Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Технология кампаний

деревянный багет для картин заказать
 
Средства массовой информации в избирательной кампании *

 

Компенсация морального вреда:
некоторые аспекты
применительно к деятельности СМИ

Компенсация морального вреда применяется не только при нарушениях чести, достоинства и деловой репутации. Вот почему проблему компенсации морального вреда следует отличать от проблемы защиты чести, достоинства и деловой репутации. Это – разные проблемы, хотя они частично пересекаются.

Иски о защите чести, достоинства и деловой репутации – это самостоятельный вид гражданских исков, в то время как иски о компенсации морального вреда, как стало очевидным после принятия части второй Гражданского кодекса РФ (ГК), являются разновидностью исков, основанных на обязательствах вследствие причинения вреда.

В настоящей статье будут затронуты лишь некоторые вопросы компенсации морального вреда по законодательству Российской Федерации, причем применительно к деятельности СМИ.

 

Законодательство и литература

Правовые нормы о компенсации морального вреда содержатся в ГК (статьи 12, 151, 1099-1101, а также статьи 1064-1083), в Законе РФ “О средствах массовой информации” (статья 62), а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”.

Что касается литературы, то в этой сфере большое число публикаций принадлежат А.М.Эрделевскому: его именем можно пользоваться как ключевым словом при ознакомлении с публикациями на сей счет. Смотри, например, его книги: “Моральный вред и компенсация за страдания”, М., 1997; “Компенсация за моральный вред. Законодательные и нормативные акты. Методология и практика”, М., 1998.

 

Условия возникновения ответственности по компенсации морального вреда

В соответствии с пунктом 1 статьи 1099 ГК, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 “Обязательства вследствие причинения вреда” и статьей 151 ГК.

Поскольку абсолютно все нормы, содержащиеся в статье 151, повторены – хотя и в несколько иной редакции, но без изменения их сути, – в статьях 1099 и 1101 ГК, следует считать, что компенсация морального вреда полностью регулируется общими положениями главы 59 ГК – “Обязательства вследствие причинения вреда”.

Это означает, что обязанность по компенсации морального вреда возникает при одновременном наличии следующих четырех условий:

1) наличие морального вреда;

2) противоправность действий (бездействий) нарушителя;

3) причинно-следственная связь между действиями нарушителя и вредом;

4) вина нарушителя (за исключением случаев, когда ответственность возникает без вины).

Если хотя бы одно из этих условий отсутствует, то обязанности компенсировать вред не возникает. С другой стороны, нет никаких дополнительных условий возникновения ответственности.

 

Наличие вреда

Статья 151 ГК определяет моральный вред как физические или нравственные страдания. Что касается физических страданий, то это чувства боли, головокружения, тошноты и т.п.

Физические страдания следует отличать от повреждения здоровья (болезнь, инвалидность) и от причинения вреда жизни (смерть потерпевшего). Вред здоровью и жизни – это имущественный вред (который возмещается по правилам статей 1084-1094 ГК), а не моральный вред.

Конечно, одновременно с причинением вреда здоровью и жизни гражданина, может быть причинен и моральный вред, однако, в любом случае, моральный вред не зависит от имущественного вреда и возмещается отдельно.

Нравственные страдания – это чувства обиды, унижения, оскорбления, зависти, возмущения, несправедливости, страха и т.д. Одним словом, это самые различные негативные переживания человека. Их внешнее проявление может быть различным: эти страдания могут проявляться бурно, либо, наоборот, человек может их скрывать.

Если гражданин не осознает причиненного ему вреда, то следует считать, что нравственные страдания отсутствуют.

 

Противоправность действий нарушителя

Противоправность проявляется в нарушении определенного права или принадлежащего гражданину нематериального блага.

Компенсация морального вреда применяется при нарушении как имущественных, так и личных неимущественных прав.

При нарушении имущественных прав компенсация морального вреда применяется только в случаях, указанных в законе. Примером такого закона является Закон о защите прав потребителей. Поскольку применительно к деятельности СМИ нарушения имущественных прав маловероятны, в настоящей статье вопрос о компенсации морального вреда за нарушение имущественных прав не рассматривается.

Что касается причинения морального вреда за нарушение личных неимущественных прав, а также принадлежащих гражданину нематериальных благ, то компенсация может быть потребована во всех случаях.

Применительно к деятельности СМИ среди личных неимущественных прав следует упомянуть, прежде всего, право на достоинство личности, честь, доброе имя, деловую репутацию, право на имя, право авторства (статья 150 ГК). Статья 15 Закона “Об авторском праве и смежных правах” дополнительно относит к числу личных неимущественных прав право на указание имени автора (в том числе – право на псевдоним), право на опубликование произведения и право на защиту произведения от искажений, затрагивающих репутацию автора.

В статье 37 этого же закона устанавливаются личные права исполнителя: право на имя и право на защиту исполнения или постановки от искажений, способных нанести ущерб чести и достоинству исполнителя (постановщика).

Противоправность действия нарушителя заключается в том, что он нарушает какие-либо личные права или посягает на нематериальные блага.

 

Причинно-следственная связь

Моральный вред подлежит возмещению лишь в том случае, если он находится в прямой и непосредственной причинно-следственной связи с действиями нарушителя. Мне лично пришлось участвовать в следующих двух судебных процессах. В одном процессе гражданин, обиженный редакцией СМИ, собрав материалы, свидетельствующие о его правоте, и погрузив их на тележку, отправился за помощью в Российское авторское общество, но по дороге упал (была гололедица) и получил травму. Он требовал компенсировать ему моральный вред. В другом процессе речь шла о пиратском издании книги, причем при издании было снято выражение автором благодарности лицам, помогавшим в создании книги. Налицо было нарушение личного права автора (права на защиту репутации автора, поскольку создавалось впечатление, что автор забыл об этих лицах), но когда автор заявила, что такие действия издательства так ее расстроили, что она во время лекции оступилась и сломала ногу, то суд, как и в первом случае, отказал во взыскании компенсации за моральный вред. В обоих случаях не было причинно-следственной связи между моральным вредом и нарушением прав.

Еще в одном известном мне судебном случае потерпевший просил взыскать компенсацию за моральный вред, возникший в связи с увольнением его из рядов вооруженных сил, что было вызвано, якобы, публикацией в печати изображения потерпевшего. На самом деле выяснилось, что потерпевший был уволен из рядов вооруженных сил в связи с достижением им определенного возраста.

Если лицо, чьи личные неимущественные права нарушены путем сообщения в СМИ каких-либо сведений об этом лице, под влиянием этого сообщения причинит вред своему здоровью (попытка самоубийства, членовредительства), то должно ли СМИ возмещать моральный вред, связанный с повреждением здоровья? Ответ, вероятно, следует дать отрицательный, так как прямой причинно-следственной связи в этом случае нет.

 

Вина

Пункт 2 статьи 1064 ГК содержит следующие два основных положения о вине причинителя вреда:

1. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

2. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Первое положение содержит два правовых принципа: “ответственность наступает при наличии вины”, и “вина причинителя вреда предполагается”. Второй указанный принцип – это применяемая в гражданском праве презумпция виновности: потерпевший не обязан устанавливать вину причинителя вреда, но последний может освободиться от ответственности, если докажет отсутствие своей вины.

Второе приведенное выше положение говорит о том, что закон может устанавливать обязанность причинителя вреда возместить вред и при отсутствии своей вины.

Применительно к компенсации морального вреда такие случаи предусмотрены в статье 1100 ГК. К деятельности СМИ непосредственное отношение имеет следующая норма из этой статьи:

“Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, когда… вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию”.

Вина есть психическое отношение причинителя вреда к своим действиям и их последствиям.

В уголовном праве различают следующие формы вины: прямой умысел (нарушитель предвидел вредные последствия и желал их), косвенный умысел (нарушитель предвидел вредные последствия и сознательно их допускал), самонадеянность (нарушитель предвидел вредные последствия, но легкомысленно рассчитывал их предотвратить) и небрежность (нарушитель не предвидел вредных последствий, хотя должен был их предвидеть).

Формы вины в уголовном праве полезно знать, однако важно помнить, что в гражданском праве они не применяются.

В гражданском праве различают умысел и неосторожность; последняя делится на грубую и простую.

В гражданском праве понятие вины может быть сформулировано следующим образом (с использованием, по аналогии, нормы статьи 401 ГК):

“Лицо, признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась, исходя из фактических обстоятельств, оно приняло все меры для того, чтобы не нарушить право”.

Степень (форма) вины не имеет значения для возникновения ответственности; она имеет значение только для определения размера компенсации, о чем будет сказано ниже.

 

Нарушитель (лицо, причинившее вред)

В том случае, если СМИ нарушает (или якобы нарушает) личные неимущественные права гражданина, например, путем помещения статьи, выпуска в эфир телепрограммы и т.п., к ответственности привлекаются, как правило, два лица: СМИ и журналист (автор статьи, телепередачи и т.п.).

Самое распространенное исковое требование по компенсации морального вреда звучит, например, следующим образом: “Взыскать с газеты 100 000 рублей, с журналиста – 10 000 рублей”.

И суды такие иски принимают и удовлетворяют!

Между тем, на мой взгляд, такая практика противоречит закону. Она не учитывает нормы, содержащиеся в статье 1068 ГК, в соответствии с которыми, если вред причинен работником юридического лица при исполнении работником трудовых (служебных) обязанностей, то вред возмещается этим юридическим лицом.

Иными словами, закон устанавливает, что в данном случае ответчиком должно выступать юридическое лицо, работником которого является причинитель вреда, а не сам этот работник.

Как прямо указано в статье 1068 ГК, данное правило применяется к работникам, выполняющим работу на основании трудового договора (контракта), а также на работников, выполняющих работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица “и под его контролем за безопасным ведением работ”.

Ссылка на “контроль [со стороны работодателя] за безопасным ведением работ”, содержащаяся в статье 1068 ГК, применяется лишь в том случае, если СМИ и журналист связаны гражданско-правовым договором (договор подряда или авторский договор). Если же СМИ и журналиста связывают трудовые правоотношения, то предполагается, что любые действия журналиста находятся под контролем со стороны СМИ.

Отметим, что нормы статьи 1068 ГК применяются к тем случаям, когда вред причинен действиями только работника, а не действиями юридического лица.

Если мы проанализируем ситуацию со СМИ, то обнаружим, что сообщение, подготовленное журналистом, которое, может быть, наносит кому-либо моральный вред, публикует (распространяет) не сам по себе журналист: в этой публикации (распространении) есть и действия СМИ. Строго говоря, в нашей ситуации публикует (распространяет) сообщение СМИ, а не журналист.

Это лишнее свидетельство того, что ответчиком по таким искам журналист не должен выступать.

Однако это не означает, что журналист вообще не должен участвовать в судебном рассмотрении конфликта. Напротив, он может участвовать в процессе, но не как ответчик (соответчик), а как третье лицо на стороне ответчика.

Наконец, надо рассмотреть вопрос об ответственности самого журналиста перед СМИ в тех случаях, когда СМИ вынуждено будет уплатить денежную компенсацию за моральный вред.

Такая ответственность журналиста возможна только в порядке обратного требования (регресса) в соответствии со статьей 1081 ГК: лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (в частности, работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

При наличии между журналистом и СМИ трудовых отношений, размер регрессного требования к журналисту ограничивается нормами Кодекса законов о труде РФ (КЗоТ): журналист несет материальную ответственность за ущерб, причиненный органу СМИ, в котором он работает, в размере прямого действительного ущерба, но не более своего среднего месячного заработка (статья 119 КЗоТ).

Кроме того, ответственность журналиста в рассматриваемом случае имеет и другие ограничения:

1). Журналист отвечает только при наличии своей вины, причем действует “презумпция невиновности” (статья 118 КЗоТ).

2). Взыскание может быть произведено либо по приказу, изданному в течение двух недель “со дня обнаружения ущерба (т.е. со дня взыскания компенсации с органа СМИ)”, либо по суду, причем иск в суд должен быть подан в годичный срок после взыскания компенсации с органа СМИ.

Разумеется, применение к журналисту мер материальной ответственности не лишает орган СМИ права применения и мер дисциплинарной ответственности (замечание, выговор и т.п.).

 

Определение размера компенсации морального вреда

В настоящее время размер компенсации морального вреда определяется по свободному усмотрению суда, или, что будет еще точнее, – по произвольному усмотрению судьи.

Приведенная выше фраза – это не преувеличение, а констатация факта.

Мне лично не удалось ознакомиться ни с одним судебным решением, в котором было бы объяснено, почему был избран тот или иной размер компенсации: это как раз позволяет утверждать, что размер компенсации устанавливается произвольно.

Между тем закон содержит некоторые критерии для определения размера компенсации. Они перечислены в статье 1101 ГК.

Таких критериев три:

1). Характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, а также с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего;

2). Степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда;

3). Требования разумности и справедливости.

Хотя эти критерии довольно неопределенны, все же они обязательно должны применяться судами. Сейчас главное – заставить суды в своих решениях указывать, на основе чего, на основе каких показателей они устанавливают ту или иную сумму компенсации.

Конечно, легче всего этого можно добиться путем принятия Верховным Судом РФ постановления, обязывающего суды мотивировать размер компенсации. Для того, чтобы “подтолкнуть” Верховный Суд к принятию такого постановления, желательно, чтобы журналисты и СМИ подготовили несколько материалов в широкой печати, а возможно на телевидении по этой проблеме: ведь сама проблема определения размера компенсации морального вреда имеет огромное общественное значение.

Наряду с этим требуют некоторых уточнений и содержащиеся в ныне действующем законодательстве критерии определения размера компенсации.

Прежде всего, обратим внимание на то, что закон обязывает при определении размера компенсации учитывать “индивидуальные особенности лица, которому причинен вред (статья 151 ГК)” или “индивидуальные особенности потерпевшего (статья 1101 ГК)”. Какие “индивидуальные особенности” людей здесь имеются в виду?

Предположение о том, что здесь имеются в виду физические особенности (высокий рост – низкий рост, тяжелый по весу человек – человек маленького веса, брюнеты и блондины и т.п.), национальные особенности, половые особенности, – представляется мне маловероятным, хотя известно, что широко распространена практика, когда суды за шрам на ноге, оставленный укусом собаки, присуждают компенсацию морального вреда женщинам, а мужчинам в присуждении такой компенсации отказывают. Но эта практика представляется мне незаконной.

Следует предположить, что законодатель, говоря об индивидуальных особенностях, имел в виду психические особенности личности – направленность, способности, темперамент, характер, то есть содержание и глубину тех эмоций, тех переживаний, которые вызваны неправомерными действиями.

В одном судебном деле, находящемся сейчас на рассмотрении в районном суде г. Москвы, истец – известный политический деятель, считающий себя оскорбленным одной публикацией, просит суд при определении размера компенсации учесть его повышенную эмоциональность, вызванную тем, что он родился и провел свое детство в союзной республике, причем один из его родителей не был лицом коренной национальности, что наложило отпечаток на психику истца.

Широко известно также и то, что разные люди по разному реагируют на причиненные им обиды, на нарушения их прав; эти различия проявляются не только внешне (истерика, плач), но и внутренне.

Закон обязывает учитывать эти различия при определении размера компенсации.

Такой подход представляется мне неправильным, несправедливым. При таком подходе нарушаются два правовых принципа.

Первый принцип – провозглашенный еще в Гражданском кодексе Наполеона принцип, гласящий, что “Все люди рождаются свободными и равными в правах”. А второй известный правовой принцип состоит в том, что “Право есть применение равного масштаба к разным людям”.

Так вот, учитывая “индивидуальные особенности” при определении размера денежной компенсации, наш законодатель признает людей неравными в правах и применяет к гражданам “разный масштаб”, а все это – недопустимо.

Критические замечания вызывает и содержащаяся в законе формулировка учета степени вины при определении размера компенсации: оказывается степень вины причинителя вреда должна учитываться при определении размера компенсации (и это – совершенно справедливо), но этот учет производится только в тех случаях, “когда вина является основанием возмещения вреда”. Вот это последнее указание – совершенно несправедливо и неверно.

Действительно, предположим, что речь идет о компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию. Сама ответственность, то есть сама обязанность компенсировать моральный вред, в данном случае наступает независимо от вины причинителя вреда. Но дальше надо решить вопрос о размере такой компенсации. Почему бы при этом не учитывать, как действовал причинитель вреда – умышленно, допуская грубую неосторожность, допуская обычную неосторожность или, может быть даже, – невиновно?

Закон не предусматривает учета этих обстоятельств, что, по нашему мнению, необоснованно.

 

Государственная пошлина в исках о компенсации морального вреда

В соответствии с Федеральным законом “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “О государственной пошлине” с исковых заявлений неимущественного характера, подаваемых гражданами в суды общей юрисдикции, государственная пошлина взимается в размере 10% от минимального размера оплаты труда (В настоящее время 1 МРОТ равен 83 рублям 49 копейкам; 10% МРОТ равны 8 рублям 35 копейкам). В упоминавшемся ранее постановлении Пленума Верховного суда 1994 года прямо указывается, что иски о компенсации морального вреда следует относить к искам неимущественного характера.

Справедливость этого указания довольно сомнительна: денежные суммы, компенсирующие моральный вред, несомненно, являются имуществом, поэтому и иски о взыскании этих сумм следовало бы относить к имущественным искам.

Нынешнее положение, когда иски такого рода практически освобождаются от уплаты государственной пошлины (к этому следует добавить, что во многих случаях суды принимают такие иски вовсе не оплаченные госпошлиной), приводит к нежелательным, а иногда – парадоксальным результатам. Это имеет место в тех случаях, когда истец выдвигает требование о выплате ему компенсации явно в завышенном размере: ведь истцу буквально “ничего не стоит” потребовать, например, 800 000 рублей в качестве компенсации за якобы имевший место моральный вред. Более того, либерализм судов общей юрисдикции проявляется и в том, что размер такой компенсации часто указывают в исковом заявлении в долларах США, что, строго говоря, недопустимо. И тем не менее встречаются иски, в которых выдвигается требование об уплате, например, 50 000 долларов США.

Далее следует учитывать, что огромный заявленный размер компенсации зачастую оказывает серьезное моральное давление на суд, “гипнотизирует” суд, а потому суд, вместо того, чтобы вообще отказать во взыскании компенсации за моральный вред, – что следовало было бы сделать, – желая, чтобы “и волки были сыты, и овцы – целы”, значительно снижает размер требуемой компенсации, например, в 10–100 раз, но тем не менее, присуждает компенсацию.

Кроме того, совершенно обычным явлением в судебной практике является увеличение истцом, причем – в каждом судебном заседании, размера компенсации; производится это без каких-либо дополнительных обоснований, а суд… каждый раз соглашается с таким увеличением.

Я лично убежден, что иски о компенсации морального вреда следует отнести к категории имущественных исков; с последних, как известно, в судах общей юрисдикции взимается госпошлина, постепенно снижающаяся по мере увеличения суммы иска: при цене иска до 1000 рублей – 5%; свыше 500 000 рублей – 1,5%.

Применение этих обычных ставок госпошлины, несомненно, будет дисциплинировать истцов, заставит их более взвешенно относиться к размеру истребуемых сумм компенсации, упорядочит судебную практику. Конечно, если истец находится в тяжелом материальном положении, то должна применяться отсрочка или рассрочка уплаты госпошлины.

 

Добровольная компенсация морального вреда

Если редакция СМИ примет решение о том, что конфликт лучше решить во внесудебном порядке, то можно принести потерпевшему извинение, поместить опровержение (иногда – вместе с извинением) в СМИ, а также, в случае необходимости, добровольно компенсировать моральный вред.

Добровольная компенсация морального вреда обязательно должна быть оформлена в письменной форме, в виде соглашения или расписки потерпевшего.

В этих документах надо указать, за что конкретно выплачена компенсация (например, за публикацию такой-то статьи), размер этой компенсации, а также, что стороны считают претензии потерпевшего исчерпанными. Добровольная компенсация может быть выражена не только в денежной, но и в иной материальной форме (подписка на газету или журнал, телевизор или радиоприемник и т.п.).

Эдуард ГАВРИЛОВ

 


Оригинал статьи находится по адресу http://www.medialaw.ru/publications/zip/62/gavrilov.htm

Редакция сервера "Выборы в России" выражает признательность Центру "Право и средства массовой информации" за возможность знакомить наших посетителей с материалами по проблемам избирательного законодательства СМИ. Все материалы, предоставленные Центром "Право и средства массовой информации" публикуются в ежемесячном журнале "Законодательство и практика средств массовой информации".





На страницу назад

 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России