Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Технология кампаний

 
Средства массовой информации в избирательной кампании *

 

Могут ли оспариваться в судах коллажи, карикатуры и шаржи?

 

Среди судебных дел, связанных с публикацией в СМИ сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию граждан, есть не слишком многочисленная, но чрезвычайно интересная категория. Несмотря на то, что дела этой категории возбуждаются по тем же статьям Гражданского и Уголовного кодексов, что и обычные дела о защите чести и достоинства, оскорблении или клевете, каждое из них выбивается из привычных рамок процессов подобного рода, поскольку представляет собой попытку доказать “оскорбительность” или “не соответствие действительности” шаржей, карикатур, коллажей и пр.

 

Что произошло?

Верховный Суд РФ недавно завершил рассмотрение дела, решение которого может стать своего рода “прецедентом”. Ориентируясь на него нижестоящие суды в регионах будут, по всей видимости, выносить решения по делам о коллажах, шаржах и карикатурах. До недавнего времени, пока дела подобного рода разрешались в районных, городских или областных судах, говорить о сколько-нибудь однородной практике по ним было невозможно.

 

Нужны примеры?

Наглядным примером противоречивости судебной практики по делам о карикатурах и коллажах могут стать два дела: первое, уголовное, было возбужденно по заявлению председателя Госсовета Удмуртии Александра Волкова; второе, гражданское – по иску губернатора Приморского края Евгения Наздратенко.

Первое дело могло быть названо курьезным, если бы не то обстоятельство, что фотохудожник, выполнивший коллаж, на котором был изображен Александр Волков, рисковал уголовным наказанием до одного года исправительных работ.

Одна из “дружественных властям” республиканских газет объявила конкурс “Идеал мужчины”, в котором победил упомянутый выше председатель Госсовета Удмуртии. Другая, оппозиционная газета – “Золотая провинция” напечатала об этом заметку, сопроводив ее фотоколлажем, на котором голова Александра Волкова была совмещена с фигурой ветхозаветного героя Давида.

Сразу после публикации председатель Госсовета потребовал привлечь журналистов, подготовивших публикацию, к ответственности по части 2 статьи 130 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за оскорбление, “содержащееся в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации”. Расследованием этого “преступления” немедленно занялась бригада следователей МВД республики под личным руководством заместителя министра.

Правда следствию не удалось доказать, что коллаж представляет собой выраженное в неприличной форме унижение чести и достоинства Александра Волкова, ведь Давид, созданный в XVI веке итальянским скульптором Микеланджело Буонарроти, действительно считается признанным идеалом мужской красоты. Дело было прекращено.

Зато в другом случае губернатор Приморского края Евгений Наздратенко успешно “засудил” журналистов-карикатуристов. Оппозиционная газета “Приморье” опубликовала интервью с бывшим следователем Тельманом Гдляном. Суть статьи была чрезвычайно острой – в первых же ее строках говорилось, что губернатор является “заказчиком убийства”. Однако в поданном им вскоре иске, по какой-то причине, суть статьи, содержащей это тяжелейшее обвинение, даже не упоминалась. Фактически иск был подан только против сопровождавшего ее шаржа: Евгений Наздратенко, у ног которого вьется черная кошка, сидит в кресле и читает книгу “Крестный отец”. Исковые требования губернатора были просты: в своем исковом заявлении он почему-то попросил суд признать, что “шарж выполнен на низком художественном уровне”. Кроме того, Евгений Наздратенко требовал взыскать с газеты в счет компенсации морального вреда, причиненного ему публикацией шаржа, триста тысяч рублей.

К удивлению многих юристов суд принял дело к производству и удовлетворил исковые требования. Правда, судья значительно снизил размер компенсации морального вреда, газета должна была заплатить “всего” десять тысяч рублей. Зато в полной мере было выполнено первое исковое требование губернатора: несмотря на то, что разрешение вопроса о мастерстве художника находится вне компетенции любого суда и по определению субъективно, суд в своем решении признал, что, действительно, “шарж выполнен на низком художественном уровне”. На основании этого “суд считает, что публикацией данного шаржа затрагивается и унижается честь и достоинство истца, поскольку любой средний житель, увидев изображение Е.Наздратенко… предположит, что он является “крестным отцом””.

 

В чем удобства дел о шаржах?

Удобство подачи иска против газеты или журнала, сопроводившего “острую” критическую статью о том или ином лице шаржем или карикатурой, неоспоримо. В обоих случаях “потерпевшие” пытались признать опубликованные статьи порочащими их честь и достоинство даже не затрагивая сути этих статей, а лишь требуя доказать соответствие действительности сопровождавших их рисунков.

Причина, по которой иски о карикатурах и коллажах чрезвычайно привлекательны для потенциальных истцов, просты: в большинстве случаев, сведения, содержащиеся в статье, подкрепляются более или менее вескими доказательствами. Воспользовавшись ими в случае судебного разбирательства, редакция может доказать соответствие распространенных ей негативных сведений действительности. В случае же с карикатурой, коллажем или шаржем, такая схема почти никогда не действует, ведь эти произведения чаще всего не соответствуют действительности, поскольку представляют ее либо в преувеличенном, либо в искаженном виде. Их основная задача – обратить внимание читателя на какие-то особенности или недостатки человека, гиперболизировав их или изобразив этого человека в нелепой, часто нереальной ситуации. Поэтому СМИ, публикующие шаржи, коллажи и карикатуры, нередко попадают в юридическую ловушку: некоторые судьи считают, что обязанность редакции доказывать в суде соответствие действительности сведений, изложенных в публикации, распространяется и на иллюстрирующие ее рисунки. СМИ такие дела, чаще всего, с неизбежностью проигрывают.

Однако, часть судей отказывает в возбуждении дел о коллажах и карикатурах, либо отклоняют предъявляемые по ним исковые требования. Основанием для это является то, что к карикатуре или коллажу не должны предъявляться такие же требования документальности и соответствия действительности, как к иллюстрируемым ими сведениям, изложенным в самой статье. По мнению Центра “Право и СМИ”, статья 152 Гражданского кодекса, устанавливающая, что “гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности”, не должна применяться к шаржам, коллажам или карикатурам. Во-первых, их нельзя признать “сведениями”, поскольку в них не содержаться сообщения о каком-либо событии или явлении. Во-вторых, изначально ясно, что, например, карикатура – это совсем не обязательно воспроизведение подлинной жизненной ситуации. Таким образом, никто не может быть введен в заблуждение относительно того, что изображенное на ней действительно произошло. Наконец, в-третьих – это художественное произведение, созданное фантазией художника или фотохудожника, следовательно, доказать соответствие плода фантазии действительности часто в принципе невозможно.

Иногда, причиной отказа судей в приеме дела к производству было то, что “потерпевшие” не решались затронуть в своих заявлениях сути статей, а просили исследовать в судебном заседании лишь сопровождающие их шаржи, коллажи, карикатуры или, например, заголовки. В этом случае, отказ в приеме иска мотивировался “обязательностью рассмотрения дела лишь в совокупности сведений, изложенных в публикации, и сопровождающей ее иллюстрации”.

 

Как эта проблема решена в Великобритании?

По мнению профессора права Университета Глазго Дэвида Голдберга, прецедентным в области карикатур и коллажей может считаться дело, рассмотренное палатой лордов (высшая судебная инстанция Великобритании) в 1995 году. Два актера, сыгравших в популярной австралийской мыльной опере “Соседи”, возбудили иск против корпорации “Ньюс Груп Ньюспэйперс”, издававшей журнал “Ньюс оф зе Уорлд”. В этом журнале была напечатана статья, рассказывающая о сериале и его главных героях. Рядом был помещен коллаж, на котором к головам актеров были пририсованы голые тела. Телезвезды утверждали, что такой коллаж нанес их чести и достоинству значительный ущерб. Однако высокий суд отклонил этот иск, постановив, что рассматривать коллаж отдельно от текста, который он сопровождает, неправомерно. Публикация должна анализироваться целиком, а не по частям, в целом же публикация, по мнению судей, оскорбительного или клеветнического характера не носила.

 

По какому пути пойдет российская практика?

Уже упомянутое решение Верховного Суда было вынесено по делу, возбужденному простым пенсионером, узнавшим себя на фотоколлаже, опубликованном двумя нижегородскими газетами в поддержку кандидата в мэры Нижнего Новгорода Андрея Климентьева. Коллаж, послуживший причиной иска, был предельно сдержан: лозунг “Сильному – работа, слабому – забота!”,– и Андрей Климентьев, стоящий на фоне толпы людей. Лица нескольких человек из толпы можно было различить, одним из этих людей и оказался будущий истец Евгений Семенов. Дело прошло все кассационные и надзорные инстанции и в результате дошло до Верховного Суда РФ.

Решение Верховного Суда по этому, заурядному на первый взгляд, делу имеет принципиальное значение. Высшая судебная инстанция России признала: иллюстрации (в данном случае коллаж) могут быть предметом иска; на редакции средств массовой информации возлагается бремя доказывания соответствия изображенного в фотоколлаже действительности; сюжет коллажа может быть рассмотрен в отрыве от иллюстрируемых им статей. Из всего этого следует, что практика привлечения авторов карикатур, шаржей и коллажей к судебной ответственности за свои произведения будет неизбежно продолжена.

P.S.
Показателем того, что решение Верховного Суда спорно и, в конечном счете, может оказаться ошибочным, является определение “средство массовой информации”, которое судья Верховного Суда присвоил одному из ответчиков – нижегородской типографии ОАО “Промис”. Эта типография отпечатала плакат с фотоколлажем, макет которого был передан ей заказчиком, и отдала ему весь тираж. Данное обстоятельство позволило судье Верховного Суда Нечаеву определить: “ОАО является полиграфическим предприятием, выпускающим печатную продукцию (в данном случае плакаты), т.е. является средством массовой информации”. Подобное “вольное” определение СМИ прямо противоречит Закону “О средствах массовой информации” и может послужить хорошим поводом для обжалования решения в Президиум Верховного Суда.

 


Оригинал статьи находится по адресу http://www.medialaw.ru/publications/zip/62/ch3.htm

Редакция сервера "Выборы в России" выражает признательность Центру "Право и средства массовой информации" за возможность знакомить наших посетителей с материалами по проблемам избирательного законодательства СМИ. Все материалы, предоставленные Центром "Право и средства массовой информации" публикуются в ежемесячном журнале "Законодательство и практика средств массовой информации".





На страницу назад

 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России