях достижения политического урегулирования конфликта. И лишь в самое последнее время в ЕС принято решение подписать временное соглашение о торговле и партнерстве с Россией, учитывая "некоторую эволюцию в правильном направлении" позиции Москвы в чеченском конфликте, а также "особую важность" России в деле обеспечения стабильности на европейском континенте.

 

Новые тенденции в политике Запада и интересы Российского государства

Надо прямо сказать, что Запад избегал чрезмерного ужесточения позиции в отношении России, стремясь сохранить

определенные рычаги воздействия на дальнейшее развитие внутриполитической ситуации в стране, ее поведение в международных делах. Политический диалог был достаточно интенсивен, о чем свидетельствуют приезд многих западных лидеров на празднование 50-летия Победы, проведение российско-американской встречи в верхах в мае 1995 г., а также участие Президента Б.Ельцина в очередной встрече лидеров "большой семерки" 16-17 июня 1995 г. в Галифаксе.

Вместе с тем усиливался нажим на Россию по таким вопросам,

как ирано-российское сотрудничество в ядерной области, расширение НАТО, урегулирование боснийского кризиса. Кроме того, налицо явная активизация политики Запада в отношении Украины и государств Прибалтики. В июне подписаны соглашения между ЕС и прибалтийскими странами, предусматривающие ускорение их приема в Союз.

Ужесточение политики Запада дало о себе знать и в ходе российско-американских переговоров в верхах и встречи "большой семерки" в Галифаксе. На российско-американских переговорах, как известно, наша страна пообещала изъять из своего контракта с Ираном военный компонент, но выполнить его "мирную" часть. По мнению некоторых российских экспертов и политиков, вопрос о поставке Тегерану газовых центрифуг, имеющих однозначно военное значение, окончательно отпал. Нельзя, однако, пройти мимо заявлений представителей Минатома РФ, в которых подчеркивалось, что российская сторона никогда и не планировала продавать подобного рода центрифуги Ирану. Тем не менее, Россия дала обязательство не заключать новых контрактов о продаже Ирану вооружений и "связанных с ними предметов". В свою очередь, США намерены поддерживать участие России в качестве государства-учредителя в многосторонных переговорах по новому режиму контроля за торговлей оружием и технологиями двойного назначения. И все же достаточной ясности по поводу перспектив ядерного сотрудничества России с Ираном не наблюдается. Представители Минатома намерены подписать новые контракты с Тегераном на строительство еще трех энергоблоков на АЭС в Бушере на общую сумму около 2 млрд. долл.

В Москве было согласовано совместное российско-американское заявление о принципах создания "тактических" систем ПРО. В нем подтверждается, что договор по ПРО ни в коем случае не будет подвергнут сомнению или ревизии. Россия выразила готовность начать переговоры по уточнению конкретных технических параметров, которые отличали бы стратегические системы от "тактических". Москва пообещала также подписать индивидуальную программу "Партнерство во имя мира", хотя сроки этого не уточнялись. В целом же взаимопонимания по проблемам расширения НАТО на Восток достичь не удалось. 30 мая Россия заявила, что готова подключиться к "Партнерству", но это будет "условное присоединение", если НАТО не примет решения о расширении альянса. В противном случае участие России в программе будет приостановлено.

Как явствует из печати, в Генеральном штабе Вооруженных Сил РФ не испытывают восторга по поводу некоторых российско-американских договоренностей, опасаясь, в частности, что Вашингтон будет в состоянии уже в следующем году приступить к развертыванию на континентальной части США мобильных комплексов ПРО на театре военных действий. Беспокойство военных вызывает и тот факт, что все чаще мероприятия оперативной и боевой подготовки Объединенных вооруженных сил (ОВС) НАТО проводятся с привлечением армий Польши, Венгрии, Чехии и Словакии, что способствует их интеграции в военные структуры Североатлантического союза еще до официального вступления в альянс. Отмечается устойчивая тенденция к повышению секретности общей направленности стратегических и командно-штабных учений ОВС НАТО и изменений, вносимых в концепции их боевого применения. Главное для России в такой ситуации, считают многие военные, - создание мощных группировок войск по периметру западных границ РФ, даже если при этом потребуется пересмотреть выделенные Москве квоты по Договору об ОВСЕ.

Стороны пришли к выводу о необходимости вступления в силу Договора СНВ-2 и продолжения дальнейших переговоров о сокращении стратегических ядерных вооружений. Однако перспектива ратификации данного договора нынешним составом Государственной Думы выглядит проблематичной, несмотря на обещание руководства Думы и Президента Б.Ельцина.

Тем не менее, двойные стандарты в поведении США, попытки нажима на Россию по-прежнему сохраняются. Вопреки договоренностям с американской стороной, РФ пока не допущена к Договору о режиме нераспространения ракет и ракетной технологии (РКРТ), хотя она полностью следует ему. Нельзя исключать и новых коллизий в отношениях с США из-за российско-бразильских космических контактов. Американская печать уже обвиняет Россию в контрабандной продаже Бразилии ракетных технологий двойного назначения. Кроме того, в середине июня палата представителей приняла решение увеличить до 3,8 млрд. долл. ассигнования на разработку систем ПРО, потребовав от администрации Б.Клинтона придерживаться так называемого "широкого толкования" Договора о ПРО, в соответствии с которым его положения не должны распространяться на "наиболее многообещающие" системы противоракетной обороны. Одновременно заморожено выделение средств на программы помощи в демонтаже ядерных вооружений в России, Белоруссии, Казахстане и на Украине до тех пор, пока в России не будут прекращены работы по созданию биологических вооружений. Серьезные разногласия возникли и в связи с реализацией известного контракта о закупке в России 500 т высокообогащенного урана на сумму в 12 млрд. долл., поскольку американская сторона требует снижения цены в 1,5-2 раза.

Что касается состоявшейся в середине июня очередной встречи лидеров "большой семерки" в Канаде с участием Президента Б.Ельцина, то российская сторона придавала особое значение решению весьма болезненной для нее проблемы выплаты внешнего долга, а также принятию в международные торговые организации -ВТО, ГАТТ и др.

По данным российских специалистов, на настоящий момент сумма внешнего долга России составляет примерно 120 млрд. долл., из них 28 млрд. приходится на членов Лондонского клуба, и 40 млрд. - Парижского. При этом львиная доля падает на долги бывшего СССР (34,8 млрд. долл.). В начале июня страны - члены Парижского клуба подписали соглашение с Россией об отсрочке очередной выплаты долга, согласно которому предполагается погасить в 1995 г. 1,1 млрд. долл. вместо 8 млрд. Однако это не облегчит каким-либо заметным образом финансовое бремя РФ. Достаточно сказать, что полученная недавно первая часть кредита МВФ (1,2 млрд. из общей суммы 6,5 млрд.) полностью ушла на обслуживание внешнего долга. В целом же на эти цели в бюджете страны на 1995 г. предусмотрено выделить 6,4 млрд. долл.

Именно поэтому российская сторона и до встречи в Галифаксе, и в ходе нее отстаивала свою инициативу о долгосрочной (на 25 лет) реструктуризации внешнего долга, а также о назревшей потребности принять ее в Парижский клуб в качестве полноправного члена. Основания для этого существуют, поскольку Россия выделяет многомиллиардные кредиты на развитие третьих стран, особенно членов СНГ. По предварительным оценкам некоторых российских экспертов, Российская Федерация уже сегодня может предъявить другим государствам долговые обязательства на сумму свыше 80 млрд. долл., хотя иногда называется и сумма более 100 млрд.

После завершения встречи в Галифаксе российские официальные лица заявили, что "практически удалось" договориться с лидерами "семерки" о реструктуризации долга. Однако это явное преувеличение, поскольку в документах данное обязательство не зафиксировано, и речь идет лишь об обещаниях оказать содействие России в решении этой проблемы. Такими же обещаниями лидеры Запада ограничились и в вопросах присоединения России к международным торговым организациям и Парижскому клубу. Известно, что на ближайшие три года приходится пик выплат по долгам бывшего СССР (17-18 млрд. долл.). Очевидно, пришло время выступить с предложением о списании хотя бы части внешней задолженности России, как это имело место с Польшей в начале 90-х гг.

 

Поиски путей реинтеграции на постсоветском пространстве

На этом направлении ситуация для России складывалась неоднозначно. Заметным позитивным событием стало заключение в ходе поездки министра обороны России в Ереван российско-армянского договора "О российской военной базе в Армении" сроком на 25 лет. Договор, как отмечается, не направлен против третьих стран и имеет целью обеспечение безопасности внешних границ СНГ. Он является первым подобным документом не только в короткой истории Содружества, но и в истории российской государственности. Договор будет автоматически продлеваться каждый раз на 5 лет, если у сторон не возникнет разногласий. Аналогичный договор о военных базах готовится с Грузией, хотя этот процесс осложняется наличием проблем, связанных с урегулированием абхазо-грузинского конфликта. Однако соглашение о военном сотрудничестве, в том числе в сфере подготовки кадров, было подписано во время пребывания П.Грачева в Тбилиси.

Весьма примечательным событием стал референдум в Белоруссии. Подавляющее большинство избирателей республики высказалось за придание русскому языку равного статуса с белорусским (около 85%), а также за экономическую интеграцию с Россией (свыше 80 /о). Как показывают опросы общественного мнения, большинство белорусов сегодня согласилось бы и на политическое сближение или даже объединение с Россией. Кроме того, завершился первый этап создания таможенного союза двух государств. Политические силы в России, выступающие за более тесную интеграцию в СНГ, получили в свои руки дополнительные аргументы.

В истекший период продолжался сложный россииско-украинский диалог, сопровождавшийся обсуждением перспектив развития отношений с Украиной в российских политических кругах. Согласно договоренностям, достигнутым в Киеве в марте 1995 г., общая сумма задолженности Украины России определена в 2,5 млрд. долл. Рассчитываться по этим обязательствам украинской стороне придется в течение десяти лет, причем к контролированию погашения долгов будут подключены и международные финансовые институты. Все это поможет Киеву получить кредиты от МВФ, представители которого уже выразили готовность выделить ей более 1,85 млрд. долл. С учетом же предоставленных Россией в 1992-1993 гг. государственных кредитов общая задолженность Украины составляет около 5 млрд. долл. 17 мая под председательством Б.Ельцина состоялось специальное совещание по этим вопросам. Оно высказалось за стратегическое партнерство с Украиной. В то же время было отмечено, что "такие отношения станут реальностью лишь тогда, когда будет найдено приемлемое для России решение вопросов, связанных с Черноморским флотом".

Сам президент Украины Л.Кучма заявил 27 апреля, что основным фактором, ухудшающим отношения России и Украины, является проблема Черноморского флота и вообще Крыма, оговорив при этом, что "весь в целом Севастополь под военно-морскую базу России мы отдать не можем".

Прошедшие в начале июня российско-украинские переговоры в Сочи все же ознаменовались достижением договоренности по Черноморскому флоту. Суть ее состоит в следующем: 1) российский ЧФ и ВМС Украины базируются раздельно; 2) основная база и штаб ЧФ находятся в Севастополе; 3) ЧФ использует объекты флота в Севастополе и другие пункты базирования и места дислокации корабельного состава, авиации, береговых войск, объекты оперативного, боевого, технического и тылового обеспечения в | Крыму; 4) правительства сторон урегулируют имущественные вопросы раздела и подпишут соответствующие соглашения с учетом ранее достигнутой договоренности о разделе имущества 50% на 50% и др.

Вместе с тем, нельзя исключать возникновения сложностей в процессе реализации соглашения по ЧФ, а, следовательно, и новых трении в российско-украинских отношениях.

В контексте российско-украинских отношений весьма примечателен и визит на Украину 10-11 мая президента США Б.Клинтона. Он стал выражением не только политической поддержки США нынешнего руководства Украины, но и намерений американской стороны расширить масштабы экономической и финансовой помощи. Б.Клинтон вновь подтвердил готовность предоставить Украине только в 1995 г. 250 млн. долл. кредитов, а также добиваться увеличения западной помощи до 4 млрд. долл. Американский президент охарактеризовал конфликт между Киевом и Симферополем как сугубо внутреннее дело Украины и поддержал

стремление последней к сохранению территориальной целостности. В этой связи бросается в глаза определенная эволюция в позиции Украины по вопросу расширения НАТО. Если раньше упор делался на то, что это приведет к новому расколу в Европе, то сейчас акцентрируется неизбежность движения НАТО на восток.

Немаловажным событием стал визит в Москву президента Туркмении С.Ниязова. Стороны заявили о своем твердом намерении установить стратегическое партнерство во всех сферах. Было подписано более двух десятков межправительственных соглашений, в том числе о сотрудничестве в области Т ЭК,

предусматривающее создание совместной акционерной компании по разработке месторождений углеводородного сырья на территории Туркмении. Россия впервые заключила соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве до 2000 г. с одной из стран СНГ. Москва надеется на помощь Туркмении в урегулировании конфликта на таджикско-афганской границе. Обсуждались также вопросы правового режима использования природных ресурсов Каспийского моря. При этом Россия вновь подчеркнула необходимость совместного освоения Каспия во всех сферах.

Проблема совместного использования ресурсов подробно рассматривалась на конференции "Правовой статус Каспийского моря и перспективы сотрудничества прикаспийских государств",

прошедшей 19 мая в столице Казахстана. На ней вновь выявились существенные различия в позициях расположенных в данном регионе государств. Россия и в довольно большой степени Иран придерживаются мнения, что Каспию надо придать статус закрытого моря с соответствующими ограничениями прибрежных территориальных вод и рядом других последствий. Иными словами, налицо стремление России и Ирана продолжать практику известных договоров 1921 и 1940 гг. между двумя странами. Внутриконтинентальные государства - Казахстан, Туркмения и Азербайджан - настаивают на статусе Каспия как озера, что позволяет определить и соотвествующие размеры прибрежных полос. Согласия на конференции найти не удалось. Особенно непримиримую позицию занял Азербайджан. Решено продолжить дискуссии.

Значение для экономических и геополитических интересов России зоны Каспийского моря совершенно очевидно: часть постсоветского "Юга" - Азербайджан, Казахстан, Туркмения -могут образовать третий в мире по масштабам добычи нефти регион после Сибири и Персидского залива. Суммарные морские запасы в районе Каспийского моря достигают 10 млрд. тонн нефти и 6 млрд. кубометров газа. Разворачивается острая борьба вокруг транспортировки каспийской нефти, причем США все более активно выступают за прокладку нефтепровода в обход России, т.е. из Баку через Армению или Грузию и Турцию. При этом доля американских компаний в консорциуме западных стран, подписавшем "контракт века" с Азербайджаном об освоении нефтяных месторождений, достигает уже 45 /о, в то время как доля российской ЛУКойл -10%. Правда, недавно азербайджанская операционная компания по разработке шельфа Каспия обратилась к ЛУКойл с просьбой подготовить в мае проект транспортировки ранней нефти с месторождений Азери и Чираг. Баку намерен в 1996-98 гг. экспортировать до млн. т ранней нефти в год.

В рассматриваемый период продолжались российско-азербайджанские переговоры о дальнейшей судьбе 1 абелинскои радиолокационной станции. По мнению специалистов, станция, до сих пор находящаяся на балансе Минобороны РФ, не может прекратить свою работу, ибо без нее невозможно нормальное функционирование стратегических систем вооружений. Не исключено, что РЛС получит статус российской военной базы, единственной на территории Азербайджана. Условия сдачи станции в аренду России разрабатываются.

В истекшие месяцы не раз имели место всплески антироссийской кампании в государствах Прибалтики. Поводом, в частности, послужило заявление министра иностранных дел А.Козырева о том, что Россия вправе прибегнуть к силовым акциям в целях защиты прав русскоязычного населения. На проходившей 20 мая сессии Совета государств Балтийского моря министр вновь выразил "серьезную обеспокоенность" Москвы продолжающейся практикой нарушения прав русскоязычного населения в Латвии и Эстонии. По его словам, эта проблема выходит за рамки региона и имеет общеевропейское значение. К тому же Россия выделила из бюджета на 1995 г. 10 млрд. рублей на поддержку соотечественников в странах СНГ и Прибалтики. Эти средства предназначены на приобретение учебников и книг на русском языке, открытие центров русской культуры, а также на оказание гуманитарной помощи.

Лидеры прибалтийских государств продолжали выступать на международных форумах с инсинуациями по поводу "опасности новой внешней политики" России. Так, эстонский президент Л.Мери обратился в Совет Европы с просьбой оказать Молдавии всяческую поддержку в деле немедленного и безоговорочного вывода российских войск из этой республики, а также не допускать вхождения России в Совет, пока она не начнет соблюдать общепризнанные международные нормы в области прав человека и демократии. Латвия вновь продемонстрировала свой суверенитет и государственную дееспособность, варварски уничтожив многоэтажное здание радиолокационной станции в Скрунде.

 

Действия России в других регионах мира

Истекший период ознаменовался попытками России восстановить свои позиции в некоторых районах мира, двухсторонние связи с давними партнерами, в частности, Аргентиной, Кубой, Ираком. Так, в конце апреля в Багдаде побывал министр топлива и энергетики РФ Ю.Шафраник. Визит проходил во исполнение подписанного еще в сентябре 1994 г. протокола о намерениях, предусматривающего возобновление полномасштабного торгово-экономического сотрудничества между Ираком и Россией после отмены санкций международного сообщества против Багдада.

Большое внимание уделялось развитию отношений с КНР. Состоялся визит министра обороны РФ П.Грачева в Китай и Южную Корею, в ходе которого российская делегация предложила создать систему коллективной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе с участием шести государств - России, Китая, США, Японии, Северной и Южной Кореи. По словам П.Грачева, министр обороны КНР Ч и Хоютянь заявил о готовности Пекина прекратить испытания ядерного оружия (последний ядерный взрыв Китай провел 14 мая, в день прибытия российской делегации). Однако соглашение о демилитаризации приграничной зоны подписать не удалось, поскольку требование китайской стороны о сокращении на 50 /о количества вооружений и военной техники в 100-километровой полосе для России неприемлемо. Ввиду географических и климатических условии российская техника и вооружения находятся именно там, в то время как китайские крупные военные соединения расположены в глубине страны. Остается не до конца решенной и проблема демаркации российско-китайской границы в Хасанском районе. По решению губернатора Приморского края часть подлежащей демаркации территории передана уссурийскому казачеству.

Новым важным шагом в расширении взаимодействия России и Китая стал визит премьера Госсовета КНР Ли Пэна в Москву. Существенным его итогом явились договоренности о развитии экономического сотрудничества, в том числе в осуществлении крупных совместных проектов - строительства моста через Амур и АЭС в провинции Ляонин. Знаменательно и совместное обращение к третьим странам, в котором российский и китайский премьеры заявили, что Россия и Китай "не нуждаются в поучениях и сами разберутся, как им жить".

В заключение необходимо подчеркнуть, что в будущем нашей стране предстоит преодолеть значительные препятствия на пути превращения отношений со странами Запада в подлинно равноправные. России следует придерживаться твердого курса на обретение вновь реального статуса великой мировой державы.

Достижение глобальных политических целей в современных условиях может быть обеспечено лишь концентрацией ресурсов на тех направлениях, на которых в предшествующие десятилетия отечественная внешняя политика имела наибольшие успехи, могущие послужить фундаментом для возобновления активного сотрудничества.

При этом обеспечение глобальных интересов не должно заслонять сравнительно частные проблемы взаимоотношений с малыми сопредельными государствами, важно завязать каждое из них на конкретные выгоды политических и экономических контактов с Россией, что в конечном счете позволит накопить критическую массу стабильности по периметру наших границ.

return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России