Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Технология кампаний

 
Средства массовой информации в избирательной кампании *

 
Вопрос: Обращаемся к вам с вопросом по налогообложению политической рекламы, если это вас не затруднит. Местные органы — ни облизбирком, ни ГНИ по Амурской области, помочь не могут. Облагается ли НДС платная политическая реклама на частных телестанциях, если при этом бесплатное время не предоставляется вообще? Будем признательны за скорейший ответ с ссылками на официальные документы, либо за информацию о том, у кого этот вопрос можно выяснить.

В.Ладынский,
директор телекомпании “25 канал”,
г. Благовещенск

Ответ на вопрос о том, облагается ли “политическая реклама” (предвыборная агитация) налогом на добавленную стоимость, достаточно неоднозначен. За последние месяцы главный правоприменительный орган в области налогообложения — Министерство РФ по налогам и сборам (МНС) — принимал по этому вопросу диаметрально противоположные решения.

В официальном ответе от 12.08.99 г. МНС на запрос Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ от 15.07.99 г. за подписью главного государственного советника налоговой службы В.Гусева говорится:

“В соответствии с подпунктом “э” п.1 ст.5 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость” (№1992-1 от 06.12.91 г. с учетом изменений и дополнений) от налога на добавленную стоимость освобождаются обороты по реализации продукции средств массовой информации… Порядок реализации льготного налогового режима по продукции средств массовой информации предусмотрен нормативными письмами Госналогслужбы России №ВГ-4-03/22н от 21.03.96 и №ПВ-6-03/393 от 07.06.96. Этим порядком предусматривается освобождение от НДС оборотов по реализации периодических печатных изданий, включая газеты и журналы, производимых редакциями (издательствами) всех форм собственности, являющимися юридическими лицами-налогоплательщиками, если реклама в отдельном номере периодического издания не превышает 40% объема отдельного номера, а также доходы от рекламы таких средств массовой информации. В соответствии с п.4 ст.1 Федерального закона от 18.07.95 №108-ФЗ “О рекламе”, действие закона не распространяется на политическую рекламу. В связи с этим стоимость заказа на размещение в газетной и журнальной продукции политической рекламы подлежит обложению НДС как обычный вид платной работы (услуги), оказываемой редакциями (издательствами) заказчикам (выделено нами. – Ред.). При этом НДС не взимается с объема реализации газетной и журнальной продукции, в которой размещена политическая реклама” (опубликовано в журнале “Российский налоговый курьер”, 1999, №11, стр.9).

В то же время, в ответе МНС от 20.10.99 №ВГ-15-03/917 на запрос Центральной избирательной комиссии от 20.09.99 №05-15/2197, при том что практически дословно повторяется приведенная выше вводная часть ответа на запрос Судебной палаты по информационным спорам при Президенте, за подписью того же главного государственного советника налоговой службы (первого заместителя Министра) В.Гусева, вывод делается прямо противоположный:

“Учитывая общегосударственное значение агитационной деятельности в рамках выборов депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации считаем, что доходы от размещения предвыборных агитационных материалов зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, зарегистрировавших федеральные списки кандидатов, в периодических печатных изданиях и от предоставления эфирного времени организациями телерадиовещания не включается в налогооблагаемую базу и, соответственно, не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость (выделено нами. – Ред.), в пределах устанавливаемых норм расходов на эту цель”.

Очевидно, что при подобном противоречии двух актов правоприменения большей силой будет обладать тот, который издан позднее, т.е. ответ МНС от 20.10.99 г. №ВГ-15-03/917 на запрос Центральной избирательной комиссии от 20.09.99 г. №05-15/2197. Дополнительным аргументом для применения именно этого акта является ссылка на него в Рекомендациях о порядке оформления договоров на предоставление эфирного времени (печатной площади) для целей предвыборной агитации на платной основе между организациями, осуществляющими теле- и (или) радиовещание, редакциями периодических печатных изданий и зарегистрированным кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком, зарегистрировавшими федеральные списки кандидатов (утверждены Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 05.11.99 г. №38/468-3, опубликованы в “Российской газете” от 16.11.99 г.).

Таким образом, мы констатируем, что на сегодняшний день доходы от размещения материалов предвыборной агитации зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков в средствах массовой информации не должны облагаться налогом на добавленную стоимость.

Вопрос: Просим вас прокомментировать высказывания министра по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций о том, что нормы нового Закона “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” противоречат конституционному праву на свободу мнения и свободу массовой информации.

А.Мартовицкая,
корреспондент газеты “Культура”,
г. Москва

Ответ: Министр печати Михаил Лесин — отнюдь не единственный из тех, кому кажется, что обновленное прошлым летом законодательство о выборах серьезно ущемило свободу массовой информации. Главной причиной, породившей эту проблему, стало закрепленное в законах “Об основных гарантиях избирательных прав…” и “О выборах депутатов…” определение термина “предвыборная агитация”. Под ней понимается любая деятельность, побуждающая или имеющая целью побудить избирателей к голосованию за или против любого зарегистрированного кандидата или федеральный список кандидатов. Это крайне неудачное определение приводит к тому, что Центризбирком может счесть “предвыборной агитацией” любую позитивную, негативную или даже нейтральную информацию о любом из кандидатов, поскольку всегда есть вероятность того, что ее опубликование в той или иной степени побудила избирателей проголосовать за или против этого кандидата. Более того, согласно этой формуле “предвыборной агитацией” можно признать материал, который вообще не имеет отношения к выборам, и в котором имя кандидата даже не упоминается. Примером такого случая может являться ситуация, когда кандидатом в депутаты является, скажем, начальник Городского управления внутренних дел г. Москвы, информация о том, что уровень преступности в городе неуклонно растет, что московская милиция насквозь коррумпирована и фактически не выполняет свои обязанности, неизбежно негативно скажется на шансах этого начальника ГУВД стать депутатом, следовательно, она “побудила избирателей проголосовать против кандидата”, т.е. является предвыборной агитацией.

Фактически, это вынуждает средства массовой информации под страхом ответственности за нарушение правил предвыборной агитации отказываться от публикации той или иной информации, представляющей интерес для общества. А это — серьезное нарушение принципов свободы слова и свободы массовой информации. Спор по этому поводу в Конституционном суде, если до него дойдет дело, будет крайне долгим, запутанным и, по всей видимости, безуспешным. Поэтому, наиболее правильный путь разрешения конфликтов — выработка правильной практики применения этих законов, издание Центризбиркомом и Минпечати официальных разъяснений для СМИ. Очевидно, что для того, чтобы научиться применять закон такой важности, как Закон “О выборах депутатов…” (кстати, его объем — более 350 страниц !) четырех месяцев, прошедших с его принятия, недостаточно.

Вопрос:

1. Может ли частная газета, предоставляющая платную площадь для кандидатов, публиковать собственные материалы, носящие агитационный характер?

2. Является ли агитационно-рекламным материалом публикация опроса старейших работников, знавших кандидата, опубликованный в частной газете и проведенный сотрудниками этой газеты. (Записи диктофонные сохранены. Можно ли их обозначить, как письма читателей?)

(Редакция, задавшая эти вопросы,
просила опубликовать их без подписи)

Ответ на Ваш первый вопрос неоднозначен. Часть высококвалифицированных юристов, занимающихся вопросами избирательного права, считают, что правом на проведение предвыборной агитации за или против того или иного кандидата (списка кандидатов) обладает каждый гражданин. Эта точка зрения основана на тех нормах Федерального закона “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” (далее — Закон), которые гарантируют “гражданам” свободу предвыборной агитации. В пользу этой точки зрения говорит и то, что в перечне субъектов, которым запрещено проведение предвыборной агитации (среди которых перечислены органы государственной власти, органы местного самоуправления, лица, замещающие государственные и муниципальные должности, служащие, военнослужащие при исполнении ими своих обязанностей, воинские части, благотворительные и религиозные организации, избирательные комиссии и их члены), ни граждане, ни журналисты не упомянуты.

В то же время, многие нормы Закона косвенно говорят о том, что правом на проведение предвыборной агитации обладают только зарегистрированные кандидаты, избирательные блоки и избирательные объединения. Закон исходит из принципа равенства права зарегистрированных кандидатов, избирательных блоков и объединений на доступ к средствам массовой информации для проведения предвыборной агитации. Этот принцип теряет всякий смысл, если помимо зарегистрированных кандидатов, избирательных блоков и объединений правом на предвыборную агитацию через средства массовой информации в любом объеме будут обладать все граждане. Кроме того, это лишает смысла требование закона о том, что все расходы на проведение предвыборной агитации должны производиться только из средств избирательного фонда кандидатов, избирательных объединений и блоков.

Той точки зрения, что единственными законными субъектами предвыборной агитации через средства массовой информации являются зарегистрированные кандидаты, избирательные блоки и объединения, придерживается и Центральная избирательная комиссия РФ.

Исходя из этого, приходится констатировать, что “частная газета, предоставляющая платную площадь для кандидатов”, как и любое другое средство массовой информации, не вправе публиковать собственные материалы, являющиеся предвыборной агитацией.

В ответ на Ваш второй вопрос сообщаем, что публикация “опроса старейших работников, знавших кандидата” может быть или не быть признана предвыборной агитацией лишь в зависимости от содержания публикуемых вопросов и ответов. Сама по себе форма “опроса” или помещение соответствующего материала в рубрику “письма читателей” не могут повлиять на то, будет ли данный материал считаться агитационным. Однако, если все или подавляющее большинство опрошенных или приславших письма в редакцию выскажут явно комплиментарное мнение о некоем кандидате в депутаты, то такая информация на основании ст.8 Закона, очевидно, может быть признана носящей агитационный характер. При этом не будет иметь юридического значения, сохранены ли Вами диктофонные записи опроса или подлинники писем.

Вопрос: Что такое “общественный интерес” в контексте российского права?

Татту Мамбеталиева,
юрист “Интерньюс”

Ответ: В законодательстве РФ отсутствует определение понятия “общественный интерес”, однако в уголовном, конституционном праве и в нормах избирательного законодательства часто даются ссылки на общественный интерес. Нормами законодательства определено, что “к информации с ограниченным доступом запрещено относить документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан”. В соответствии с Законом “О средствах массовой информации” журналист обязан получать согласие на распространение в СМИ сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов.

Стоит также обратить внимание на то, что в Хартии телерадиовещателей, подписанной 28 апреля 1999 года, дано, к сожалению, неудачное определение понятия “общественный интерес” как “необходимость защиты основ конституционного строя; предотвращение угрозы безопасности государства; обнаружение преступления; защита общественного здоровья и безопасности населения; предупреждение общества от введения в заблуждение какими-либо действиями, документами или сообщениями лица или организации”.

Исходя из норм Конституции РФ, можно с уверенностью сказать, что к информации общественного характера относится информация, касающаяся регулирования избирательной кампании. Гражданин, выступая в качестве избирателя, участника референдума, организатора демонстрации и манифестаций, должен иметь возможность доступа к официальным документам, регулирующим данные отношения. Надо отметить, что во многих нормативных актах упоминается не общественный, а законный интерес, определения которого в законодательстве также не существует, но понятие которого является синонимом понятия общественный интерес. Закрепить в законопроекте понятие “общественный интерес”, значит “установить в законе пределы государственного вмешательства в жизнь гражданина, а заодно – и ограничения на предоставление обществу информации, полученной в ходе такого вмешательства”. Есть и другой путь: отдать решение вопроса о том, какая информация представляет общественный интерес, на откуп журналисту и конкретному правоприменителю.

Обратившись к практике Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ, можно сделать вывод, что к общественном интересу относится информация о том, как выполняются должностными лицами должностных обязанностей и соблюдаются ли ими правовые и этические нормы, информация о деятельности государственных органов власти (Решение Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ от 27.06.98. №11 “Об обращении Министра строительства РФ Е.В. Басина в связи с публикацией Ю. Калининой “Золотой теленок” Чеченской республики” в №2 журнала “Итоги”). Судьи Палаты довольно расширительно трактуют понятие общественный интерес, поскольку та информация, которая доносится до читателя через публикацию в печатных СМИ, уже приобретает общественно значимый характер и журналист при обязан проверять достоверность сведений, на которых основывается материал.

Вопрос: Каков правовой механизм выдачи эфирной справки? Должны ли эфирные справки на выход того или иного материала выдаваться всем желающим, или нет?

Сергей Королев, ТРК “Пульс”(г.Азов, Ростовская обл.)

Ответ: Прежде чем дать ответ на поставленный вопрос, надо отметить, что законодательного определения эфирной справки не существует. Однако на практике многими ТРК используется этот термин, понимая под эфирной справкой определенный вид отчетности в форме внутреннего документа ТРК.

Стоит сразу отметить, что каждой телерадиокомпанией эфирная справка оформляется по внутренним трудовыми правилам, которые могут быть закреплены соответствующим документом ТРК (это может быть устав, приказ руководителя ТРК), поскольку правовой механизм выдачи эфирной справки в законодательстве РФ отсутствует. На ТРК можно разработать механизм выдачи эфирной справки самостоятельно, обращаясь к Постановлению Министерства труда РФ от 15.02.93 № 28 “О согласовании разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик (требований) по должностям персонала местных телерадиокомпаний Российской Федерации”. В данном Постановлении устанавливается круг лиц — работников телерадиокомпании, которые наделяются полномочиями контроля за выпуском в эфир телерадиопрограмм. Эти лица имеют право в рамках своих полномочий выдавать эфирную справку, т.к. эфирная справка, как уже было отмечено выше, как раз и является одной из форм отчетности при выпуске в эфир телерадиопрограмм. В соответствии с этим Постановлением, контролировать подготовку и выпуск в эфир телерадиопрограмм могут: заведующий отделом (студии, дирекции, творческого объединения, главной редакции), ответственный выпускающий и редактор. Заведующий редакцией, выполняя свои должностные обязанности, “контролирует ведение учета передач, прошедших в эфир”, участвует в формировании концепции вещания, разработки планов вещания отдела. Ответственный выпускающий, как установлено в Постановлении, в рамках своих должностных обязанностей обеспечивает контроль за соблюдением действующих инструкций и технологических правил по подготовке и оформлению передач к эфиру, а также контролирует прохождение передач в эфире в соответствии с утвержденной программой и подписывает соответствующую документацию о прошедшем эфирном дне, фиксирует все замечания по выпуску, подтверждает соответствие прошедших в эфир и сдаваемых в эфир микрофонных материалов. Редактор, с целью проконтролировать прохождение в эфир программ телерадиокомпании, ведет картотеку по учету всех передач, прошедших в эфир.

Ни в одном нормативном акте РФ не определено какой-либо стандартной формы эфирной справки. Форма устанавливается руководителями ТРК и вполне допустимо, что на каждой ТРК есть свои правила оформления эфирной справки.

Сложности в получении эфирной справки возникают, когда полномочное на ТРК лицо отказывается выдать по чьей-либо просьбе эфирную справку, ссылаясь при этом на коммерческую тайну или иную тайну. Такие действия можно расценить как действия, противоречащие, во-первых, законодательству о праве на информацию, во-вторых, здравому смыслу. Сведения о выходе в эфир программы никак не относятся к коммерческой тайне или тайне иного характера, поскольку вышедшая в эфир программа уже стала известна общественности. Поэтому эфирная справка должна выдаваться беспрепятственно.

Вопрос: Направляю Вам запрос о правовом статусе спецвыпуска газеты в рамках ФЗ “О выборах депутатов ГД...”. В соответствии с Законом редакция в срок до 1 сентября опубликовала расценки на политическую рекламу и направила соответствующее уведомление в облизбирком. Осуществляя спецвыпуск редакция вынуждена составить калькуляцию затрат, куда входят реальные затраты (бумаги, пленки, полиграфические услуги и т.п.), и объявленные расценки здесь вроде уже не при чем. Возникает в связи с этим много разных вопросов, в том числе и такой: что же по своей юридической природе получается в итоге – размещение агитационных материалов в СМИ или выпуск предвыборных печатных агитационных материалов (в смысле ст.59 Закона “О выборах депутатов...”)?

Софья Хавкина,
редактор Нижегородского регионального приложения к журналу “Законодательство и практика СМИ”, г. Нижний Новгород

Ответ: Вопрос о том, являются ли спец выпуски газеты “печатными агитационными материалами”, или же они – обычные с юридической точки зрения выпуски печатаного периодического издания, может быть разрешен на основании положений закона “О средствах массовой информации” (далее — Закон о СМИ). В качестве одного из основных признаков, характеризующих какое либо издание как средство массовой информации, Закон о СМИ устанавливает наличие у него “постоянного названия” (абз.4 ст.2). Таким образом, основным критерием, позволяющим квалифицировать спецвыпуск как один из выпусков Вашего издания, следует считать то, вышел ли он под тем же названием, под которым выходят и остальные (регулярные) номера.

Дополнительные сомнения могут быть устранены путем анализа выходных данных этого спецвыпуска (например, упоминание в них номера свидетельства о регистрации Вашей газеты, фамилии главного редактора, адреса редакции и пр.).

В случае, если в результате этого несложного анализа окажется, что спецвыпуск все же является одним из выпусков Вашей газеты, при опубликовании в нем платной предвыборной агитации Вы будете обязаны придерживаться расценок на нее, заявленных Вами в течение 20 дней после опубликования Указа Президента о назначении выборов в Государственную Думу.

 

Оригинал статьи находится по адресу http://www.medialaw.ru/publications/zip/63/cons.htm


 

Вопрос: В каких объемах и в каких СМИ действующее законодательство регламентирует публичные отчеты о деятельности депутатов ГД РФ? Распространяется ли это на кандидатов, зарегистрированных кандидатов? Является ли такой формой отчета трансляция документально-публицистического фильма на частном/регулируемом региональном канале?

(Николай Николаев, гл.редактор газеты “Моя”)

Ответ: Правовой основой для отчетов о деятельности депутатов Государственной Думы является Федеральный закон “О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации” (далее – ФЗ “О порядке освещения…”). Часть 1 статьи 9 указанного закона устанавливает, что государственные региональные средства массовой информации должны по просьбе избранного по территориальному избирательному округу депутата Государственной Думы, либо депутата Государственной Думы, которому данный регион определен для работы его депутатским объединением в Государственной Думе, предоставлять им возможность выступления один раз в два месяца по телеканалу и один раз в месяц по радиоканалу. Эфирное время, предоставляемое для выступления каждому депутату, должно быть не менее семи минут.

Можно с уверенностью сказать, что данная норма распространяется только на уже избранных депутатов Государственной Думы до момента прекращения их полномочий. На кандидатов в депутаты Государственной Думы, не являющихся действующими депутатами, данное право не распространяется. Их право на предвыборную агитацию регулируется избирательным законодательством и, в первую очередь, федеральными законами “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ” и “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ” (далее – ФЗ “О выборах депутатов…”).

Предметом выступления депутата Государственной Думы, предоставленного ему в соответствии со ст.9 ФЗ “О порядке освещения…”, может быть освещение деятельности данного депутата в Государственной Думе, в своем избирательном округе, а также общие вопросы парламентской деятельности. Однако при реализации данного права депутаты Государственной Думы, являющиеся одновременно зарегистрированными кандидатами на выборах в Государственную Думу следующего созыва, ни в коем случае не должны нарушать принцип равенства кандидатов и, в частности, равенства их прав на проведение предвыборной агитации. Данная норма закреплена в п.3 ст.8 (“Право на предвыборную агитацию”) ФЗ “О выборах депутатов…”: “зарегистрированным кандидатам в депутаты Государственной Думы… гарантируются равные условия доступа к средствам массовой информации для проведения предвыборной агитации”. Это означает, что депутат в своем выступлении не вправе проводить предвыборную агитацию, т.е. затрагивать такие темы, которые имеют целью побудить избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за или против любого зарегистрированного кандидата. Соответствующая норма закреплена в п.2 ст.8 ФЗ “О выборах депутатов…”.

Термин “выступление”, содержащийся в ст.9 ФЗ “О порядке освещения…”, говорит о том, что эфирное время, предусмотренное данной статьей, должно использоваться для личного выступления депутата. Депутат не вправе передавать это эфирное время иным лицам, либо требовать от телерадиокомпании показа в течение этого времени какого-либо телефильма, рекламного ролика и тому подобного.

Вопрос: Существуют ли какие либо ограничения на публикацию в печатных “регулируемых” СМИ (газета, частично финансируемая за счет гор. администрации) аналитических материалов, в которых оцениваются достоинства, недостатки, шансы перспективы не всех (14-20), а лишь некоторых (3-5) кандидатов? В какой форме (авторская рубрика, публикация мнения избирателя, публикация письма читателя и пр.) может быть размещен подобный материал?

(Николай Николаев, гл.редактор газеты “Моя”)

Ответ: Ответ на данный вопрос следует разделить на две части: “формальную” (о теоретической возможности публиковать некий анализ не в отношении всех 14-20 зарегистрированных кандидатов, а лишь в отношении 3-5 из них) и “содержательную” (о границе между нейтральным анализом неких сведений о кандидате и предвыборной агитацией).

С формальной точки зрения, ФЗ “О выборах депутатов…” устанавливает, что “в информационных теле- и радиопрограммах… не должно отдаваться предпочтение какому бы то ни было кандидату, зарегистрированному кандидату, избирательному объединению, избирательному блоку, в том числе и по времени освещения их предвыборной деятельности” (см. п.24 ст.56). Однако, данная норма распространяется только на информационные теле- и радиопрограммы. Соответствующего запрета для теле- и радиопрограмм неинформационного (например, развлекательного) характера или для печатных средств массовой информации (журналов, газет, бюллетеней и пр.) данным Законом не установлено. Следовательно, “печатное регулируемое СМИ”, например газета, частично финансируемая за счет городской администрации вправе проводить некий анализ не обязательно в отношении всех зарегистрированных кандидатов, а лишь в отношении некоторых из них. Причем, данное право распространяется на любые средства массовой информации, включая те, которые отказались от публикации на своих страницах любых материалов предвыборной агитации на основании п.4 ст.55 ФЗ “О выборах депутатов…”. Исключением же являются лишь две группы СМИ: во-первых, СМИ, учрежденные органами законодательной (представительной), исполнительной и судебной власти, а также органами местного самоуправления исключительно для издания их официальных материалов, сообщений, нормативных и иных актов (см. п.18 ст.57 ФЗ “О выборах депутатов…”); и, во-вторых, специализированные СМИ (культурно-просветительские, детские, технические, научные и другие), которые отказались от публикации предвыборной агитации в соответствии с п.10 ст.56 ФЗ “О выборах депутатов…”.

С содержательной же точки зрения публикация “аналитических материалов, в которых оцениваются достоинства, недостатки, шансы, перспективы” зарегистрированных кандидатов в депутаты Государственной Думы, может обернуться серьезным нарушением ФЗ “О выборах депутатов…”, поскольку подобная публикация, особенно публикация информации о достоинствах и недостатках отдельных кандидатов, может быть признана деятельностью, побуждающей или имеющей целью побудить избирателей к голосованию за или против любого зарегистрированного кандидата, т.е. предвыборной агитацией, проводимой в данном случае с нарушением требований главы VIII ФЗ “О выборах депутатов…”.

Форма (авторская рубрика, публикация мнения избирателя, публикация письма читателя и пр.), в которой данный материал будет опубликован, юридического значения не имеет.

Вопрос: Может ли кандидат, зарегистрированный кандидат вести авторскую рубрику в регулируемом СМИ по его прямому роду деятельности (консультации, ответы на вопросы читателей) врача-специалиста, если при этом в материалах не упоминается его политическая деятельность? Какими нормативными актами регулируется это положение?

(Николай Николаев, гл.редактор газеты “Моя”)

Ответ: В ФЗ “О выборах депутатов…” содержатся две нормы, способные воспрепятствовать кандидату в депутаты Государственной Думы вести постоянную рубрику в каком-либо средстве массовой информации после своей регистрации. Это, во-первых, п.3 ст.48 (“Равенство зарегистрированных кандидатов”), устанавливающий, что “зарегистрированные кандидаты… работающие в средствах массовой информации по трудовому или по гражданско-правовому договору, на время участия в выборах освобождаются от выполнения служебных обязанностей, представляют в избирательную комиссию заверенную копию соответствующего приказа (распоряжения) не позднее трех дней со дня регистрации и не вправе использовать преимущества своего должностного или служебного положения”; и, во-вторых п.6 этой же статьи, устанавливающий, что “должностным лицам, журналистам и творческим работникам организаций, осуществляющих теле- и (или) радиовещание, и редакций средств массовой информации, если указанные лица являются зарегистрированными кандидатами, либо доверенными лицами зарегистрированных кандидатов… запрещается участвовать в освещении избирательной кампании через средства массовой информации”.

Наибольшие ограничения данные нормы накладывают на тех лиц, которые на момент регистрации их в качестве кандидатов в депутаты Государственной Думы уже работали в средствах массовой информации. Такие сотрудники, в том числе ведущие рубрик, не могут продолжать исполнение своих служебных обязанностей после регистрации их в качестве кандидатов в депутаты Государственной Думы. В целом, ФЗ “О выборах депутатов…”, как и остальное действующее законодательство, не запрещает любому лицу, в том числе зарегистрированному кандидату, публиковать статьи за своей подписью в любых средствах массовой информации. Однако в случае, если постоянный ведущий рубрики в том или ином средстве массовой информации будет продолжать вести свою рубрику и после того, как он предоставит в избирательную комиссию заверенную копию приказа о его временном освобождении от исполнения служебных обязанностей, избирательная комиссия, может усмотреть в этом фактическое уклонение от исполнения данного приказа.

В случае, если кандидат в депутаты Государственной Думы до своей регистрации не являлся сотрудником редакции средства массовой информации, ситуация для него несколько упрощается. Он вправе публиковать в данном средстве массовой информации статьи за своей подписью. Важно, однако, чтобы между зарегистрированным кандидатом и редакцией не был заключен трудовой или гражданско-правовой договор (в том числе авторский договор, договор, оговаривающий размер гонорара, и т.п.). Разумеется, публикуемые статьи, если они не заявлены как предвыборная агитация, не должны побуждать избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за или против любого зарегистрированного кандидата.

Вопрос: Нашу телекомпанию (“Центр ТВ”, г. Ярославль) заинтересовал Комментарий Центра “Право и средства массовой информации”, в котором рассматривалась проблема отношений треугольника “ЦИК – ЛДПР – Имперские каналы” применительно к терминам “политическая реклама” и “предвыборная агитация”. Суть конфликта между Центризбиркомом и ЛДПР достаточно ясна. Однако несколько неясным остался вопрос ответственности телеканалов, проводивших эти массированные агитационные кампании. Если в отношении ЛДПР 13 августа вынесено второе (жесткое) предупреждение, то было бы чрезвычайно интересно узнать каким образом вышли из щекотливого положения НТВ, ОРТ и т.д., да и было ли это положение щекотливым? По возможности, проясните, пожалуйста, ситуацию”.

(Сергей Коваленко, менеджер программ ТК “Центр ТВ”, г.Ярославль)

Ответ: Ответственность СМИ, нарушающих правила публикации агитационных материалов, устанавливается, в частности, статьей 40.8 (“Нарушение условий проведения предвыборной агитации через средства массовой информации”) Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. За нарушение средством массовой информации или журналистом любого условия проведения предвыборной агитации, предусмотренного избирательным законодательством, данная статья предусматривает возможность наложения штрафа на главного редактора, иное ответственное лицо, либо журналиста в размере от 10 до 50 минимальных размеров оплаты труда. В случае с телеканалами, несмотря на требование Центризбиркома опубликовавшими “преждевременную” предвыборную агитацию, наказание, по всей видимости ограничилось бы именно этим административным взысканием.

Наиболее суровую ответственность журналиста, главного редактора или иного работника средства массовой информации предусматривает статья 141 (“Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий”) Уголовного кодекса РФ. Применение этой статьи возможно в тех случаях, когда журналист, главный редактор или иной работник средства массовой информации умышленно препятствует осуществлению гражданином какого-либо из избирательных прав. Избирательное законодательство относит право на предвыборную агитацию к одному из важнейших избирательных прав гражданина. Поэтому, например, главный редактор, необоснованно отказывающийся от публикации материалов предвыборной агитации какого-либо зарегистрированного кандидата, избирательного блока или избирательного объединения, потенциально рискует быть привлеченным к уголовной ответственности.

Санкция, предусмотренная статьей 141 УК РФ, – штраф в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательные работы на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до одного года. Однако, в случае, если данное преступление совершается лицом с использованием своего служебного положения (эта ситуация наиболее вероятна для журналиста, главного редактора или иного работника средства массовой информации), либо группой лиц по предварительному сговору (например, главным редактором и его заместителем), наказание увеличивается: штраф в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет.

Вопрос: Согласно ст. 19 Закона о СМИ от 27.12.91 г. редакции газет освобождены от всех налоговых выплат в течение 2-х лет со дня выхода в свет первого номера газеты, в том числе от налога на прибыль, как в федеральной, так и в местной частях. Так ли это?

(Элеонора Полникова, шеф-редактор кавказкой редакции международного еженедельника “Народы Кавказа”, Владикавказ)

Ответ: Действительно, ч.3 ст.19 Закона “О средствах массовой информации” (ЗоСМИ) предусматривает освобождение продукции средства массовой информации от налоговых платежей на двухлетний срок. Но с сожалением приходится отметить, что данная норма, сформулированная в 1991 году, не является достаточным основанием для того, чтобы в течение двух лет с момента выхода первого номера газеты освободить редакции этих газет от уплаты любых налогов.

Анализ ч.3 ст.19 ЗоСМИ показывает, что освобождение от налогов, в том числе налога на прибыль, возможно только в том случае, если налогооблагаемая базой является выручка от реализации продукции средства массовой информации. Буквальное толкование данной нормы не позволяет говорить о том, что ч.3 ст.19 ЗоСМИ предусматривает освобождение от налогообложения доходы от рекламы.

Относительно вопроса о том, возможно ли освобождение от налога на прибыль в части, зачисляемой в бюджет субъекта Российской Федерации, возникают серьезные сомнения. На сегодняшний день правоприменительная практика показывает, что федеральные законы, предусматривающие те или иные налоговые льготы, в основном устанавливают их в отношении той части налога, которая зачисляется в федеральный бюджет. Субъекты же Российской Федерации принимают законы, освобождающие определенные категории налогоплательщиков от уплаты той части налогов, которая зачисляется в бюджет субъекта Российской Федерации. Это, в частности, соответствует норме ч.5 ст.3 (“Основные начала законодательства о налогах и сборах”) Налогового кодекса РФ (от 31.07.98, №146-ФЗ, действует в редакции Федерального закона от 09.07.99 №154-ФЗ), которая устанавливает: “налоги и сборы субъектов Российской Федерации, местные налоги и сборы устанавливаются, изменяются или отменяются соответственно законами субъектов Российской Федерации о налогах и сборах и нормативными правовыми актами представительных органов местного самоуправления о налогах и сборах в соответствии с настоящим Кодексом”.

В целом необходимо подчеркнуть, что норма ч.3 ст.19 ЗоСМИ ни в коем случае не должна толковаться в отрыве от остального законодательства, в том числе, принятого позднее, нежели Закон “О средствах массовой информации”.

Вопрос: Я являюсь редактором женского сетевого журнала под названием “Девичник”. Одна из моих прошлогодних статей была, без моего на то ведома и согласия, опубликована в Интернете на другом сервере. Причем использовано было все целиком – текст, подобранные и обработанные мной иллюстрации, html-code страницы. Вот уже вторую неделю я “борюсь” с держателями сайта за то, чтобы моя статья была удалена. Мне же доказывают, что все вполне законно. Есть ли какая-то правовая основа, решающая дело в мою пользу?

(Ольга Дунаева)

Ответ: Ваша статья была обнародована на территории Российской Федерации, что дает основание применения в данном случае норм российского законодательства: Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации “Об авторском праве и смежных правах” от 9 июня 1993 года (№5351-1).

В соответствии с общепринятыми международными нормами, а также Законом РФ “Об авторском праве и смежных правах” (ст.1) статья является произведением литературы. Согласно подпункту 5 пункта 1 ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации создание произведения литературы является одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, а в соответствии с п.1 ст.7 ЗоАП является объектом авторских прав.

Использование результатов интеллектуальной деятельности, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя (часть 2 ст. 138 ГК РФ).

Согласно положениям ст.16 закона “Об авторском праве...” автору принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом. Так, автор располагает исключительным правом на воспроизведение своего произведения (п.2 ст.16). Под воспроизведением произведения закон (ст.4) понимает изготовление одного или более экземпляров произведения или его части в любой материальной форме. Под экземпляром произведения понимается копия произведения, изготовленная в любой материальной форме. Запись произведения в память ЭВМ также является воспроизведением.

Все правомочия по использованию произведения, перечисленные в ч.1 п.2 ст.16 закона “Об авторском праве...”, принадлежат самому автору, либо лицам, получившим разрешение автора на использование. Такое разрешение на передачу имущественных прав правомерно лишь в случае заключения авторского договора (ст.30), за исключением случаев, предусмотренных ст.ст.18-26, которые не имеют места в отношениях сторон настоящего конфликта. Авторский договор должен отвечать требованиям ст.31 об условиях авторского договора и ст.32 о форме авторского договора.

Исходя из вышесказанного можно заключить, что противная Вам сторона допустила нарушение положений ч.2 ст.138 ГК и ст.15, 16, 31, 32 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах”.

Санкции, которые правообладатель может применить к нарушителю его прав достаточно многообразны. Согласно ст.49 Закона “Об авторском праве и смежных правах” по выбору правообладателя это может быть: возмещение убытков, включая упущенную выгоду; или взыскание дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав, вместо возмещения убытков; или выплата компенсации в сумме от 10 до 50 000 минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством РФ (т.е. на сегодняшний день до 4 200 000 руб.), определяемый по усмотрению суда или арбитражного суда, вместо возмещения убытков или взыскания дохода. Кроме того, незаконное использование объектов авторского права в случае, если оно причинило крупный ущерб, может преследоваться в уголовном порядке. Причем, максимальная санкция по ст.146 УК, предусматривающей наказание за это преступление,– лишение свободы на срок до пяти лет.

Залогом успешного преследования нарушителя авторских прав и защиты интересов правообладателя являются надежные доказательства того, что, т.е. контрафактное произведение было действительно опубликовано на “пиратском” сайте. До сегодняшнего дня таким доказательством чаще всего выступало свидетельство провайдера, на сервере которого расположен этот “пиратский” сайт.

 

Оригинал статьи находится по адресу http://www.medialaw.ru/publications/zip/62/consult.htm


Редакция сервера "Выборы в России" выражает признательность Центру "Право и средства массовой информации" за возможность знакомить наших посетителей с материалами по проблемам избирательного законодательства СМИ. Все материалы, предоставленные Центром "Право и средства массовой информации" публикуются в ежемесячном журнале "Законодательство и практика средств массовой информации".





На страницу назад

 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России