Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Научный журнал

2000 год. Выпуск № 1.
 

С.Ф. Гребениченко

Потребительские настроения в России 90-х годов.[1]

 

ГРЕБЕНИЧЕНКО Сергей Федорович - кандидат исторических наук, эксперт-консультант Центра Социальных Исследований "CSR".

 

Что такое индекс потребительских настроений?

После второй мировой войны деловые круги и правительство США были обеспокоены вопросом: что станет делать население с весьма значительными сбережениями, накопленными за время войны? Будут ли их тратить? Если будут, то как и на что?

Это важно было знать, потому что в рыночной экономике рядовой массовый потребитель является главной фигурой. Потребительские расходы, скажем, в США составляют, по разным подсчетам, от двух третей до трех четвертей валового внутреннего продукта. Следовательно, потребительское поведение является основным фактором: экономики. Именно с целью изучения намерений. настроений и поведения потребителей по инициативе Джорджа Катоны из Мичиганского университета в 1946 г. и начали проводиться опросы потребителей, ставшие сейчас уже не только в США, но и во многих европейских странах повседневной практикой.

Со временем выяснилось, что анализ поведения потребителей посредством. специально разработанного индекса потребительских настроений (ИПН) дает ответ не только на вопрос, будет ли население тратить сбережения, но и на. более общий вопрос об уровне оптимизма в отношении экономического и социального развития в целом.

Кроме того, время показало, что ИПН обладает огромным прогнозным потенциалом. Отдельный респондент, будучи покупателем, оценивает ситуацию на рынке товаров и услуг, исходя из собственной, как правило, случайной информации. Он может серьезно ошибаться, но преобладающий вектор массы индивидуальных потребительских оценок, оказывается, практически всегда верно предвосхищает краткосрочную перспективу экономической ситуации.

Был поставлен эксперимент: одни и те же вопросы задали массе обычных людей и большой группе экспертов, специалистов по экономическим проблемам. Оказалось, что усредненный ответ "совокупного потребителя" получился поразительно близким к ответу экспертов: все вместе потребители не ошибаются. Другой эксперимент поставила сама жизнь в 80-х годах, когда в США случился биржевой кризис. Специалисты предрекали крах всей экономики, но ИПН оставался спокойным. Потребитель вновь оказался прав: общеэкономического кризиса не случилось.

Сегодня в США ИПН входит в десяток макроэкономических показателей, на основании которых исчисляет свои прогнозы Бюро экономического анализа, действующее под эгидой Министерства торговли. Таким образом, за океаном анализом потребительских настроений занимается государство. Почему? Дело в том, что там, в рыночных условиях, ответственно относятся к прогнозу экономического цикла - прогнозу важному и для краткосрочного планирования любого бизнеса, и для выработки экономической политики государства, и для бюджетного управления. ИПН, неся в себе элемент прогноза, входит в группу лидирующих показателей, позволяя уловить так называемые поворотные точки развития, что важно для функционирующей по определенным циклическим закономерностям экономики.

Интенсивное использование ИПН в экономической и политической жизни США началось в 70-х гг. Замеры и исследование ИПН организовали позднее десятки стран Западной (по программе Евробарометра), а потом и Восточной Европы (Венгрия, Польша).

Итак, как было уже сказано, ИПН строится на основе систематических социологических опросов населения. Вопросов может быть задано много, но для построения индекса используются ответы на пять основных: как изменилось материальное положение вашей семьи за последние шесть месяцев? как, по-вашему, изменится материальное положение семьи в предстоящие шесть месяцев? как вы считаете, следующие 12 месяцев для экономики страны будут хорошим или плохим временем? следующие пять лет будут хорошим или плохим временем для экономики страны? сейчас в целом хорошее или плохое время для того, чтобы делать крупные покупки для дома?

На основании ответов респондентов на каждый вопрос строятся частные индексы, отражающие динамику отдельных факторов, формирующих потребительское поведение населения. Частные индексы строятся по следующей процедуре: из доли положительных ответов вычитается доля отрицательных и к этой разнице прибавляется 100, чтобы исключить появление отрицательных величин. Совокупный индекс рассчитывается как средняя арифметическая из частных индексов.

Значения индекса могут изменяться в пределах от 0 до 200. Значение индекса равно 200, когда все население положительно оценивает экономическую ситуацию. Индекс равен 100, когда доля положительных и отрицательных оценок одинакова. Снижение индекса ниже 100 означает преобладание негативных оценок в обществе.

Каждый из частных индексов представляет самостоятельный интерес с точки зрения анализа отдельных составляющих комплексного процесса формирования и реализации конечного потребительского спроса. Однако наибольший интерес представляет совокупный индекс - индекс потребительских настроений (ИПН), который одновременно учитывает динамику всех частных составляющих. Его отдельными компонентами являются индекс текущего состояния экономики (ИТС), исчисляемый простым усреднением ответов на первый и пятый из выше перечисленных вопросов, и индекс экономических ожиданий (ИЗО), являющийся усредненным вариантом ответов на второй, третий и четвертый вопросы.

Таким образом, ИПН и его составляющие индексы агрегируют в себе простыми и понятными даже неспециалисту методами частные мнения самостоятельно действующих на потребительском рынке людей. Это делает ИПН независимым показателем, характеризующим динамику экономического развития страны.

 

Потребительские настроения в России

Понятно, что в прошлом, в условиях плановой экономики поведение отечественных потребителей регулировалось государством путем распределения товаров и услуг и контроля над ценами, и соответственно не было необходимости в определении специального индекса потребительских настроений. Увы, и в переходный период от плановой к рыночной экономике личное потребление не приобрело решающего значения для развития всего народнохозяйственного комплекса, поскольку при принятии решений государство и крупные производители по-прежнему далеко не в первую очередь учитывают интересы потребителей, ежедневно покупающих и планирующих свои семейные бюджеты миллионов людей. Тем не менее будущее экономики России зависит именно от степени развития ее внутреннего потребительского рынка.

Последний, если разобраться, в стране был всегда; во всяком случае с тех давних пор как нашему праотцу был предложен первый стоящий товар. Был он и в двадцатые, и в пятидесятые, и прочие годы советской эпохи. Однако одно дело наличие, пусть и потребительски куцего (но все-таки наличие!) рынка и совсем другое дело - степень его развитости, скорейшее осознание государством и стратой растущих предпринимателей того факта, что ключевое значение для оздоровления российской экономики имеет удовлетворение ожиданий и выражение текущих интересов отечественного массового потребителя. Весомую роль на пути России к развитому рынку потребительских товаров и услуг как раз и призвано сыграть составление ИПН на региональном и общефедеральном уровнях. На начальной стадии целесообразно использовать данный индекс в качестве показателя становления рыночных отношений, а на последующих этапах он может служить основным показателем экономического развития.

Не все сегодня согласны с этим. Противники индекса аргументируют свою позицию тем, что в России еще не сложились рыночные отношения, население продолжает играть пассивную роль в развитии экономических процессов. какую ни возьми сферу в России, бизнес здесь развивается по законам, отличным от западного мира, а инвестиции, если даже они, наконец, и пойдут из кармана потребителя, не реализуются, так как нет фондового рынка...

Динамика потребительских настроений в России (1993-1997 гг.)

Конечно, если считать, что Россия, как "особый" феномен не характеризуется всеобщими законами экономического развития, а ее население, ежедневно делая покупки, делает это как-то иначе, чем, скажем, в США или Китае, то действительно ИПН не представляет для нас ровным счетом никакого интереса. Но ведь это нонсенс! Давайте обратимся к фактам. Несмотря на негативное отношение такого рода к индексу, исследования ИПН в России тем не менее велись с 1993 года. Этим занимался Всероссийский центр изучения общественного мнения. Рассмотрим динамику ИПН и отдельных его составляющих в России за период 1993-1997 гг. (см. рис.).

Если судить по графику, общий уровень индекса за эти годы практически не изменился - весь этот период он колеблется вокруг отметки 70, означающей (как указывалось выше) преобладание в массе населения пессимистических потребительских настроений. Но важны не столько абсолютные значения, сколько динамика. Обращает на себя внимание сближение интервалов между кривыми, характеризующими индекс текущего состояния и индекс экономических ожиданий населения, с одной стороны, и ИПН в целом, с другой. В начале 1993 года заметно преобладали оптимистические надежды на будущее, в то время как текущая ситуация оценивалась весьма негативно. Ныне оптимизм в отношении будущего заметно поубавился, зато стали более благоприятными оценки потребительского рынка (индекс текущего состояния), как бы отражая тот факт, что в условиях слабеющих надежд на скорые черемены население все больше приспосабливается к данным конкретным условиям.

Опыт наблюдений в других странах показывает, что через некоторое время после изменений ИПН, обычно месяца через 3-4, можно ожидать важных событий в жизни страны. На рис. мы видим, что в 1994 г. ИПН снижался, и к началу 1995 г. он упал до 60, тогда как прежде достигал отметки более 70. В ноябре 1996 г. он вновь оказался немногим более 60, хотя в середине года держался на уровне 70. Что означают эти колебания?

Начавшееся в 1994 г. падение индекса зафиксировало массовое "предчувствие" инфляции у потребителей. И вскоре предчувствие оправдалось - валютный крах ("черный вторник"), скачок цен, снижение реальных доходов населения. В ноябре 1996 г. (напомним, что это был период болезни президента, от исхода которой во многом зависели перспективы дальнейшего развития страны) падение ИПН фактически предсказывало назревавшую всероссийскую забастовку, необходимость корректировки экономических позиций кабинета министров (политика по отношению к "челноку", к малому бизнесу, реструктуризация угольной и ряда других отраслей).

Что касается динамики ИПН в последние месяцы, то индекс с небольшими колебаниями растет. Причем рост совокупного индекса в большей степени поддерживается ростом индекса текущего состояния. Одним из важнейших факторов, повлиявших на такое изменение индекса, стала массовая выплата задолженностей по пенсиям и частично по заработной плате. В июле 1997 г. ИПН впервые превзошел уровень годичной давности, и более того, достиг самого высокого значения, близкого к соответствующему уровню декабря 1993 года.

Индекс склонности населения к приобретению товаров длительного пользования - единственный частный индекс, значение которого в целом возрастает (по крайней мере, не падает) на протяжении всего периода наблюдений. Даже на фоне довольно резкого снижения ИПН и составляющих его в сентябре и, особенно, в ноябре 1996 г., оценки ситуации на рынке товаров и услуг остаются, в сравнении с другими массовыми экономическими оценками, довольно стабильными.

Динамика изменения ИПН по возрастным группам показывает, что оценки и ожидания россиян в возрасте от 30 до 55 лет (а не более старшего поколения) фактически отражают (да и, видимо, в повседневной жизни деятельно определяют) "усредненное" мнение населения страны. Оценки текущей материальной ситуации и ожиданий у лиц моложе 30 лет гораздо более оптимистичнее не только по сравнению со старшим поколением, но и в сопоставлении с их собственными оценками в 1993 г. Если в 1993 г. уровень индекса у молодежи колебался в пределах 70-84, то в 1994-1995 гг. - в пределах 83-94, тогда как диапазон значений индекса у лиц пожилого возраста остался практически тот же. Надо сказать, что опыт измерения ИПН в других странах (как в высокоразвитых, к примеру, США, так и в странах с "переходной экономикой" -Польше, Венгрии) свидетельствует, что везде, несмотря на казалось бы незавидное материальное положение молодежи, она всегда более оптимистична и активна на потребительском рынке, что связано с ее большими потребностями, а также с присущей ей восприимчивостью к новому, достаточно высокой мобильностью интересов и динамичностью действий.

Влияет ли тип поселения - село, город - на уровень потребительских настроений его жителей? Оказывается, да и, причем, весьма существенно. Сельское население в целом более пессимистично в своих оценках, особенно, когда речь заходит об оценках текущего материального положения семей или ближайших перспектив экономического развития страны. В отличие от горожан, проявивших в июле 1996 г. - в разгар предвыборной кампании президента - некоторый оптимизм в оценках, сельские жители на протяжении последних четырех лет раз за разом стабильно дают, увы, все более и более низкие оценки по этим параметрам.

 

Региональные аспекты ИПН

В США, к примеру, кроме общенациональных индексов, составляются еще и региональные, что, разумеется, чрезвычайно важно для производителей товаров. В отдельных штатах опрашиваемым задают много вопросов, а ответы подсчитываются по отдельным категориям потребителей. В России эта проблема имеет еще более актуальный характер, поскольку в условиях распада централизованной экономики и соответствующих ей структур управления, ослабления федеральной власти в целом и отсутствия пока должной консолидирующей роли государства проблема специфичности "социально-пространственной структуры" российского общества, иначе говоря, регионализации, резко обострилась. Страна, образно говоря, представляет набор анклавов, живущих не только по федеральным законам, но и в значительной степени по собственным предписаниям и неписаным традициям. Не случайно для большей "части населения, судя по опросам, финансовые и экономические реальности "местной жизни", отношения с местной администрацией, содержание местных средств массовой информации и т.д. заметно более важны, чем отношения с центром, находящимся в ином социополитическом и социокультурном измерении. Растет и локальная идентификация населения: люди чаще связывают себя с "малой родиной" (селом, городом, областью), нежели со страной в целом[2]. Надо сказать, и потребитель живет прежде всего повседневными проблемами местной (а не столичной) экономической жизни, проблемами местного (а не столичного) рынка товаров и услуг. Поэтому-то региональные исследования потребительских настроений приобретают сейчас особо актуальный характер.

Одним из первых шагов на этом пути стало проведение региональных исследований сразу в четырех городах: Екатеринбурге, Красноярске, Саратове и Воронеже, значительно различающихся между собой как в экономическом, политическом, так и социальном аспектах. Опросы населения этих городов были проведены в октябре 1996 г. и январе 1997 г. Используя специальную методику, данные затем были перевзвешены по полу, возрасту, образованию, в результате чего репрезентируют взрослое (старше 18 лет) население этих городов. В каждом городе опрошено по 250 респондентов. Безусловно, цифра эта не столь велика (в силу дороговизны региональных исследований), она является всего лишь нижней границей, минимумом того условия размера выборки, соблюдение которого придает исследованию на региональном срезе смысл.

Основные показатели экономического благосостояния населения этих 4-х городов значительно различаются. По уровню среднедушевого дохода наихудшее положение в Воронеже и Саратове, где имеет место отставание от среднероссийского уровня дохода почти в 1,5 раза. Лучше положение в Екатеринбурге, где среднедушевые доходы приближаются по своим размерам к среднероссийскому уровню. Более состоятельным, если так можно сказать, является, исходя из этого показателя, - Красноярск.

Примерно такая же "расстановка сил" складывается и по размерам среднемесячной заработной платы. Более высокий уровень оплаты труда по сравнению с общероссийским у жителей отдаленных территорий, к каковым относятся Красноярск и Екатеринбург, где заработок исчисляется с учетом коэффициентов и различного рода надбавок, тогда как в Саратове и Воронеже он составляет лишь 60% среднероссийского заработка.

Естественно, что различные климатические условия, отдаленность от центра, другие особенности регионов обуславливают и специфику ценообразования, определения различного рода издержек производства. Неудивительно, что Екатеринбург и Красноярск являются с точки зрения расходов населения "дорогими" городами. Однако покупательная способность населения в Саратове - самая низкая, лучше ситуация в Воронеже, еще лучше - в Екатеринбурге и Красноярске. Хотя и не в одном из этих городов анализируемый показатель не дотягивает до среднероссийского уровня.

Повсеместно велики задолженности по зарплате. Например, в Красноярске задолженность по заработной плате на душу экономически активного населения является наибольшей (среди указанных городов), превышая среднероссийский показатель в 2 с лишним раза.

По уровню зарегистрированной безработицы Воронеж оказывается в наиболее благоприятном положении, в Екатеринбурге доля безработных в трудоспособном возрасте на 21% выше, чем в среднем по России, в Саратове - на 31%. Такая ситуация связана, видимо, в первую очередь, с отраслевой спецификой этих городов, а также с деятельностью местных органов власти по структурной реорганизации и перепрофилированию производства.

Рассмотрим общую картину потребительских настроений жителей этих четырех городов. Осенью прошлого года наихудшие показатели были в Воронеже, где значения как совокупного индекса, так и его составляющих (за исключением долгосрочных оценок развития экономики) находились в диапазоне от 47 до 56, т.е. число потребителей, негативно оценивающих ситуацию, значительно превосходило число позитивно оценивающих. Наиболее высокие значения индекса были в Екатеринбурге. Там, кстати, в вопросе о крупных покупках значение индекса даже превысило отметку 100. Между этими "полярными" с точки зрения потребительского самочувствия городами оказались Саратов и Красноярск. С точки зрения оценок населением ситуации на потребительском рынке больше оптимизма в Саратове и меньше - в Красноярске. Исходя же из оценок собственного материального положения и ожиданий его улучшения - в Саратове больше, чем в Красноярске пессимизма.

А теперь взглянем на эти данные в сравнении с результатами январского опроса нынешнего года. Поведение индекса потребительских настроений неутешительно. Он снизился в Екатеринбурге с 87,9 до 83,5; в Красноярске с 78 3 до 76,7; в Воронеже с 56,8 до 53, а в Саратове резко упал на 14 пунктов. Такими же тенденциями характеризуется динамика оценок населением материального положения своих семей, перспектив семейного благополучия, потенций экономического роста в стране, оценок ситуации на потребительском рынке товаров и услуг.

Важным представляется факт, что в промышленно развитом Красноярске буквально от осени к зиме произошло повышение индекса экономических ожиданий на 4 пункта и значительный рост уверенности в улучшении экономических условий жизнедеятельности в России в пятилетней перспективе (т.е. фактически в перспективе полного президентского срока).

Между тем, налицо комплексно оцениваемое падение потребительских настроений во всех исследуемых регионах (см. табл. 1). Анализ показал, что дело здесь в падении потребительских ожиданий, прежде всего, у трудоспособного населения в возрасте до 30 лет. Так, в Саратове падение ИПН у этой наиболее экономически активной части населения страны, увы, составляет 21 пункт, в Воронеже - 23 пункта. С чем это связано? Главным образом с тем, что у молодежи значительно усилились негативные оценки экономических условий для покупок товаров длительного пользования (крупных покупок) в связи с феноменом дефицита наличных денег в регионах.

Таблица 1

Города Материальное положение семьи Экономическая ситуация в стране Целесо-образность крупных покупок для дома Индекс текущего состояния Индекс экономи-ческих ожиданий Индекс потреби-тельских настрое-ний
за по-следние полгода в бли-жайшие полгода в бли-жайший год в бли-жайшие 5 лет
Екатеринбург 78,2 91,7 75,5 92,0 102,1 90,2 86,4 87,9
77,0 81,1 69,8 89,3 100,1 88,6 80,1 83,5
Красноярск 69,8 91,0 76,9 75,3 78,3 74,1 81,1 78,3
57,4 84,5 77,2 93,2 71,4 64,4 85,0 76,7
Саратов 67,6 87,0 77,5 85,5 88,6 78,1 83,3 81,2
41,4 77,8 77,3 74,4 68,0 54,7 76,5 67,8
Воронеж 47,2 55,1 49,9 76,0 55,2 51,2 6,3 56,7
39,8 52,7 46,8 74,2 51,5 45,7 57,9 53,0
В ячейках таблицы числитель отражает данные за октябрь 1996 г., знаменатель - за январь 1997 г.

А как обстоит дело в группах населения разной экономической состоятельности? Опыт наблюдений показывает, что колебания индексов потребительских настроений у противоположных с точки зрения доходности групп, как правило, совпадают. Правда, это справедливо для достаточно длительных циклов наблюдений. Полученные же данные по четырем регионам свидетельствуют о несколько иной природе перераспределения потребительского оптимизма/пессимизма среди имущественных страт населения. Для 20% населения, характеризующегося малыми доходами, с осени 1996 г. наблюдался рост(!) потребительских устремлений: в Воронеже - на 9,7 пунктов, в Екатеринбурге - на 19,7, в Красноярске - на 26,6 пунктов. У 20% населения же, характеризующегося высокими доходами, за тот же период происходило явное снижение оптимизма по поводу ближайших перспектив на розничном рынке товаров и услуг. Если к концу III квартала 1996 г. в трех из четырех городов (исключение представлял Воронеж) доля оптимистов превышала долю пессимистов (в среднем на 10%), то уже к концу января 1997 г. в трех из четырех городов (исключение составляет Екатеринбург) доля пессимистов, увы, стала превышать долю оптимистов в среднем на 14,3%. Что касается 60% населения со статистически средними доходами, то здесь налицо падение индекса потребительских настроений в целом по всем городам на 9 пунктов.

Факторный анализ слагаемых потребительского сознания жителей указанных регионов показывает, что ведущим фактором проявившихся аспектов снижения уровня потребительских настроений является относительное обнищание населения, напрямую связанное с сужением рынка наличных денег и повсеместной задержкой заработной платы в государственном и акционерном секторах экономики. Другие факторы по значимости их воздействия на потребительские настроения горожан представлены в таблице 2.

Таблица 2

Факторы структуры потребительских настроений
(по степени значимости для каждого города).

г. Екатеринбург г. Саратов г.Воронеж г. Краснооярск

I. Снижение уровня жизни населения (17,2% дисперсии)

II. Отсутствие должной системы социальной защиты малоимущих (9,8%)

III. Ухудшение финансово-экономической ситуации в стране, снижение покупательской способности населения (8%)

IV. Отсутствие свободных денежных средств и условий для накопления у населения (6,1%)

V. Стабилизация цен на потребительском рынке (5,5%)

VI. Неразвитость рынка труда; состояние пессимизма в силу профессиональной невостребованности (4,5%)

VII. Скрытая безработица среди женщин (4,4%)

VIII. Феномен недостатка наличных денег в регионе (3,9%)

I. Снижение уровня жизни населения (16,2% дисперсии)

II. Ухудшение финансово-экономической ситуации в стране, снижение покупательской способности населения (10,7%)

III. Сужение регионального рынка товаров и услуг за счет растущего числа пенсионеров. физиологически возрастное ослабление системы мотив ационных установок активного потребления (9,7%)

IV. Отсутствие свободных денежных средств и условий для накопления у населения (7,9%)

V. Стабилизация цен на потребительском рынке (7,2%)

VI. Ухудшение финансово-экономической ситуации в стране,снижение покупательской способности населения (6,3%)

VII. Спрос на малоквалифицированную рабочую силу. Свобода выбора дополнительного временного приработка (5%)

VIII. Скрытая безработица среди женщин (4,6%)

I. Снижение уровня жизни населения (22,2% дисперсии)

II. Ухудшение финансово-экономической ситуации в стране, снижение покупательской способности населения (12,1%)

III. Социальный пессимизм, усугубляемый результатами выборов лета 1996 г. (9.7%)

IV. Спад производства (8%)

V. Сужение рынка женского труда (7,5%)

VI. Натурализация доходной части семейных бюджетов (5,9%)

VII. Стабилизация цен на потребительском рынке (5,2%)

VIII. Отсутствие свободных денежных средств и условий для накопления у населения (4,5%)

IX. Недоверие "среднего класса" к финансово-кредитной политике правительства; рассмотрение наличных долларов как гаранта от инфляционных рисков (3,9%)

I. Боязнь потерять постоянное место работы (31,3%)

II. Ухудшение финансово-экономической ситуации в стране, снижение покупательской способности населения (14,3%)

III. Отсутствие свободных денежных средств и условий для накопления у населения (9,2%)

IV. Снижение уровня жизни населения (7,6%)

V. Ожидания оздоровления денежно-финансовой сферы (7.6%)

VI. Ожидания подъема промышленного производства (5.3%)

VII. Скрытая безработица среди женщин (4,6%)

VIII. Спрос на малоквалифицированную рабочую силу. Свобода выбора временного приработка (3,8%)

IX. Спрос на малоквалифицированную рабочую силу. Свобода выбора дополнительного временного приработка (4,3%).

X. Ожидания оздоровления денежно-финансовой сферы (3,9%)

Помимо сравнительных данных о степени потребительского самочувствия и обусловивших его факторах, интересны сведения о темпах изменения семейного материального положения потребителей (2-я половина 1996 г. - 1-я половина 1997 г.). Наиболее высоких, причем проявляющихся стабильно во времени темпов ухудшения благосостояния семей ожидали жители Воронежа. В других городах темп предполагался более медленный, чем в прошедшем полугодии: в Екатеринбурге и Красноярске - в 0,4 раза, в Саратове - в 0,5 раза.

Несколько иная картина предстает в оценке респондентами темпов изменения экономической ситуации в стране. По мнению жителей Екатеринбурга, Саратова, Воронежа темпы ухудшения общего состояния экономики страны в следующие (с момента опроса) 12 месяцев будут почти такими же, как и в предыдущем (от момента опроса) полугодии, и лишь с точки зрения населения Красноярска они будут чуть медленнее.

Ухудшение экономической ситуации в стране связывается самими горожанами в первую очередь с падением производства (этот пункт является первостепенным для жителей Воронежа), невыплатой денег, политико-правовой и финансовой нестабильностью, относительным обнищанием.

Рассматривая ситуацию на местном потребительском рынке как хорошую, большая часть населения указывает на широкий выбор товаров. В этой связи выделяется, прежде всего, Екатеринбург, что не случайно, ибо и индекс крупных покупок в этом городе в 1,5 раза выше других городов.

Сравнительный анализ потребительской ситуации в четырех городах позволил установить, что доля лиц, собирающихся делать крупные покупки в осязаемой перспективе ближайшего года, не имеет тенденции к росту по сравнению с удельным весом горожан, уже приобретших товары длительного пользования в течение прошедшего полугодия. Оказывается, при существующих системе и практике оплаты труда, а также механизмах индивидуальных накоплений, стабилизация курса рубля по сути определяет существенный прирост потребительского спроса не может.

Увы, опрос показал, что значительная часть населения обследуемых городов, если бы в их распоряжении вдруг оказалась крупная сумма денег, потратила бы их на текущие нужды, причем доля ответивших таким образом в Воронеже в 1,9 раза больше, чем в Екатеринбурге. Наиболее распространенной "парой" потенциальных расходов у жителей всех рассматриваемых городов являются расходы "на текущие нужды" и "на покупку квартиры, дома". Вторая по распространенности "пара" в выделенной нами пятерке направлений использования потенциальных доходов - это "на лечение" и "покупку одежды, предметов домашнего обихода". Здесь мнения жителей Красноярска, Саратова и Воронежа едины. Вариант сбережения потенциальных денег рассматривается населением этих городов также в числе приоритетных (попадающих в первую "пятерку"). И только у жителей Екатеринбурга'приоритеты несколько иные. На третьем месте - расходы (напомним, потенциальные) "на покупку автомобиля".'затем - "на отдых. развлечения, путешествия", и замыкают "пятерку" расходы "на лечение".

При существующей сейчас в России значительной дифференциации денежных доходов и потребительских цен по регионам страны становится крайне полезным показатель наполненности домашним имуществом для региональных сопоставлений уровня материальной обеспеченности. Оказалось, Екатеринбург, с одной стороны, и Воронеж, с другой, находятся на противоположных "полюсах" в плане материальной обеспеченности домашних хозяйств, жители же Красноярска и Саратова - приблизительно на среднем уровне.

В первую пару самых распространенных товаров длительного пользования попадают цветной телевизор и пылесос. Только эти предметы чаще всего встречаются у наиболее бедных семей. В семьях, имеющих три-четыре предмета из набора, чаще всего появляются фотоаппарат, миксер или электродрель. Вот только домашние хозяйства Красноярска, имеющие 3-4 предмета из списка, с наибольшей вероятностью имеют отдельную морозильную камеру. Такая ситуация - следствие того, что зарплату здесь выдают продукцией предприятия. К набору из пяти-восьми предметов чаще всего примыкает в домашних хозяйствах обследуемых городов видеомагнитофон (видеоплеер), автомобиль, радиоприемник автомобильный. Персональный компьютер, а также видеокамеру имеют в своем домашнем обиходе наименьшее число семей Воронежа, Саратова и Красноярска, в отличие от Екатеринбурга, где на последнем месте с точки зрения распространенности в хозяйстве стоит отдельная морозильная камера.

В целом настроения и поведение потребителей существенно различаются по регионам страны. Поэтому становится настоятельно необходимым, помимо общероссийского анализа, продолжение подобного рода представительных региональных исследований.

Жизнь в России с января 1992 г. характеризуется новыми - для основной части населения - экономическими реалиями. Формирование и все большее разнообразие потребительских настроений в территориальном масштабе - одна из отличительных сторон рыночных хозяйственных отношений. Потребительские настроения - оценки, ожидания, мотивации, деятельные позиции -как бы то ни было отражают в динамике последних 6-ти лет не только массовый уровень экономической культуры населения, но и его платежеспособную состоятельность и, следовательно, потенциал товаропроизводителей. Помимо этого, анализ потребительских настроений в России 1990-х гг.[3] расширяет представления о высокой научной абстракции - рыночном сознании, о котором в последние годы написано много, но, увы, зачастую без особого стремления его предметно уловить, так сказать, эмпирически "прощупать". Наконец, изучение эволюции потребительских настроений в период становления рыночного хозяйства представляет уникальную возможность многоаспектной проверки (социологическими средствами) бытующих в экономической теории концепций о темпах и характере взаимовлияния конечных потребителей и финансово-хозяйственных структур.

Несмотря на всю переходность, противоречивость нынешней российской экономики, ИПН, как макросоциальный показатель, явно предвосхищает ближайшую ситуацию на внутреннем рынке. Изменения, колебания в платежеспособном спросе рождают пересмотр предложения поставщиков товаров и услуг. И сообразно с этим "поведение" ИПН не может не предвосхищать необходимость политико-правовых изменений (корректировки) условий хозяйственной жизнедеятельности.

Индекс потребительских настроений и его составляющие частные индексы, будучи, помимо многого, барометром экономической состоятельности населения и его деятельной позиции ("покупать/не покупать") на рынке товаров и услуг, очевидно, станут непременным атрибутом общественной жизни и экономической культуры у нас в стране, точно так же, как это произошло уже несколько десятилетий назад в США и странах Западной Европы и лет пять назад в отдельных странах бывшего социалистического блока.



[1]В основание статьи, по замыслу Гребениченко С.Ф., помимо оригинальных разработок, легли некоторые материалы конференции "Индекс потребительских настроений в России", состоявшейся 20-22 января 1997 г. в Торгово-промышленной палате Российской Федерации благодаря совместной инициативе Министерства финансов РФ и Казначейства США.

[2] Левада Ю.А. Социально-пространственная структура российского общества: центр и регионы // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. М. 1996. № 1. С. 13-17.

[3] См. в этой связи: ЖилинаЛ.Н. Потребности, культура потребления и ценностные ориентации. М., 1988; Гребениченко С.Ф.. Давыдов В.П. Россия на пути в цивилизацию. Политологические очерки. Челябинск, 1992; Человек и рынок: Потребительские настроения населения и их удовлетворение/Политическая социология. Информац. бюлл. № 9(16). М., 1993; КуликовЛ.В. Россия: прошлое, настоящее, перспективы. Очерк теории. М.. 1995; Тощенко Ж.Т., Харченко С.В. Социальное настроение. М., 1996.




На страницу назад

 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России